Одуванчик в тёмном саду (СИ), стр. 63

Рридфферт каменно молчал в ответ на все ее призывные действия, но при этом стоял на месте, как приклеенный, и даже лапками не перебирал. Официально он вроде как ждал меня, а по факту, похоже, просто не знал, как реагировать на такое прямолинейное завлекалово.

Кончилось все тем, что оба персонажа с надеждой уставились на меня. Я слегка опешила. Ну, с русалочкой все понятно. Если бы она когда-нибудь видела земное аниме и знала современный молодежный сленг, все ее мысли можно было бы сформулировать в двух словах: “Мимимими!” И: “Хочу-хочу!”.

У Рридфферта все было несколько сложнее. То есть “мимими, русалочка, с ними можно” и “хочу-хочу” тоже присутствовало, но вместе с тем этот белобрысый трехсотлетний скромник понятия не имел, с какой стороны подступиться к завлекательно-чешуйчатому хвостику. То есть, как я уловила из сумбурных паучьих мыслей, технические вопросы его не волновали — бордель изобрели не вчера.

А вот на моменте знакомства с “приличной” девушкой товарища клинило не по-детски. И он ждал от меня конкретных подсказок. Кхм…

Мой мозг тоже попытался встать раком-боком и застрять в потоке мыслей, на уровне определения русалочки как “приличной девушки”, но я с размаху дала ему пинка, отправив в полет четким посылом про “свой устав” и “чужой монастырь”. Сказано приличная — значит, приличная! Может, у русалок уровень приличности определяется как раз количеством выдоенных пауков. И вообще, это все ерунда, делать-то что?

Мне точно нужно будет открыть со временем брачное агентство. Переводить с паучьих мыслей на русалочьи слова и обратно я уже умею. Во всяком случае, не без труда, но мне удалось договориться о свидании на закате. Да-да, именно мне и именно договориться, потому что оба персонажа стойко изображали девственное смущение, в комплекте с полным отключением всех коммуникативных систем. А всезнающая эльфа изображала разночастотный радиоприемник, по очереди улавливая передачи то одного, то другого стеснительного мозга.

Главное, я так и не поняла, с чего О’Рения-то перешла исключительно на язык жестов. Ррашшарда она как-то заманила в свое озеро без посторонней помощи. Видимо, склонность поездить на халяву на чужом горбу свойственна всем существам, не исключая подводных гуманоидов.

Домой мы ушли под аккомпанемент ментального русалочьего ликования и предвкушения. Ибо блондинистый экзотик постоянно пробегал мимо озера на такой скорости, что ни одна его обитательница просто не успевала свернуть хвост в завлекательный крендель. И только О’Рении повезло! Такой беленький, стройненький, с красивыми глазками… и наверняка просто потрясающе вкусный!

Беленький и вкусный всю дорогу был радостно возбужден, у него даже зрачки то расширялись, то сжимались в точку, четко в такт предвкушающим мыслям. Ну и на здоровье, как говорится… у меня других проблем полная октава.

Мужики на кухне совещались — продуктов нет, посуда грязная, на столе крошки. Все, как у людей. Кстати, второй советник Его Темнейшества, Рремшшург, вполне удобно пристроил свою хитиновую… мммм… брюшко на мягком кухонном диване. Видимо, здесь вся мебель сделана в расчете на гостей-пауков, то-то я обратила внимание на необычную ширину сидячих мест.

— Не суетитесь, леди. Вам сейчас придется отправиться с нами в замок, где лорд Илуватарион, — на этом месте первого советника слегка перекосило, второй попытался приглушить мысленное хихиканье, а сам Повелитель сделал каменную морду лица, прежде чем продолжить: — Представит вас моей сестре и племяннице как свою даму, а затем вы составите нам компанию во время небольшого семейного обеда. У вас есть простенькое эльфийское платье для соответствующего случая?

— Опять платье?! — я уронила тряпку, которой между делом быстро вытирала стол. Это мужик может рассуждать о суете и прочих безобразиях, а меня нервирует заляпанная столешница.

— Вы прекрасны и без них, но боюсь, мои родственницы не оценят… Кстати, напоминаю вам, что улеши обитают в замке не только для того, чтобы их кормили конфетами. Они прекрасно справятся с наведением порядка в комнате, пока вы приводите в порядок себя. Прическу желательно сделать тоже эльфийскую, чтобы открыть ваши замечательные ушки, — в доказательство “замечательности” меня поймали, сгребли в охапку и слегка прикусили кончик уха.

— Все это отлично… — почему у меня такое ощущение, что меня втягивают в какую-то жуткую авантюру? Ладно… кому ж еще тут доверять, если не Властелину? Правда, есть нюансы…

Я улыбнулась второму советнику, мысленно отметив для себя, что он вроде бы пока не в курсе неведомой зверушки в теле местной жительницы. Поэтому, специально для Повелителя, с самым невинным видом глядя ему в глаза, уточнила, ментально и адресно:

— Понятия не имею, как выглядит эльфийская прическа.

— Я примерно представляю, как это выглядит, но и только… — ответил он мысленно, а вслух добавил: — Не волнуйтесь. Лорд Илуватарион, как самое заинтересованное лицо, с удовольствием окажет вам посильную помощь с прической, а также поможет с выбором украшений. А платье мы сейчас сами выберем.

Глава 27

Некоторое время назад…

Дине в очередной раз удалось меня удивить, причем настолько сильно, что на пару секунд я растерялся. Вот как-то всего ожидал — истерики, скандала, спокойных претензий, молчаливых укоряющих взглядов, страданий и переживаний… Сам себя уже восемь сотен раз отругал и прекрасно бы понял, если бы еще и Дина добавила.

Что я за мужчина, если не могу обеспечить безопасность женщине, с которой сплю?! Что я за Повелитель, если у меня в гареме одна наложница легко может убить другую? Что я за морра арргросс, если мои подданные творят за моей спиной все, что вздумается, а я даже не знаю об этом?! На меня было совершено покушение, а я уже больше суток не могу определить — кем!

Конечно, самобичеванием я занимался где-то в очень глубоких недрах своего подсознания, чтобы этот процесс не отвлекал от дел насущных. Судя по взгляду Илуватора, он тоже переживал, и тоже очень глубоко внутри.

Понятно, что ругать друг друга, когда оба чувствуем себя виноватыми в случившемся, глупо.

Но не женщине, которая вправе рассчитывать на мою защиту. Не женщине, которую я взял под свою опеку. Не женщине, которая дважды чуть не погибла из-за меня!

Она же просто сделала вид, словно ничего не произошло! И еще согрела переполняющим ее чувством благодарности и желанием мне помочь. Просто помочь…

За что она мне благодарна, я так до конца и не понял. Удивительно непонятная и странная женщина. Я уткнулся лицом ей в грудь, вдыхая запах чистого тела, мыла, легкий цветочный аромат… и позволил себе на пару секунд забыть обо всем.

Ради Тамиши я сражался, завоевывал, покорял… А сейчас, рядом с Диной, вдруг захотелось стать обычным человеком. Чтобы никаких заговоров, никаких государственных проблем, никакой политики… Я, она и…

Черт!

Обычный человек мог бы себе позволить открыто встречаться с эльфийкой, наплевав на общественное мнение, но стала бы эльфийка тратить часть своей жизни на обычного человека? Они же всегда мнили себя высшей расой, и, если бы я не стал морра арргрос, сейчас правили бы миром, вместо арахнидов. Люди поклонялись бы им, как богам. А боги редко снисходят до простых смертных…

Но сейчас судьба всех эльфов в моих руках, пусть я и не претендую на божественность. Только, к сожалению, наплевать на общественное мнение не имею права… Черт побери! Отставить лирику!

— Позвольте пригласить даму на танец?

Музыкантов я вызвал, едва Дина намекнула на проверку ее способностей. Разве я смог бы отказать леди и не потанцевать с ней хоть немного?

— Ваше Властелинство, — меня всегда веселили титулы, с которыми она обращалась ко мне. Один забавнее другого! — Накостыляйте как следует паразиту, испортившему нам вечер с музыкой! Я теперь сама боюсь играть, и вы вряд ли захотите меня слушать. Обидно…

Да, обидно. Я тоже теперь буду нервничать. Но не нужно позволять почувствовать это бедной девочке. Она и так расстроена случившимся.