Одуванчик в тёмном саду (СИ), стр. 62

В конце концов, пришлось пойти на хитрость. Властелин был раздет, разут, затянут на кровать. Он не особо и возражал, не подозревая о моих коварных планах. Поскольку я его раздевала с явным удовольствием и вполне себе наслаждалась процессом, то и мысли у меня были определенной направленности.

А потом я предложила сделать ему массаж… и не просто всего тела, а еще и головы.

Наивный Виланд спокойно откинулся на подушку. Он даже мурлыкал что-то блаженное, постанывал и сладко вздыхал, пока я нежно перебирала густую темную шевелюру.

Даже еще успел вяло пошутить:

— Кстати, в сборнике наложниц было упоминание о массаже Повелителю, только я не помню, что там вам за это полагается. Но я уже распорядился подарить вам одну старинную книгу… вам понравится.

— Мне за все на свете полагается исключительно поцелуй, — непререкаемым тоном поправила я, сделав серьезное лицо, и тут же взяла “плату” натурой. — Подарки вы будете мне дарить просто так, когда вам захочется… А сейчас лежите молча и наслаждайтесь. Разрешается только стонать и мурлыкать!

Виланд засмеялся и демонстративно громко изобразил довольного кота. Так на середине очередного мурлыка и уснул. Я еще немного погладила своего Властелина по голове, по плечам… заботливо укрыла одеялом, поправила подушку и с чистой совестью прикорнула рядышком.

Утро началось с того, что как-то незаметно облапанный во сне “добыч” закопошился и попытался слинять. Н-да, очень редко со мной такое бывает, чтобы я сама приползла обниматься, более того обхватила добычу не только руками, но и ногами. Именно поэтому тихо уползти с “места преступления” у Его Темнейшества не вышло.

Я сладко потянулась, не отпуская завоеванного, и поинтересовалась:

— Кофе будешь?

— Кофе? — несколько удивленно поинтересовался Виланд. — Завтрак в постель? — в его голосе прорезалось ехидство с нотками печали и какой-то бесшабашной удали, из серии гулять — так гулять! — Тогда еще и бутербродов!

— Бутерброды будем делать вместе, — обрадовала я Властелина, наклонившись и легонько чмокнув его в губы. — Пошли на кухню, а то крошки в постели — это не мой сексуальный фетиш. Пошли, мне без тебя скучно будет готовить.

Вот правильно, по утрам надо смеяться, мысленно напевать какую-то новую и интересную мелодию, кружить меня на руках по комнате и целовать! Отличный Властелин!

Виланд снова рассмеялся моим мыслям, огляделся, не нашел своего халата и сделал… наверное, это какой-то особенный Повелительский зов. Наконец-то, я его услышала и постаралась запомнить. На этот ментальный свист мигом явился незнакомый домовенок — покрупнее Шойшо, притащил Повелительский халат и тапочки. Потом, застенчиво пискнув, выудил из шкафа вторую пару — для меня.

Я так умилилась, что потащила в кухню не только Виланда, но и домовенка. Еще вчера я обнаружила там набор продуктов, магическую плиту, очень похожую на электрическую, кучу кухонной утвари и нечто, смахивающее на вертикально поставленный гроб — узкое и черное. Оказалось — магический холодильник.

Незнакомый домовик получил спецзадание — набрать песка в самую большую сковородку. Они с Виландом одинаково удивились, но возражать не стали, и очень скоро я колдовала над туркой, установленной в горячем песке, а Виланд крупно, по-мужски, строгал окорок на бутерброды. Ошарашенный домовенок сидел под столом и ел конфету.

Кофе в турке, приготовленный варварским методом — в сковородке с песком, оправдал все мои ожидания. Виланд пил и жмурился от удовольствия. И признал, что без магии вкус совершенно другой.

От этого занятия нас оторвал сердито-печальный писк. Заглянув под стол, я обнаружила там не только нового домовеныша, но и старого. Шойшо был возмущен до глубины души — это его эльфа и его КОНФЕТА!!!

Виланд подавился бутербродом, наблюдая за тем, как домовики делят сладости. Пока я лупила его ладонью по спине, под столом были достигнуты мирные договоренности. Новый домовик, по имени Ройро, получил еще одну конфету, а Шойшо — две конфеты и персик. Что не мешало ему на меня дуться.

— Вот так вот, — наставительно сказала я Повелителю, изо всех сил сдерживая улыбку. — За конфету родину продадут. Еще кофе?

— Женщины… Они могут оскорбить, даже не понимая этого, — Виланд протянул надутому Шойшо еще один персик. Домовичок тут же схватил добычу и теперь был похож на черный жадный мячик с отростками — в каждой из четырех лап по вкусняшке. — Расслабься, малыш, твой соперник уйдет отсюда вместе со мной. И все остальные конфеты достанутся тебе.

Наше веселье прервал деликатный стук в дверь. На пороге нарисовался белобрысый секретарь в обнимку с пачкой каких-то бумаг.

При виде него Виланд вздохнул так душераздирающе, что даже домовики под столом перестали цапаться и сочувственно заморгали оттуда двумя парами глазищ. Повелитель вздохнул еще раз, отложил недоеденный бутерброд и выполз из кухни.

— Морра арргросс, ваши советники хотят с вами посовещаться в спокойной обстановке…

— Я сейчас пойду на озеро, а потом к Ришшике, — предложила я, быстро убирая со стола. — Можете совещаться прямо тут. Кофе в шкафу, бутерброды в холодильнике, могу еще нарезать и оставить вам.

Виланд меня обнял и благодарно поцеловал, излучая в пространство что-то такое, из серии: "ангел во плоти".

Я засмеялась:

— Понятно, бутербродов нарежу с запасом. Как освободитесь, пришлете за мной домовичка.

Уже по пути к озеру пришлось менять маршрут, потому что меня поймала Зельма и, не слушая никаких возражений, утащила пытать. В смысле, буренка уже пришла и ждала только меня, чтобы снова заняться бальными нарядами. Плакал мой отдых на пляже.

“Буренку” пришлось усиленно запихивать в самые глубины подсознания, чтобы случайно не ляпнуть вслух. Но меня все равно периодически пробивало на “хи-хи”, очень уж действо на веранде напоминало известный детский мультик про Буренку из Масленкина. Одни коровьи ресницы чего стоили! Я в реальности была знакома с несколькими нормальными коровами… у них такого не было!

Вырваться удалось только к обеду. Слава богу, никто из девчонок не пошел меня провожать, потому что я сразу, как только Ришшикина веранда скрылась за кустами, свернула не в ту сторону и бегом поскакала к озеру. Мне просто необходимо было нырнуть в холодную воду и остудить вскипевший организм!

Я и в прошлом теле терпеть не могла примерки и покупки… и в этом ничего не изменилось.

Золотистый полумесяц пляжа манил спокойствием и негой… и был занят. Впрочем, общество русалочки меня сейчас не пугало, ибо она совершенно точно не собиралась прыгать вокруг меня с тряпками и ножницами, и тем более не собиралась колоть мои несчастные бока булавками.

О’Рения была тиха и меланхолична. Я, признаться, с некоторой опаской ждала ее реакции на паучьи персики возле моей двери — почему-то мне казалось, что данное событие ни разу не секрет для окружающих. Но опасалась я зря, грустила русалочка исключительно потому, что вкусный Ррашшард до сих пор где-то там лечил покалеченные лапы и на озере не показывался…

Меня накрыло сразу двумя противоречивыми эмоциями. Первой взметнулась совесть — я ведь, дура такая, даже не поинтересовалась, как там мой спаситель!!!

А вторая… даже не знаю, как ее назвать. Но то, что персиковое паломничество совершенно не мешало товарищу пауку регулярно кормить О’Рению малиной и полезным “Ррр-буль-буль” или как там оно… с какой-то стати меня ужасно развеселило.

Мы очень плодотворно побеседовали с хвостатой подружкой о мужиках, вообще, и о конкретной их пользе, в частности, вдвоем повеселились на тему малины и персиков… и почувствовали себя в какой-то мере чуть ли ни родственницами. Похихикали еще и на эту тему…

А потом наше уединенное плюханье в теплой водичке нарушил белобрысый секретарь, чье имя я с грехом пополам выучила. Рридфферт! Я — молодец!

Наслаждаясь собственным умом и сообразительностью, я первым делом познакомила хвостатую подружку с восьминогим посланником. И очень удивилась, обнаружив явное смущение с белобрысой стороны и столь же явное и неприкрытое кокетство с другой. О’Рения стреляла глазками, трепетала ресничками, соблазнительно выгибалась на отмели, пряча хвост под водой… и даже заметно зеленела — я так поняла, что это русалочий аналог стыдливого девичьего румянца.