Любовь дракона (СИ), стр. 78

«Точнее ради собственного могущества», — подумала девушка, прикидывая, как выяснить правду и не проколоться на этих идиотских окончаниях или слишком заумных вопросах. Асхалуты ведь не учатся в академии.

— А как же эмоциональная связь с хозяином этой крови? Чужие чувства не сильно отвлекают?

— В моей голове есть только мои чувства, — глаза мага блеснули торжеством, — а все благодаря одному единственному ингредиенту.

Он извлек из кармана небольшой бархатный мешочек, развязал его — по комнате поплыл сладкий аромат, у девушки даже во рту пересохло от приторности, разлившейся по воздуху. Маг бросил щепотку серого порошка в бокал, комочки покачались пару мгновений на темно-красной поверхности и дружно затонули.

— Ну, вот, — он удовлетворенно хмыкнул, — один бокал, и ты можешь забыть про своего чешуйчатого дружка. И при этом, заметь, все твои способности работать с двумя видами магии останутся при тебе. Удобно, не правда ли? Не нужно быть младшим братом, у которого нет права голоса, а собственного мнения ровно столько, сколько у домашней зверюшки. Знаешь, я даже благодарен, своёму бывшему другу. Если бы не его предательство — кем бы я сейчас был — заурядным драконологом, обычным магом. И тебе хочу предложить нечто более значительное, чем судьба простого асхалута. Пойми, твой потенциал достоин большего, тебе нужно учиться, а что могут дать ящерицы? Их способ работать с чистой энергией не годится для людей, будь ты хоть трижды брат дракону. Я могу научить тебя всему, что знаю сам, а это — немало.

— Ты предлагаешь? — удивленно вскинула брови девушка.

— Стать моим учеником, — закончил фразу маг, — мой юный друг, миров — множество, и не во всех живут крылатые ящерицы, но, ни в одном из них не будет более сильного мага, чем ты. Что может дать тебе твой дракон, и что могут дать я. Подумай над этим хорошенько.

Глава 38

Мысли словно запутались в волосах, утонули в кровавой красоте бокала. Тишина повисла в комнате. Маг не торопил, давая время на раздумья, а Риль не могла оторвать взгляда от фужера. Высокая ножка, прямые стенки, стекло, простое стекло сейчас содержало в себе так много и так мало. Что для неё это асхалутство? Любовь, семья, будущее или привязанность, рабство, проклятие? Кто она теперь? Маг-пространственник или асхалут дракона? С кем ей жить, с кем остаться? Сможет ли чешуйчатая семья стать для неё родной, смогут ли её родители понять выбор дочери?

Когда же все так успело запутаться в её жизни? Она уже не знает где правда, а где ложь. Что она чувствует к Ласти? Он ей дорог — безусловно, с ним и просто, и сложно, но не скучно — это точно. Но как понять, что её чувства настоящие, а не привязка, замешанная на крови? Разве что избавиться от неё. Выпить бокал, оборвать нить, связывающую её с драконом, перестать быть асхалутом. Но разве обязательно убивать, чтобы понять, осознать, принять?

Как это больно и трудно — выбирать. Не пожалеет ли она потом, что отказалась стать настоящим магом, ведь и портал открывать не надо, чтобы понять — другого учителя ей не найти. Обратной дороги в Академию нет и не будет. Она — изгой для магов. Даже, если оборвет связь, драконья кровь никуда не денется. Как ни отвратительно это признавать, но предатель, кровопийца — её единственный шанс выучиться, стать настоящим магом, стать тем, кем она всегда мечтала быть в детстве.

Ну, почему мечта всегда требует жертв, и в первую очередь, самых близких и дорогих. Ведь Ласти любит её, обрывая связь, она убьет его чувство. Такого предательства дракон не простит. Хотя, почему её должна волновать какая-то там чешуйчатая ящерица? Она к нему в асхалуты не набивалась. Выжил — хорошо. Её долг выполнен. И мага она нашла. И этот долг выполнен, формально. Не будем вдаваться в детали.

Вот зачем Ласти такая нагрузка, женщина-асхалут? Он же не сможет выбрать себе драконицу, пока Риль жива. Сейчас чувства затмевают все, но что будет через десять лет, а через двадцать? И ведь не скрыть, не спрятать раздражение, гнев и обиду за маской любви или равнодушия. Любые эмоции легко дойдут по связи. Что её ждёт? Слезы по ночам в подушку, первые морщины, все ещё молодой дракон, рядом с дряхлой старухой? И ведь Риль так и не знает в качестве кого она будет при драконе — только асхалут, боевой друг и товарищ, и вдобавок любовница. Но ей хочется иметь семью, родить детей. Нужно ли это дракону? Навряд ли. У него в планах покорить сильную драконицу, войти в высокопоставленное Гнездо, стать очередным Главой Совета. Есть ли в этих планах место для простой человечки? Вот оно решение всех этих вопросов — темно-красная жидкость в бокале. Свобода для обоих.

Риль протянула руку, провела пальцем по стеклу — холодное, похоже, маг использовал специальное заклинание, чтобы сохранять кровь свежей. Пальцы сжались на тонкой ножке. Ещё чуть-чуть, ещё немного уверенности в правильности выбранного шага, и все будет закончено. Маг ободряюще улыбнулся. И совсем он не выглядит злодеем, очень даже симпатичный.

— Нехорошо, Бонас, принуждать мою ученицу делать то, о чем она может потом сильно пожалеть.

От неожиданности Риль вздрогнула, рука дернулась, опрокидывая бокал на стол. Кровь хлынула на поверхность стола, превращая благородное дерево в разделочную доску мясника. Девушка вскочила, роняя стул на пол, делая шаг назад, прочь от текущего в её сторону кровавого ручейка.

— Хирано! — скривился Бонас, тоже поднимаясь из-за стола. Либо та ловушка сработала впустую, либо маг ухитрился из неё выбраться, жаль. Потом, все же до него дошел смысл фразы, — Ученицу? — его брови от удивления поползли вверх, а глаза в недоумении расширились. Риль и сама удивилась, но Бонасу ответила ехидным взглядом. Да-да, дяденька, нечего, не проверив, таскать к себе в дом всяких. Под безобидной внешностью может прятаться кто угодно, например, она.

Бонас щелкнул пальцами, снимая с Риль маскировку.

— Так-так, неожиданно. Это тебя разыскивает Магистрат, хм, понятно, можешь не отвечать. Значит, тебе удалось пройти инициацию. Ящерицы помогли? Да, вижу. Занятный эксперимент получился. Хотел бы я посмотреть, как ты работаешь, — маг задумался, что-то прикидывая, потом улыбнулся, — мое предложение все ещё в силе. Девочка, с твоими способностями тебе учиться нужно, а не играть с чешуйчатыми в игры.

— Бонас, ты не понял — она уже моя ученица, — Хирано шагнул к Риль, одним движением избавил её от наручников, потом аккуратно, но твердо утянул к себе за спину. Пока маги буравили друг друга напряженными взглядами, девушка немного пришла в себя, пришла настолько, что осознание произошедшего нахлынуло, принося невыносимый стыд, горечь и боль. Что же она только что чуть не натворила? И главное, ради чего? Принуждение никогда не срабатывает, если к этому нет предпосылок. Нельзя заставить человека, а тем более мага, полюбить сладкое, если он его ненавидит с детства. Можно лишь подтолкнуть, сделав неосознанное близким и желанным, подняв из глубины души то, что тщательно прячешь, даже от самого себя. Познакомьтесь — Эрилиэлла, будущий магистр, величайшая из величайших, сильнейшая из сильнейших, идущая к власти по трупам родных и друзей. Риль аж тошно стало. Хотелось срочно смыть с себя всю эту гадость, да разве отмоешься изнутри?

Власти ей захотелось, силы немерянной, а трупы потом по ночам беспокоить не будут или кровушка драконья поперек горла не встанет? И даже любовь готова была выбросить, растоптать. Да, если после всего этого Ласти откажется от неё — так ей и надо, магичке доморощенной. Предательница! Злые слезы комком подкатили к горлу. Но магический фон в комнате резко изменился. Маги от гляделок перешли к активным действиям.

Внешне — ничего не изменилось, как стояли друг напротив друга, так и стоят. Риль перешла на магическое зрение. Много раз она наблюдала поединки, но те были учебными, здесь же все всерьез. Переливаясь, висели щиты, а за ними уже готовились к атаке сложные построения заклинаний. Хирано не зря был драконологом. Давно уже были известны заклинания, наиболее эффективно действующие на драконов. Глобальной войны с чешуйчатыми не было, но опыт нескольких конфликтов тщательно изучался и анализировался.