Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды, стр. 56

И стали цари думать, как им одолеть Мешу, доставлявшего им беспокойство, подчас захватывающего на полях людей и приносившего их в жертву своему богу Кемошу. И решили они, что лучшим помощником им в войне с Мешей может стать Йахве, и потому они призвали к себе пророка Елисея, Божьего избранника.

Когда Елисей пришел к царям, они его спросили, как им справиться с Мешей. «Приведите ко мне человека с кифарой», — сказал он. Удивились цари этой просьбе, вспомнив о царе Давиде, изгонявшем песней под струны злой дух, вселившийся в Саула. «Не собирается ли Божий человек использовать музыку против Кемоша?» — подумали цари. Но он до кифары не коснулся, а попросил музыканта пропеть один из псалмов. Елисей внимал с полузакрытыми глазами, и видно было, как вместе со звуками в него входил дух Йахве, Бога воинств.

— Это я говорю, — сказал Елисей, не открывая глаз. Голос его приобрел металлический оттенок. — Есть долина между рекою и лесом. Выходите с кирками и лопатами, ройте ров за рвом. Не будет ни ветра, ни туч дождевых, а долина переполнится водами для вас и стад ваших. И я предам мерзкого для Йахве Мешу в ваши руки, и вы сокрушите все его крепости и города, срубите наилучшие деревья, запрудите ручьи и покроется страна Меши камнями.

И дали цари воинам своим лопаты и кирки; за несколько дней вся долина на границе с Моавом покрылась рвами и наполнилась водою. Когда все воинство Моава подошло к этому месту, издали, при свете солнца, вода им показалась красной как кровь. И вступили князья Моава в битву между собою и истребили друг друга, ибо навел на них Йахве безумие.

После этого стали сыны Израиля истреблять моавитян и стали их гнать, и вступили в землю Моава, и разрушили их города, порубили плодовые деревья, забросали пашни камнями, и все протоки вод запрудили. Меша заперся в главном своем городе Кириафе–Иераме, и он был взят в осаду воинами трех царей. Видя, что враг одолевает, попытался Меша с семью сотнями воинов пробиться к царю Эдома, но не смог. И тогда он взял сына своего, первенца, которому должен был достаться его трон, и принес в жертву на городской стене. После этого гнев обрушился на Израиль. Его сыны отступили от Кириата–Иерама и вернулись в свои земли.

С тех пор молва о могуществе Елисея обошла весь Израиль, и к нему, как до того к Илии, стали приходить простые люди за помощью. У одной женщины умер муж, и богач, которому он был должен, пришел и за долги взял в рабство обоих ее детей. И явилась она с воплем к Елисею. Узнав о ее беде, он спросил: «Скажи, что осталось у тебя дома?» — «Ничего, кроме сосуда с елеем», — ответила вдова. «Тогда, — сказал он ей, — одолжи у соседей своих всю порожнюю посуду, сколько сможешь». Так она и сделала. Все взятые ею сосуды наполнились елеем. Продав его, она заплатила долг и вернула своих сыновей.

В другой раз в городе Сонаме Елисей зашел к богатой женщине. Видя, что перед нею Божий человек, она и ее муж накормили Елисея и постелили для него постель. Женщина та не имела детей, ибо муж ее был стар, и в благодарность обещал ей Елисей, что она родит. И в положенное время она родила, ребенок же был слаб и вскоре умер. Узнав об этом, Елисей вернул ему жизнь.

Запомнился и другой случай. Находясь в Гилгале, Елисей узнал, что там голодают. Он приказал своему слуге наполнить котел водой и сварить похлебку для голодных. И сколько бы их ни приходило, всем хватило еды.

Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды - i_074.png

Елисей воскрешает сына сонамитянки

В то время заболел проказой полководец царя Сирии. У жены его была служанкой девушка, израильская пленница, слышавшая о чудесах, творимых Елисеем, и она посоветовала своей госпоже, чтобы та обратилась бы за исцелением в Самарию. И отправил царь Сирии к царю Израиля посольство с великими дарами и просьбой посодействовать излечению верного слуги от проказы. Услышав это, царь Израиля разодрал на себе одежды, ибо не представлял себе, каким образом он может выполнить просьбу могущественного соседа. У него возникло даже предположение, что посольство — это повод для расправы с ним: «Не хотите ли вы меня погубить?»

И в этой щекотливой ситуации неожиданную помощь Израилю оказал Елисей, посоветовавший сирийцу трижды окунуться в священные воды Иордана. Это средство помогло, и полководец исцелился, Елисей же как целитель приобрел всеобщую известность. И когда в Сирии серьезно захворал сам царь Бенхадад [344], он сразу поручил своему вельможе Хазиелу доставить в Дамаск Елисея.

Встреча Хазиела и Елисея состоялась в царском дворце Дамаска. Без обиняков самаритянину была предложена огромная награда — сорок верблюдов, нагруженных сокровищами, — за один лишь совет, могущий поставить царя на ноги. Однако Елисей, узнав, что от него хотят, отказался помочь, заявив, что царь вскоре умрет. Говоря это, он обливался слезами.

Удивлению знатного сирийца не было предела. Ведь даже младенцу известно, что Бенхадад со времен Ахаба — злейший враг Израиля, и провидцу следовало бы не плакать, а ликовать. Да и изображать притворное горе ему было ни к чему.

Загадка была решена, когда Елисей заговорил:

— Царь Бенхадад был многие годы нашим врагом. Но я никому не отказываю в помощи. Что касается моих слез, то я страдаю за мой народ. Ведь царем после Бенхадада станешь ты, Хазиел, и по сравнению с тобою Бенхадад покажется невинным агнцем.

Отпустив провидца, Хазиел немедленно отправился к царю и слово в слово передал ему сказанное Елисеем. На другой день, придя в царские покои, он увидел Бенхадада мертвым. Накрыв его лицо мокрым одеялом, он ушел и в тот день воцарился.

Иегу, царь Израиля

И много было зла от царя Сирии Хазиела. Он захватывал селения и города Израиля и предавал их огню, умерщвлял юношей мечом, рассекал беременных женщин, давил грудных детей. Это было тяжелое время для Израиля. Поражениями его воспользовался Эдом и вышел из‑под его руки. И никто не знал, как спасти народ.

И тогда Елисей принял решение. Он призвал к себе одного из своих помощников и, протягивая ему кувшин с елеем, сказал:

— Подпояшь чресла свои, возьми этот сосуд в руки и направляйся в Рамот, что в Гилеаде [345]. Отыщи там Иегу [346]. Ему поручил царь наш Иорам командовать войском, пока он не излечится от раны, полученной им от Хазиела. Подойди к нему и уведи его во внутреннюю комнату. Там ты ему выльешь елей, скажешь, что тебе подскажет Господь, и побежишь не оглядываясь.

И пришел отрок в Рамот, зашел в дом военачальников и видит: сидят они за столом. «Я к тебе, военачальник!» — сказал он. И тогда поднялся один из сидевших. Это и был один из семерых сидевших. И уединился он с отроком. Полив ему на голову елей, отрок сказал:

— Так говорит Господь, Бог Израиля. Помазываю тебя над народом владыкою. И истребишь ты дом Ахаба, чтобы отомстить за кровь пророков. Иезавель же съедят псы на поле Изреельском, и никто не похоронит ее.

Проговорив это, отрок убежал, а Иегу вернулся к царским слугам, и один из них спросил:

— С миром ли приходил этот неистовый?

— К чему тебе это? — отозвался Иегу. — Мало ли что они болтают.

И зашумели все шестеро в один голос:

— Неправда! Откройся нам!

И рассказал Иегу о помазании, и передал сказанное отроком слово в слово. И поднялись они из‑за стола, вооружились, приказали трубачам трубить сбор и объявили всем пришедшим, что Иегу царь Израиля.

Царь Иорам в это время был в Изрееле, и к нему прибыл для переговоров царь Иудеи Охозия. Сидели они за беседой, когда вбежал страж, увидевший с башенных ворот приближение войска.

— Скачи им навстречу, — распорядился царь, — и спроси, с миром ли они.

Страж сел на коня и скрылся из глаз. Назад он не вернулся. И отправил Иорам еще одного всадника, и на тот же вопрос получил ответ: «А какое тебе дело? Пристраивайся к нам». И еще двух верховых отправил Порам, и они также не вернулись.