Огненная вспышка, стр. 10

Позже, после ужина, он оделся в черное, достал из машины свои отмычки и проехал сто пятьдесят миль на юг, практически к границе, повернул на восток у Харлингена и устремился на остров Саус-Падре, где богатые яхтсмены держат свои виллы и домики отдыха.

Бэй Вью, Лагуна Виста, Порт Изабель — вот, собственно, те места, где начинается Береговой канал в акватории Мексиканского залива и где обитают богатые техасские любители моря, курсируя между милыми домиками и такими же милыми яхточками, пришвартованными прямо за лужайкой.

По вечерам они ходят друг к другу в гости, играют в бридж, пьют и сплетничают, планируют экскурсии через залив на Карибские острова. В половине домов полно света, тепла и радости, а другая стоит пустая и темная.

Примерно после девяти вечера Паркер оставил «таурус» на стоянке сетевой аптеки, которая не закрывалась до полуночи. Он перелез через забор на заднем дворе и ушел с парковки, держа курс к череде домов, стараясь как можно быстрее миновать шумные и залитые светом, скользя по боковым улочкам и переходя их в самых темных местах.

Этот район патрулировался почти так же хорошо, как и Палм-Бич, но он постарался вести себя как можно тише и незаметнее.

Все дома вдоль Берегового канала оснащены сигнализациями, и, если ее не отключить на центральной панели в доме и войти через дверь или окно, через сорок пять секунд сигнал тревоги поступит в городскую полицию и на пульт охраны. Где же найти эту самую центральную панель? На самом деле это всегда легко вычислить: в каждом доме она находится внутри, возле двери, ближайшей к гаражу.

За следующие полтора часа Паркер проник в девять домов, и всегда схема была одна и та же. Внутренние карманы его пальто оттягивали инструменты; в частности там лежала микротелефонная трубка с зажимами «крокодил», которую используют мастера, чтобы проверять линии. С ее помощью он мог подсоединиться к телефонной линии, ведущей в дом, в том месте, где она выходит наружу, и звонить на нее же. И он всегда слышал звонок внутри дома. Если включался автоответчик, не было ответа после десяти звонков и не гавкала собака, этот дом ему подходил. Он выбирал ближайшую дверь, возле которой, скорее всего, хозяева парковали машины, и, используя свою маленькую монтировку, поддевал ее. Внутри, на стене, располагалась центральная панель сигнализации, светящаяся красным.

Ему никогда не требовалось больше сорока пяти секунд, чтобы замкнуть и отключить ее. Потом он двигался по дому, ища только наличные. Он даже не смотрел на сотни тысяч долларов, вложенные в драгоценности, ценные бумаги, картины, фотоаппараты, часы и прочие игрушки праздного богатства. Они не имели значения, нужны были наличные.

Он находил встроенные в стену сейфы, просто отодвигая висящие картины, и вскрывал их молотком и долотом, и во всех сейфах обычно обнаруживались груды наличных, часто в еще нетронутой банковской упаковке. Девять домов — итого чуть больше ста двадцати тысяч. Закончив, он обошел места, где только что был, вернулся на парковку перед аптекой, которая закрывалась через пятнадцать минут, и поехал обратно в Корпус-Кристи.

У него прибавилось денег на завтра, чтобы разнести их по банкам в Хьюстоне.

12

— Я сейчас приеду, — пообещал Паркер и отправился к дому Норте, но, свернув за угол, заметил, что перед домом припаркован «шевроле-блейзер» с работающим двигателем — из выхлопной трубы сочился белый дымок.

Паркер решил не останавливаться и, проезжая мимо, увидел, что в машине сидит один лишь водитель — коренастый мужчина в белой рубашке, с глуповатым выражением лица и жесткими черными волосами, как у индейцев майя. Он сидел лицом ко входу, с руками, сложенными на руле, и спокойно ждал.

Наверное, один из клиентов Норте. Паркер двинулся дальше, до следующего поворота, и объехал его. Он не хотел, чтобы другие клиенты Норте видели его, и наверняка они тоже не желали быть замеченными.

Минут десять он покатался по окрестностям и вернулся обратно к дому, но машина все еще стояла там, мотор не работал, и водителя не было. Паркер притормозил, осматривая дом. Надпись «Звони и входи», которая еще десять минут назад висела на крюке выше звонка, отсутствовала.

Что-то было не так. Паркер проехал три четверти квартала, припарковался и подошел к дому.

«Блейзер» по-прежнему стоял, надпись исчезла. Никого не было видно в окнах. Он приблизился к дому, обошел его слева и заглянул под навес. «Инфинити» стояла там, как и ранее. Между машиной и зданием оставалось достаточно места, чтобы проскользнуть туда и заглянуть в окно, расположенное сразу за столом Бобби. Норте сидел за своим элегантным столом и говорил по телефону, а Бобби стоял посреди комнаты с пистолетом в руке.

Трое мужчин лежали на полу лицом вниз, их запястья, щиколотки и рты были заклеены и перетянуты скотчем. Один из них был тот самый водитель — индеец.

Надо было уходить и позвонить сюда из другого места.

Паркер отошел от окна, проскользнул мимо машины, но когда он уже добрался до угла дома, то наткнулся на Бобби, направившего пистолет ему прямо в грудь. Другой рукой он махнул, приглашая Паркера в дом.

Пожав плечами, он прошел мимо Бобби и шагнул внутрь, а тот последовал за ним. Норте закончил говорить по телефону. Он стоял возле своего стола и выглядел рассерженным.

— Вы крайне не вовремя, мистер Линч.

— Передайте мне мои документы, и я уйду, — сказал Паркер.

Двое мужчин, кроме шофера, повернули головы и уставились на Паркера, не потому, что хотели ему помочь, а скорее потому, что он создавал для них дополнительные проблемы.

Норте, с грустной улыбкой и изможденным видом, покачал головой:

— Мне жаль, но разве вы не видите, что здесь происходит?

— Недовольные клиенты, — сказал Паркер.

Норте отмел это предположение:

— У меня не бывает недовольных клиентов, но есть клиент, который не хочет, чтобы кто-либо из живущих знал его новое имя и как он сейчас выглядит. И вот этот паскудник присылает вот этих паскуд, чтобы убить меня и Бобби.

— Он прислал не тех паскудников, — улыбнулся Паркер.

— Поэтому мне придется их убрать, — заявил Норте, с отвращением указывая на мужчин, лежащих на полу. — Придется еще и их босса убирать. Мне все это дерьмо ни к чему.

— Это не моя драка. Просто отдайте мне мои документы, и я уйду, — ответил Паркер.

— Если бы я мог! — Норте сказал это со всей возможной искренностью. — Но вы же свидетель, разве не так?

— Я не имею привычки свидетельствовать.

Норте ответ не понравился. Он пожевал щеку изнутри и сказал:

— Когда я разберусь со всей этой мерзостью, я позвоню Эду Маккею, расскажу ему, что и как, и посмотрим, что он мне посоветует.

Паркер наблюдал за ним.

Норте попытался улыбнуться, все еще пожевывая щеку:

— Так пойдет? Эд знает вас, правда?

— Да, знает.

— Ну а пока прилягте на пол.

— Конечно, — с готовностью сказал Паркер и, нагибаясь, скользнул рукой под рубашку. Пуля настигла Бобби, и было совсем не важно, куда именно она попала.

Конечно, она его не остановит, но, по крайней мере, немного собьет с толку. Этого оказалось достаточно, чтобы Паркер упал на колени, повернулся, достал «сентинел», услышал грохот выстрелов, зная, что пули просвистели у него над головой. Пока Бобби пытался достичь цели, Паркер выбросил руку вперед и выстрелил сторожевому псу в лицо.

Это опять-таки не остановило его, но заставило бросить пистолет, так как обеими руками он схватился за раненое лицо. Пока он покачивался, Паркер выпустил «сентинел» из рук, подобрал его автоматический пистолет и поднялся на ноги.

Норте доставал из ящика стола револьвер, при этом пытаясь укрыться за своим столом, и визжал: — Бросьте это!

— Да пошел ты! — заорал Паркер и прикрылся Бобби, чтобы первые три пули Норте вошли в него. Воспользовавшись мертвым телом Бобби как щитом, он двигался к столу Норте, под которым прятался хозяин, пока тот наконец не выкрикнул: