Лакки Старр и луны Юпитера, стр. 23

– Эх, раздери меня! – подскочил Бигмен. – А я ведь и впрямь подумал, что Норрич убил В-лягушку и одурачил нас своими эмоциями!

– Нет, Бигмен. Если бы он мог одурачивать нас, ему не понадобилось бы убивать В-лягушку. А убеждал я тебя так старательно, чтобы сирианцы, если они слушали нас, убедились в моей глупости. К тому же я подготавливал бенефис Матта… Видите ли, – Лакки вновь повернулся к Пэннеру, – Бигмен по моей команде напал на Норрича, а Матт, как и полагается собаке-поводырю, носил в себе постоянный приказ защищать хозяина в случае нападения. Приказы – это, как известно, Второй Закон. И до самого последнего времени ничто не мешало Матту блюсти этот закон: если даже кому-то вздумается поднять руку на слепого – пес остановит наглеца одним рыком… Но Бигмен продолжал размахивать кулаками – и тогда Матт приступил к выполнению своих обязанностей. Однако… он не мог их выполнить! Потому что, причинив боль Бигмену, он нарушил бы священный Первый Закон! Но… Снова «но». Первый Закон все равно нарушался, нарушался тем, что Матт позволял причинять боль Норричу! Дилемма для робота оказалась непосильной, и он вышел из строя. А я сразу же обезопасил взрывной механизм.

– Как ловко! – восхитился Пэннер.

– Ловко? Если бы я не хлопал ушами, то робот был бы обнаружен еще на Юпитере-9. И ведь эта мысль пришла ко мне, только я не сумел удержать ее!

– Какая мысль, Лакки? – удивился Бигмен. – Почему я ничего не знаю?

– Мысль как мысль… В-лягушка обнаруживала эмоции животных так же хорошо, как человеческие. Вспомни, Бигмен, какая страстная кошка встретилась нам в первый день. Потом мы пошли к Норричу, который настоял на том, чтобы ты замахнулся на него и увидел, какой чудный пес этот Матт. Ты замахнулся, а я зафиксировал эмоции только Норрича и твои. А у Матта, демонстрировавшего все признаки злобы, эмоциями и не пахло. Но я в тот момент собаками не занимался… Ладно, пойдемте обедать, а по дороге заглянем к Норричу. Надо сказать, что мы достанем ему другого пса, настоящего.

Они встали, и Бигмен торжественно провозгласил:

– Так или иначе, Лакки, но мы все-таки остановили сирианцев! Хотя и пришлось немного повозиться.

– Остановить – не остановили, но шаг их уже не тот, – тихо закончил Лакки.