Сундук с чудовищами, стр. 18

Карина тоже так думала. Уж она-то обычно всего опасалась, а тут страшно не было ну ничуточки. Она даже потянулась к облачку, но Лисси неожиданно ударила девочку по руке.

— Сколько лекций о безопасности вам должны прочитать учителя, прежде чем вы научитесь не лезть в серьезные ситуации? — возмущенно сказала девушка.

Генриетта спросила, надо ли сходить за кем-то из учителей, или Лисси справится с этим явлением сама. Библиотекарша пожала плечами.

— Сначала сама, — сказала она и в задумчивости стала рассматривать светящееся облачко.

Оно же полежало, полежало на книге — и угасло. Теперь его попросту не стало.

— Ну вот, — то ли огорчилась, то ли обрадовалась Лисси. — И как это искать?

— По-моему, оно реагирует на Кариночку, — сказала Генриетта. — Дай ей шанс.

— Но если это опасно, — нервно начала Лисси.

— Тогда давай я все-таки позову госпожу Маркуру, — предложила Генриетта.

И Лисси даже не стала ей говорить, что к ней, умудренной годами девятнадцатилетней хранительнице библиотеки, надо обращаться на вы. Просто кивнула.

— Сходи, — решила она. — А вы идите, вон, поищите в книгах по магической моде ваши крылышки. И если вам опять попадется это облачко света — ни в коем случае…

Хлопнула дверь — это ушла Генриетта. Зашуршала бумага — это Юлианна раскрыла книгу. Лисси бдила за девочками, словно надсмотрщик за рабами на работе. Карина попыталась отвлечься от пристального взгляда и раскрыла первую попавшуюся книгу, взятую наугад. И светящееся облачко ждало ее внутри!

— По-моему, оно хочет, чтобы с ним пообщалась именно ты, Карина, — сказала Юлианна.

— Медленно закрой книгу и положи на полку, это может быть опасно, — настойчиво произнесла Лисси и достала зонтик.

Непонятно, зачем он был ей нужен — может быть, и вовсе просто для смелости. Карина не испытывала не малейшего страха, о чем и хотела сказать библиотекарше, но тут вошла госпожа Маркура.

— Что у вас тут за новое происшествие? — спросила она встревоженно.

Генриетта выглядывала из-за спины директрисы, и Карина видела, как рыжие волнистые волосы взволнованно подпрыгивают туда-сюда, когда подруга то становилась на цыпочки, то опускалась.

Девочка показала госпоже Маркуре раскрытую книгу, но, конечно же, загадочного светящегося облачка там уже не было. Наперебой они стали объяснять директрисе, что наблюдали таинственное явление, и та только хмурила брови.

— Я не знаю, что это такое, — сказала она, наконец. — Но зато вспомнила, что не спросила с вас летнее задание по наблюдению за различными явлениями. Так что после бала готовьтесь!

Юлианна тяжело вздохнула. Конечно, было от чего вздыхать: половина явлений была девочками выдумана за чашечкой чая! Так они теперь и хранились в их тетрадках, придуманные!

— Но это облачко… оно может быть опасно, — заговорила Лисси.

— Не ощущаю здесь присутствия какой-нибудь угрозы, — задумчиво молвила госпожа Маркура. — Но не мешает проверить! В последнее время в Розамунде что-то тревожно. Хоть новые чудовища пока больше и не появлялись, а все же я так и чую, что что-то не в порядке.

Девочки переглянулись. Карина подумала, что самое время рассказать госпоже Маркуре про девочек-призраков, сундук и Бяку, но тут книга в руках снова озарилась нежным золотистым светом. Точь-в-точь рассветный лучик…


Глава 17. Пустые ловушки для духов

— На бал? Нет, не собираюсь, — сказал Теренций. — Я домой поеду.

— Да как же так? — удивился Эш. — Там, знаешь, такие девчонки придут из пансиона! Да и свои тут тоже есть такие, что закачаешься. Ты Вирину со второго курса видел?

И Эш принялся описывать в воздухе загадочные фигуры, видимо, призванные как следует описать внешность второкурсницы. По этим воображаемым очертаниям Теренций представил себе что-то вроде стойки с двумя бочонками впереди и с одним, поменьше, сзади. И даже содрогнулся: это ж надо же, какие нынче страшные в Темной школе студентки!

А Эш продолжал:

— Главное только не зевать, а то останутся одни мелкие, у них там, в пансионе, учатся с одиннадцати лет. Никто ведь не хочет с такими малявками танцевать.

— Да я вообще не хочу танцевать, — заартачился Теренций. — Я домой собирался. Там, знаешь…

— А, ну да, как я мог забыть, — Эш хлопнул себя по лбу, — у тебя же там сестры, в том числе и приемные. Красотки небось?

— Да, — кивнул Теренций, не сразу сообразив, к чему клонит его друг.

Но все же сообразил и отвесил товарищу дружеский подзатыльник.

— Хватит о девчонках думать, — сказал он.

— У тебя самого мысли девчонками заняты, — возразил Эш. — Только дохлыми. Слушай, ну не появляются они больше, да и не надо.

— Ты не понимаешь, — сказал Теренций, — они не освободились от проклятия. И Бяку своего не нашли. Зато какая-то ведьма — она их неволит и заставляет. Вот если б я их нашел да упокоил!

— Ты в своем уме? — спросил Эш. — Ты на первом курсе всего. Тебе еще три года нельзя без присмотра практиковать: до семнадцати ни-ни, да и то — лишь после экзамена. К тому же чем ты их упокоишь? Призраки, которые привязаны к какому-то условию — это тебе не баран чихнул!

Теренций почесал в затылке.

— Надо будет спросить у господина Тиольфа, — пробормотал он. — Не может быть, чтоб не было в современной некромантии какого-нибудь способа отменить или обмануть условие.

И, оставив друга сидеть на скамеечке у крыльца главного входа, побежал на кафедру некромантии.

Преподаватели сидели там и пили чай. Смеялись так громко, что эхо пробегало по всему этажу. В коридорах почти никого не было. Ради завтрашнего мероприятия всех отпустили пораньше. Большинство студентов жаждало развлечений, и думать не могло ни о чем, кроме завтрашнего праздника.

— Господин Тиольф, — позвал Теренций старенького преподавателя по теории некромантии. — А можно вас?

Некромант сначала поморщился и оглянулся на других, но потом прищурился поверх очков и, разглядев, кто его спрашивает, вскочил с места.

— Конечно, конечно, господин Геллен, — засуетился он.

Теренций вздохнул. Когда у тебя родители — старшие маги, невозможно отделаться от бремени их славы. Вот только это не была его собственная слава. Он боялся, что от него будут требовать или слишком много, или слишком мало. И то, и другое было плохо.

— Господин Тиольф, а можно спросить, — вежливо начал Теренций.

— Хотите чаю? С бальзамом, — блестя глазами, сказал преподаватель.

Был он невысокий, сутулый, с длинными седыми волосами. Очки в тяжелой оправе сползали по длинному носу. Ванильный некромант вздохнул. Но по теории некромантии спрашивать было больше некого.