Сундук с чудовищами, стр. 19

— Нет, спасибо. Можно узнать: если у призрака есть условие, не выполнив которое, он не может уйти на тот свет — что можно сделать?

— О! Это очень интересный вопрос! Но вам рано задаваться такими. Призраки изучаются в начале второго курса, — сказал господин Тиольф.

— А если призракам нужна помощь тогда, когда я еще на первом? — удивился Теренций.

Преподаватель вдруг оглянулся на пирующих на кафедре коллег, закрыл дверь и велел Теренцию идти за ним. Шли недолго: до лаборатории под номером два.

Здесь Тиольф притворил за собой двери и спросил:

— Ты видел их?

— Кого?

— Призраков, конечно!

— А… да, видел. Двух девочек. Маленьких ведьм, — сказал Теренций.

— Ах вот как… Девочек! To есть облачка, золотистые такие, не видал?

Теренций пожал плечами. Разве облачка имели что-то общее с привидениями?

Господин Тиольф поманил Теренция к застекленному шкафчику. В нем стояли разнообразные склянки-бутылки. Закупоренные, некоторые даже с сургучными печатями, склянки казались пустыми, но при этом Ванильный некромант отлично видел, что в их прозрачных брюшках что-то слегка движется. Словно почти невидимый дым или легчайший туман. И вот этот-то туман был самых разных цветов! Темно-серые и просто серые, и светло-серые встречались чаще всего, но были и переливчато-серебристые, и перламутровые. Господин Тиольф открыл шкафчик и достал с верхней полки склянку с золотистым, чуть-чуть сияющим облачком внутри.

— Ты ведь знаешь, что это такое, Геллен? — спросил учитель.

И строго посмотрел на Теренция поверх очков.

Теренция Августуса редко когда называли Гелленом. Здесь, в Темной школе, к первокурсникам вообще нечасто обращались по фамилиям и именам: еще не выучили. Но мальчик понимал, что его семья в среде темных магов известна и что его ни с кем не перепутают.

И да, он прекрасно знал, что это за склянки такие. To были специальным образом подготовленные и зачарованные сосуды, в которых содержались чьи-то пойманные туда духи. Очень часто таким образом запирали души особенно упорных некромантов, повадившихся удирать из страны мертвых, из-под надзора божества по имени Седьмой ветер.

— Не знал, что чужие духи могут вот так запросто стоять на полочке в Темной школе, — пробормотал Теренций.

— О, стоят они не просто так, — сказал Тиольф. — Вовсе не просто так! Здесь проводят занятия аспиранты нашей кафедры. Не так-то просто найти лишние души. Ведь убивать людей вот так запросто нельзя, да и нынче законом попросту запрещено запирать чужие души… если на то нет исключительных прав или каких-то особых причин. Но и призраки просто так блуждать по Розамунде не имеют права…

Теренций вдруг испугался, что души тех девочек, Полины и Миры, окажутся пойманными и обреченными на вечное заключение вместо вечных скитаний. А ведь они всего-то хотят освободиться!

И он так и сказал:

— Господин Тиольф! Золотистые облачка мне не встречались! А по поводу девочек… так я бы лучше упокоил их, обойдя условие, чем запирать их в банки.

— Просто у нас был тут… массовый побег, — сказал учитель. — И раз ты видел призраков…

— Но они имели человеческую форму, а вы описываете облачка, — заспорил Теренций.

— Дайте мне договорить, Геллен, — почему-то перешел на вы господин Тиольф. — Раз ты видел девочек-призраков, то можешь встретить их и еще. Хотя бы потому, что они сами захотят еще с тобой пообщаться. По сути, призраки испытывают потребность в общении, их тянет к людям. Даже самые злые из них…

— Девочки не злые, — снова не выдержал Теренций.

— Тем более. Они потянутся к тебе. Скажи им, что я попытаюсь помочь, но в обмен мне бы хотелось, чтобы они помогли с отловом душ.

Ванильный вздохнул. Ему было ужасно обидно за призрачных девчушек. Все-то от них чего-то хотели! И, видимо, Тиольф понял настроение студента.

— Да, это несправедливо: их кто-то проклял, а мы хотим воспользоваться их помощью. Но кто, кроме призраков, сумеет быстро и легко отыскать утекшие от нас души? Они неопасны, это души двух скитальцев, и они по сути были неплохими людьми… Но вот незадача: именно их нельзя было выпускать!

— Почему? — удивился Теренций.

— Потому что они не из нашего мира.

Тут в лаборантскую вошел другой преподаватель, помоложе и побойчее многословного и медлительного господина Тиольфа. И этот преподаватель спросил:

— О чем это вы? Господин Тиольф! Вы опять рассказываете все подряд и всем подряд? Я пожалуюсь господину Криспиану.

Теренций уж точно не был «всеми подряд», но спорить не стал. К чему? Скорее всего, господин Гвито прав, пожилой преподаватель тут наговорил лишнего: все эти утечки душ и их поиски… Но это ведь было так интересно!

— Извините, господин Гвито, — сказал Теренций, — будем считать, что я уже все забыл.

Господин Тиольф запер бутылку в шкафчик и повернулся к студенту.

— Уговор в силе? — спросил он.

И Ванильный некромант кивнул.

— Надеюсь, вы понимаете, что делаете, — сказал Тиольфу господин Гвито.

— Никакого риска для детей, — кивнул Тиольф. — Ни малейшего! Клянусь своими мозолями.

— И лучше не спрашивай, где у него мозоли, — шепнул Теренцию Гвито.


Глава 18. Сущность

Карина и Юлианна торчали под дверью библиотеки, едва дыша и боясь, что их вот-вот обнаружат. Мечты о крылышках на платье были забыты. Какие там крылышки, когда происходит что-то такое, интересное!

Генриетта стояла поодаль, внимательно изучая найденную между прочими книгу о призраках, духах и прочих «бестелесных сущностях», как было написано на обложке. Карина и Юлианна же подглядывали и подслушивали в маленькую щелочку. Они уже научились делать подслушивающие и подглядывающие заклинания, но применять их при том, что в библиотеке сейчас хозяйничала сама директриса, было бы глупо.

По полу страшно тянуло сквозняком. Тянуло так, словно где-то открыли огромное окно в зиму. Карина даже заскучала по теплой и дружелюбной ночной темноте, скрытой в зонтиках!

— Что это такое она делает? — спросила Юлианна озадаченно.

Госпожа Маркура какими-то на редкость плавными пассами заставляла золотистое облачко попасть в стеклянную банку. Крышка лежала рядом на полочке.

Облачко плясало вокруг темноволосой головы директрисы и в банку явно не хотело.

— Вот если б у нее была флейта, как у Полины, — прошептала Карина.

Ей вдруг показалось, что она знает, как заставить облачко попасть в банку. Но только ей тоже не хотелось, чтобы оно там сидело.

— А что оно вообще такое? — спросила Юлианна. — Призрак? Но призраков-то видишь только ты, Кариночка. А облачко видели все!