Опасный дар, стр. 24

– Да, – кивнула ночная. – Созовём королевский совет, пускай решают. О Пантале и о том, что там происходит, должны знать все.

Просто чудесно, подумала Снежна. Собрать всех занудных королев, чтобы менять жизни. Впрочем, если туда слетать, можно ещё на какое-то время избавиться от Стены рангов… хотя выслушивать день за днём, как Тёрн, Рубин, Ибис и Коралл, а всего хуже Ореола талдычат про единство, сотрудничество, взаимное доверие и прочую ерунду – вот где настоящий кошмар!

– Я скажу Цунами, – продолжала ночная, – пусть она через драконов Приюта разошлёт приглашения всем королевам. – Взмахнув крыльями, она направилась к морским.

– Удивительно, как ваши королевства уживаются друг с другом, – восторженно проговорила листокрылая. – Вот бы и нам так мирно жить на Пантале!

– Уживаются? – хмыкнула Снежна. – Да у нас только-только закончилась большая война!

Точнее, даже две, если считать войну ледяных с ночными, которую она могла выиграть, если бы не вмешался тот настырный дракомант.

– Что, правда? – вытаращила глаза Орешник.

– Это долгая история.

– Я расскажу, – вызвалась Рысь, и весь остаток пути прошёл в разговорах о Песчаном наследстве, пророчестве и славных героических драконятах, хотя Снежна и считала, что гораздо больше примирению способствовали драконья гадюка и древний зачарованный оникс. Будь в том пророчестве ледяные, можно было бы закончить войну куда быстрее и спокойнее. Так или иначе, у королевы Снежны теперь совсем другие заботы.

Когда драконья стая начала опускаться к Приюту, королева удивилась, насколько он больше, чем она себе представляла. Новый посёлок строи ли вдоль реки, вытекавшей из озера в отрогах Облачных гор. Одни дома стояли на цветущих лугах, другие на лесных полянах, и в целом, с точки зрения ледяной, беспорядок тут царил страшный. Каждый дракон жил, как ему хочется, и строения попадались самые разные, от причудливых глиняных холмиков с дырой для входа до примитивных хижин из брёвен, крытых листьями, а на берегу торчали покосившиеся хибары, стены которых уходили прямо в воду.

Как ни странно, драконят вокруг бегало великое множество, и некоторые выглядели странновато.

Первым, кого заметила Снежна, приземлившись, оказался крошечный дракончик, плескавшийся в реке и нырявший за рыбой. На его красно-коричневой чешуе, как у земляных, виднелись голубые светящиеся полоски, а на лапах – плавательные перепонки.

Неподалёку оранжево-красные драконята сгрудились вокруг небесного, который читал вслух свиток, но у двоих на хвостах оказались скорпионьи шипы песчаных, а у одного на носу – россыпь угольно-чёрных чешуек.

Королева ледяных драконов ещё ломала голову, дивясь незатейливости местных нравов, когда из соседней рощи выскочил небесно-голубой дракон и помчался вприпрыжку к новоприбывшим.

– Цунами! – окликнул он с таким видом, будто само солнце спустилось с неба погостить.

Вот уж странно так странно, подумала Снежна. Тоже мне радость, встретить самую нахальную и неприятную особу из «драконят судьбы»!

– Привет, Шквал! – отозвалась морская, как всегда, самоуверенно, что никак не вязалось со счастьем, сияющим в глазах.

Парочка неуклюже обнялась, нечаянно стукнувшись головами, и принялась размахивать крыльями, весело хохоча. Впрочем, Снежну их отношения нисколько не интересовали, она озиралась, высматривая Холода, своего блудного двоюродного братца.

Кстати, что там за белая чешуя мелькнула в кронах деревьев? Королева прищурилась, но дракон, если он и был, тут же скрылся. Может, просто игра света?

– Как же я рад тебя видеть! – повторял тем временем Шквал. – Как раз мечтал показать наши последние… – Он вдруг осёкся, провожая взглядом длинную вереницу спускавшихся с неба драконов, которой, казалось, не было конца. – Что за… хм… откуда?

– Сюрприз, сюрприз! – пропела Цунами. – Встречай новых обитателей вашего Приюта.

– Вот эти все… но я не… – заикаясь, пробормотал Шквал.

– Они что, радужные? – послышалось со стороны реки, и Снежна, обернувшись, увидела наконец Холода, который подбегал, расплёскивая воду.

Королева нахмурилась. Так кто же тогда померещился ей в зарослях?

– Холод! – радостно завопила Рысь.

Вздрогнув, он оторвал взгляд от небесной стаи и тут только заметил ледяных, стоявших бок о бок.

– Рысь? – с недоумением выговорил он. – Снежна? Что вы здесь делаете?

Рысь многозначительно кашлянула, изобразив поклон.

– Прошу прощения, ваше величество! – поклонился ледяной, что несколько смягчило раздражение Снежны. – Добро пожаловать в наш Приют!

– Я решила осмотреть новый город, – сухо сообщила она, – и убедиться, что эти новые драконы осядут здесь и не станут возвращаться в Ледяное королевство.

– Да они и не смогут, – вставила Рысь, – через Большой утёс.

– Какие-то полукровки, да? – Холод кивнул на листокрыла, который жадно пил, опустив голову в реку. – У нас уже много всяких. Эти похожи на помесь морских с радужными, но… – Он умолк, тараща глаза на шелкопряда, плюхнувшегося в траву рядом с Цунами. – У него… четыре крыла, – потрясённо шепнул он, – и у того, и…

– Они с другого континента, – стала объяснять Рысь, размахивая лапами, – он и в самом деле существует, Холод. Там тоже полно драконов разных племён. Вот эти разноцветные – шелкопряды, а зелёные – листокрылы… а вон те двое – чёрно-жёлтые, видишь? – ядожалы.

Снежне редко приходилось видеть Холода растерянным, тем более таким ошарашенным. Пожалуй, ради этого одного стоило лететь в Приют.

Её взгляд снова метнулся к древесным кронам: что это, солнечный блик на серебристой чешуе? Однако движение не повторилось, листва мирно колыхалась на лёгком ветерке. Тем не менее Снежна предпочитала доверять своим инстинктам. Среди листвы определённо скрывался какой-то ледяной.

Прятался и наблюдал за ней.


Опасный дар
Глава 10

– Здесь живут и другие ледяные? – спросила она Холода.

– Есть немного, – уклончиво ответил он. – Ты разве не знала?

Королева надменно фыркнула.

– Разумеется, знала. Я спрашиваю, сколько их и как зовут.

– М-м… мне не хотелось бы их выдавать. Кто знает, какие у них причины поселиться здесь… но думаю, они сами о себе расскажут.

Заорать на него, что ли? Она имеет полное право, как королева, и теперь он не посмеет возразить или убежать, как в прежние времена.

Однако свой шанс она упустила: пока размышляла, на землю опустилась ночная и обсыпала ледяного воздушными поцелуями.

– Луна… – произнёс он тихо и удивлённо.