Опасный дар, стр. 23


Опасный дар

Глава 9

Ледяные, листокрылы и шелкопряды летели причудливо смешанной стаей над бескрайними песками – которые, кстати, оказались просто ужасным местом. Солнце палило безжалостно, высушивая чешую на спине, так что Снежне казалось, та вот-вот потрескается. Как может кто-то здесь жить? Отвратительная жара! Фу!

Судя по всему, листокрылы страдали почти так же, как ледяные, и по мере удаления от моря драконьи крылья двигались всё медленней. Ни одного дерева кругом, только камни и песок, песок и камни, и больше ничего, куда ни глянь.

Тушкана не уставала повторять, что Ледяное королевство никто не собирается захватывать, потому что оно никому не нужно, но кому может понадобиться вот это вот безобразие? Любой дракон уж точно предпочтёт ледяную заснеженную прохладу с белыми медведями и моржами. А какую пищу найдёшь в раскалённых песках – тощих иссохших ящериц, костлявых вонючих верблюдов? Так что желающие завоевать ледяных всегда найдутся, и Снежна теперь до конца уверилась в своей правоте: укреплять границы, безусловно, стоит.

Карта, полученная ночной от её песчаного приятеля, показывала все оазисы на протяжении маршрута, и стая пару раз останавливалась пополнить запасы воды. Снежна забредала в ручейки и мелкие лужицы, стараясь промочить каждую чешуйку. Как глупо было со стороны целых поколений её предков воевать с песчаными за эти безжизненные земли, толку от них ровным счётом никакого.

Очертания горных пиков показались впереди только к вечеру. Казалось, гигантский дракон растянулся на горизонте, воинственно топорща спинной гребень. На склонах гор различалась зелень и бурая земля, а вершины сияли великолепной снежной белизной.

Тау никогда в жизни не видала гор, невольно подумала Снежна и тут же изругала себя за лишнее воспоминание. Ну и что, подумаешь! Она тоже ни разу не видела странных городов-ульев и прекрасно без таких впечатлений обойдётся!

Взмахнув крыльями, она поравнялась с королевой Орешник. В глазах той мелькнуло удивление, но усталость помешала выразить его вслух.

– Привет, у меня к тебе вопрос, – начала ледяная, – сколько ваших там осталось?

– На берегу? Ну, примерно…

– Нет-нет, за морем, в Пантале. Много не успело улететь?

Листокрылая озадаченно поморгала.

– Ну, во-первых, почти всё войско – те, кто отправился с королевой Секвойей на битву. Попали под Дыхание зла и оказались во власти Осы. – Она нахмурилась и закусила губу, и Снежна не сразу поняла, что Орешник сдерживает слёзы. – Надеюсь, кому-то из них удалось спастись. Ещё остались шелкопряды в ульях, их сотни, не скажу точно. Те, что улетели с нами, только из трёх ульев, они состояли в группе сопротивления, в «Хризалиде», и прилетели в джунгли помогать нам против ядожалов.

– Но всё пошло не так, и теперь тем шелкопрядам, что остались, грозит опасность.

– Да… – Листокрылая покосилась чуть растерянно. – Ты… беспокоишься за них?

– Да нет, нисколько, мне-то какое дело? – воскликнула Снежна. Разве что немного за Тау… но это не считается – дурацкая магия, ненужный сон. – Нет, – решительно покачала она головой. – Не то чтобы беспокоюсь, просто гадаю, когда вся остальная толпа явится ко мне в королевство.

– Перелететь океан так трудно… То есть мы надеемся, что они попробуют, но кто знает, сколько и когда, и получится ли у них.

– Эй, ночная! – выкрикнула Снежна, заставив крылья Орешник на миг сбиться с такта.

Луна, летевшая впереди, с удивлением развернулась и пристроилась к листокрылой с другой стороны.

– Чего ты хотела?

– Ты ведь умеешь видеть будущее, так? Холод рассказывал про какое-то твоё пророчество насчёт Мракокрада, хотя и бесполезное. А вообще когда-нибудь толк от твоих видений бывает? Можешь предсказать, долетят ли сюда остальные шелкопряды?

– Я… не совсем… – замялась ночная. – То есть мои видения не такие точные. Этих драконов я видела мельком, но других там не было… хотя могут и долететь.

– А покопаться у тебя в голове никак нельзя? Вызвать, к примеру, новое видение.

– Я-то думала, ты умеешь, – призналась Орешник, – и все вы тоже, когда захотите. Во всяком случае, Ясновидица могла, судя по её книге.

Ночная огорчённо покачала головой.

– У неё были необычные способности, а я вижу только случайные обрывки будущего или на ум приходят загадочные строки… – Заметив блеск любопытства в глазах ледяной, она смутилась, но Снежна ухватилась за ниточку.

– Ага, – потёрла она лапы, – стало быть, загадочные строки тоже были?

– Ну да, Цунами тоже рассказывала! – подхватила Орешник. – Дыхание зла там упоминалось? Может, и про то, как нам освободить всех и вернуть себе Панталу?

– Нет, к сожалению, никаких подробностей, – буркнула ночная. – Говорю же, загадочные.

– Всё равно расскажи! – потребовала Снежна. – Может, мы и разгадаем.

Луна вздохнула и процитировала:

Обрати глаза и крылья
К землям за пучиной моря,
Где отрава и насилье,
Где неволя, смерть и горе.
Там в яйце секрет таится.
Тайну прячут книг страницы.
Обретёт спасенье тот,
Кто отважно вглубь нырнёт.
Сердце, крылья, ум открой
Тем, кого изгонит рой.
В одиночку не отбиться
Племенам от власти злой.

Наступило молчание. Подняв глаза к небу и наморщив лоб, Орешник беззвучно повторяла слова, пытаясь сохранить в памяти.

– М-да, – заговорила наконец Снежна. – Скажу честно, не нравится мне это. Мало нам Мракокрада, так ещё и новая злая власть. – Она заметила, как вздрогнула и смутилась ночная, услышав имя. В чём, интересно, она виновата, не во вранье ли, что чёрный король исчез? А вдруг «злая власть» вовсе не новая? Уж больно похоже. – Погоди-ка, – вдруг вспомнила она, – ты сказала, племенам «в одиночку не отбиться»?

– Такие были слова, – беспомощно развела лапами ночная.

– Каким племенам, с Панталы? Ну да, каким же ещё, только трём вашим, а не нашим семи. Верно?

– А вдруг это обо всех племенах вообще? – внезапно – и совершенно несвоевременно! – включилась в беседу Рысь, незаметно пристроившись сзади. – Там же сначала о нас говорится: «Обрати глаза и крылья к землям за пучиной моря», а значит, и в конце тоже!

– Чушь! – скривилась Снежна. – Мы не сможем объединиться против зла, которое неизвестно где, за морями-океанами, даже если захотим – а ледяные драконы уж точно не хотят.

– Здесь в самом деле целых семь племён? – удивилась Орешник. – В каждом своя королева?