Витязь, стр. 105

— Откуда вы знаете об этом?

— Из его последнего послания, которое мы получили на той неделе. Я могу вам доверять? Мне более не к кому обратиться.

— Можете, — твердо кивнул Самойлов.

— Корнилов запретил разговаривать с вами на эту тему. Но теперь, ситуация критическая. Вы должны помочь нам.

— Кому вам? Корнилову и вам?

— Да. Нам и еще России.

— Я ничего не понимаю, Елизавета Андреевна.

— Я расскажу все по порядку. Прошу только не перебивайте меня. Павел Александрович и я мы тоже агенты Горчакова. Нас направили в Париж для получения ценных сведений.

— Ясно, — кивнул Алексей мрачно. — Еще в России меня проинформировали, что есть некие люди, которые этим занимаются, но не назвали имен. Меня заверили, что они сами выйдут на меня, — сказал Самойлов. — Я должен был помогать им, если понадобится. Но никто не связался со мной.

— Я же вам говорю, Корнилов запретил вам что-либо говорить о нашем задании, хотя Горчаков нам и открыл ваше имя, — объяснила Лиза.

— Понятно. Его ненависть ко мне мешает делу.

— Я так же ему сказала. И вот он арестован. Вы должны спасти его! Должны! Я прошу вас! Умоляю! — в слезах уже закончила Лиза, заламывая руки.

— Прошу, успокойтесь, Елизавета Андреевна, — начал утешать ее Алексей. — Мне больно видеть ваши слезы. Я сделаю все, что смогу. Но вы должны рассказать мне все.

— Да, непременно, — закивала Лиза, утирая слезы кружевным платочком. — Нам дали поручение — добыть важную карту из резиденции Бонапарта. Корнилову это удалось. Но в ту ночь, тринадцатого числа, ему пришлось драться со стражей. И, видимо, один из гвардейцев выжил. Нынче, этот свидетель утверждает, что сможет опознать человека, проникшего в кабинет Наполеона. Павел ранен. Они связывают его ранение с нападением на охрану резиденции. При аресте Корнилова я соврала гвардейцам, рассказав о дуэли между вами и Корниловым, и что он был ранен именно вами. Вы должны это подтвердить. И этот свидетель! Я совсем не знаю, как поступить. Раз он видел Павла Александровича, то непременно опознает его. Вы понимаете, какой международный скандал может быть? Вы должны помочь Корнилову выбраться из тюрьмы, пока не случилось непоправимого!

— Я все понял. Я немедля поеду в военное французское ведомство. И сделаю все, что в моих силах.

— И вы подтвердите эту дуэль между вами и Корниловым?

Самойлов долго пронзительно посмотрел на Лизу и сказал:

— Естественно. Но знайте, что я делаю это только из-за вас, Елизавета Андреевна. Ради Корнилова я бы и пальцем не пошевелил. Только из-за вас и из-за нашей родины. Я прекрасно понимаю, какой может произойти скандал!

— Спасибо! — воскликнула Лиза в исступлении. — Я так благодарна вам.

— Теперь, поезжайте ко мне в особняк. Ждите меня там, — приказал по-доброму Алексей, целуя ей ручку. — Я же поеду все разузнаю и попытаюсь все уладить. А затем сразу же приеду к вам и все расскажу. Договорились?

— Да, — кивнула Лиза. — Я буду ждать вас в вашем доме.

Глава III. Огонь желания

Часы в доме Самойлова пробили семь вечера. Уже который час к ряду, Лиза нервно мерила шагами гостиную и была, словно на иголках. Наконец, из парадной раздались приглушенные мужские голоса, и уже через минуту в гостиную, где находилась молодая женщина, вошел Самойлов. Бледный и мрачный.

— Я дал показания, о нашей дуэли с Корниловым, — сухо заметил Алексей, подходя к Лизе, и целуя ее ручку. — Это же подтвердил ваш денщик Федор.

— О, благодарю вас! — воскликнула Лиза в порыве.

— Со свидетелем же дело обстоит гораздо хуже. Корнилов в тюрьме. Назавтра назначено заседание военного трибунала. И, похоже, гвардеец действительно видел Корнилова и естественно опознает его. Я понимаю — свидетеля нужно убрать. Но это почти невозможно. Его хорошо охраняют.

— Но, наверное, можно что-нибудь предпринять? — пролепетала Лиза, дрогнувшим голосом.

— Все не так просто. Я не знаю. Проникнуть к этому свидетелю очень трудно. И придется сильно рисковать, даже ценой собственной жизни. Я сделал все что мог.

— А если свидетель опознает Павла Александровича, что его ждет?

— Корнилова расстреляют, как шпиона, — сказал холодно без эмоций Самойлов. Лиза подавила в себе истеричный дикий вскрик и начала нервно размышлять, что возможно предпринять в этой жуткой ситуации. — Но вы не беспокойтесь, Елизавета Андреевна. Вы под защитой русской миссии. Вам ничего не угрожает.

Лиза в ужасе вспомнила, именно так и говорил Павел. Если его схватят, то она должна идти в русскую миссию там ее защитят. Так и случилось. А его Корнилова наверняка расстреляют. Но она не могла допустить даже этой мысли. Она должна была что-то предпринять, чтобы спасти его. Она еще слишком любила Павла и не могла так хладнокровно отправить его насмерть, как Самойлов. Она видела, что Алексей не горит желанием помогать Корнилову. И Лиза прекрасно знала причину этого. Корнилов был его врагом. Она начала лихорадочно искать выход. Уже через несколько мгновений в ее головке вырисовался некий план, как она могла убедить Самойлова убрать свидетеля и помочь Павлу.

— Алексей Григорьевич, я так благодарна вам, — начала Лиза свою речь. Она заставила себя успокоиться, и даже улыбнуться. — Посидите со мной, я так переволновалась. Что за суматошный день. — Самойлов тут же сел рядом и взял ее за руку. — Вы единственный мой друг. Вы так заботитесь обо мне.

— Вы знаете причину этому, — проникновенно произнес молодой человек и улыбнулся ей. Лиза собрала в кулак все свое терзаемое существо и выдавила из себя ласковую улыбку, только чтобы усыпить бдительность Алексея. На самом деле ее душа дико кричала от осознания, что жизнь Корнилова в этот миг висит на волоске.

— Я очень ценю это, — прошептала она. — В последнее время у меня все больше поводов восхищаться вами, — запела она ему дифирамбы. Самойлов вмиг растаял и, не удержавшись, спросил:

— Только, я не пойму, как Корнилов мог втянуть вас в эти опасные игры со шпионажем? Да вы его жена, но все же.

— Я давно хотела рассказать вам правду, Алексей Григорьевич, — Лиза тяжко вздохнула и решилась. Она решила выложить последний козырь, с помощью которого она надеялась, затуманить Самойлову голову на столько, чтобы убедить Алексея помочь его заклятому врагу. Игра Лизы в сей миг была рискованна, но она надеялась на удачный исход. — Я не жена Корнилову.

— Как это? — пролепетал в удивлении Алексей.

— После лета двенадцатого года мы с Корниловым ни разу не виделись, — продолжала Лиза. — Мы встретились с Павлом Александровичем лишь этой зимой, в кабинете князя Горчакова. Это Алексей Иванович придумал выдать нас за молодую пару молодоженов для выполнения тайной миссии во Франции. На самом деле мы не женаты. Это лишь игра, фарс. По поручению князя мы с Корниловым отправились в Париж, для сбора важных сведений.