Витязь, стр. 104

Восемнадцатого числа, на пятый день после ранения Павла, к обеду вернулась Жанна де Майи. Но, не успела графиня снять дорожные перчатки и войти в гостиную, где ее встречала Лиза, как в дом пожаловали гвардейцы. Они требовали выдать им Павла Корнилова, подданного Российской империи, который был замешан в политическом скандале. Жанна де Майи испуганно залепетала, что ее племянник не может быть причастен к этому делу. Но гвардейцы предъявили бумагу на арест молодого человека, подписанную самим Бонапартом.

Услышав это, Лиза, которая находилась рядом с графиней, смертельно побледнела. Она не понимала, откуда просочилась информация, ибо кроме них с Павлом никто не мог знать об их тайной вылазке в резиденцию корсиканца. Гвардейцы, в сопровождении причитающей в истерике графини, поднялись наверх в спальню. Лиза, нервно сжимая кисти рук, последовала за ними, перебирая в своей головке возможные выходы, чтобы выпутаться из этой опасной ситуации. Когда гвардейцы вошли в спальню, Корнилов лежал в халате на постели и читал. Увидев людей в форме, молодой человек даже не повел бровью, выражая всем своим видом безразличие. Он лишь медленно отложил книгу на прикроватный столик, и перевел удивленный взор на четырех вооруженных гвардейцев.

— Ваше имя Корнилов Павел Александрович? — спросил отрывисто один из офицеров.

— Да, — ответил четко Павел и тут же встал с кровати и выпрямился во весь рост. Ни одним жестом он не выдал того, что он ранен. Он встал проворно и быстро. Лиза, которая так же вошла в спальню удивленно посмотрела на молодого человека, видя с какой прытью Корнилов встал. Ведь, не далее как сегодня поутру, он стонал и причитал по поводу того, что не может пошевелить даже рукой, так как все его тело болит. — Чем я могу служить?

— Вы подозреваетесь в незаконном проникновении в кабинет императора в ночь с тринадцатого на четырнадцатое мая.

— Это ложные обвинения, — заметил Корнилов, сделав к гвардейцам несколько шагов. Округлив глаза, Лиза увидела, что Павел даже не хромал. Если бы она не знала, что Корнилов получил ранение пять дней назад, она бы никогда не заподозрила, что он болен, нынче. Мгновенно у нее пронеслась мысль, что он специально дурачил ее все эти дни.

— Месье, нам необходимо знать, где вы находились той ночью? — спросил один из гвардейцев.

— Здесь дома, с моей женой, — без раздумья ответил Павел.

Лиза, тут же подойдя к ним, закивала и произнесла:

— Да это так.

— Мой племянник не может быть причастен к этому, — заверещала Жанна де Майи.

— Мадам, — обратился к графине гвардеец. — У нас есть свидетель, который присутствовал при том пренеприятном событии. Ему удалось выжить после ужасной кровавой бойни, которую устроил преступник, проникший в резиденцию императора. Несколько дней этот человек был в беспамятстве и лишь сегодня ночью пришел в себя. Он утверждает, что видел лицо нападавшего. Все описания указывают на месье Корнилова.

— Но он может ошибаться, — заметила Лиза.

— Мало того, этот выживший утверждает, что преступник был ранен в ногу.

— Боже! — воскликнула Жанна, всплеснув руками.

— Вы могли бы снять халат, месье? — ледяным тоном прочеканил гвардеец, обращаясь к Павлу.

— Халат? — спросил Павел.

— Да, немедленно снимите ваш халат! — приказал гвардеец.

— Но, здесь дамы, — начал Корнилов.

— Мы можем вам помочь, — уже с угрозой заявил гвардеец и придвинулся к Павлу.

— Поль, сними, — умоляюще воскликнула Жанна.

Корнилов сжал зубы и развязал тесьму халата. Одеяние упало, и он остался в одних подштанниках, одна штанина у которых была обрезана доверху. Молодой человек напряженно вытянулся во весь рост. И все отчетливо увидели его перебинтованное бедро. Жанна громко вскрикнула.

— Откуда у вас ранение? — спросил гвардеец.

Корнилов упорно молчал. Лишь его взор было темен и мрачен. Лиза тут же придумала первый попавшийся предлог. Проворно встав перед Павлом, молодая женщина порывисто произнесла:

— Неделю назад мой муж дрался на дуэли, — она сделала театральную паузу. — Из-за меня он был ранен.

— Имя человека, с которым дрался ваш муж, сударыня? — задал вопрос гвардеец.

— Самойлов Алексей Григорьевич, — выпалила Лиза.

— Месье Самойлов сможет это подтвердить?

— Может, — закивала она.

— Мы проверим это, — кивнул гвардеец. — Но, все равно, у нас есть бумага на ваш арест, сударь. Вы пойдете с нами. Если свидетель не опознает вас, вы будете отпущены. Одевайтесь.

Павел собирался не более минуты. Когда он был готов, гвардеец скомандовал:

— Следуйте с нами.

Корнилов направился вслед за гвардейцами. Когда он поравнялся с Лизой, он красноречиво посмотрел на взволнованную молодую женщину и подбадривающе заметил:

— Не волнуйтесь, все будет хорошо.

Лиза в ответ поджала губы от волнения, и мрачным взором проследила, как Павел в сопровождении гвардейцев покинул спальню.


Едва Корнилова увезли на черной карете с решетками, Лиза стремительно схватила шляпку и вихрем направилась прочь из дома. На окрик Жанны де Майи молодая женщина, чуть обернувшись, уже у выхода ответила:

— Я скоро вернусь, графиня. Мне надо уладить одно дело.

На ее удивление Федор, видимо догадавшийся, отчего арестовали Павла, уже запряг лошадей и приготовил экипаж. Едва Лиза спустилась с парадных ступеней, он напряженно воззрился на нее и взволнованно спросил по русски:

— Куда едем?

— На Руаяль! В русскую миссию. И прошу, гони быстрее! — выпалила Лиза на одном дыхании, и запрыгнула в экипаж.

Уже через четверть часа молодая женщина вошла в небольшой особняк на многолюдной улице Парижа. На ее удачу Самойлов находился в своем кабинете. Ворвавшись в просторную мрачную комнату и увидев Алексея Григорьевича, который в этот момент писал за секретером, Лиза с порога выпалила по-русски:

— Алексей Григорьевич, такое несчастье! Только вы можете помочь мне!

Самойлов, не ожидая увидеть Лизу в столь ранний час в миссии, тут же встал из-за стола и приблизился к ней.

— Что случилась, Елизавета Андреевна? На вас лица нет!

— Корнилов арестован! — воскликнула она нервно.

— Арестован? — опешил Самойлов. — Но почему?

— Мы можем говорить начистоту? — тихо спросила Лиза, заглядывая ему в глаза.

— Естественно, — кивнул Алексей.

— Я знаю, что вы агент Горчакова, — тихо вымолвила Лиза.

— Вот вы о чем, — так же тихо заметил Самойлов, и его лицо стало сосредоточенным. — Давайте пройдем в мою небольшую библиотеку. Там нас не услышат.

Лиза кивнула, и Алексей провел ее в потайную комнату, которая простиралась за кабинетом. Закрыв за собой дверь, Алексей внимательно посмотрел на молодую женщину и заметил: