Шантаж, стр. 85

После вполне сытного обеда старик показал новому соседу комнату для игр, где группа плотных мужиков резалась в карты, причем на деньги и с сигаретами в зубах, отчего комната напоминала скорее курилку в общественной библиотеке, чем помещение тюрьмы.

— Азартные игры у нас строго запрещены, — назидательным тоном произнес старик и хитро подмигнул Уилсону.

Затем они вышли на открытую площадку, где под палящими лучами солнца истекали потом молодые люди лет двадцати — тридцати. Они тщательно полировали загар, давая отдохнуть натруженным на работе мышцам. У края площадки старик махнул в сторону длинной прогулочной дорожки:

— А это еще один повод выразить признательность нашему федеральному правительству.

В конце концов они добрались до тюремной библиотеки, в которой старик никогда в жизни не бывал.

— Здесь, — показал он рукой на дверь, — наша юридическая библиотека.

— Интересно, кто сюда ходит? — сразу оживился Аргроу.

— Обычно сюда заглядывают адвокаты, но постоянно здесь сидят только наши судьи.

— Судьи? — нарочито громко воскликнул новичок.

— Да, их тут трое, — вяло заметил старик, не проявляя абсолютно никакого интереса ни к библиотеке, ни тем более к сидевшим там судьям.

Уилсон Аргроу не стал заострять внимание на библиотеке и послушно проследовал за ним до конца коридора, потом поблагодарил за весьма полезную экскурсию и вновь вернулся к библиотеке.

Джо Рой Спайсер оторвался от журнала и пристально посмотрел на вошедшего в библиотеку незнакомца.

— Вы что-то ищете? — поинтересовался он с видом человека, которого оторвали от важного дела.

Уилсон Аргроу сразу узнал в нем одного из тех людей, которых видел на фотографиях в досье. Бывший судья, осужденный за махинации с игрой бинго. Какая незавидная участь!

— Я здесь первый раз, — произнес он, вымученно улыбаясь. — Меня только что перевели, вот я и знакомлюсь со своим новым домом. Это, если не ошибаюсь, юридическая библиотека?

— Совершенно верно.

— Надеюсь, любой человек может пользоваться ее фондами?

— А вы что, адвокат? — насторожился Спайсер.

— Нет, банкир.

Если бы этот разговор происходил пару месяцев назад, Спайсер непременно нашел бы работу этому парню, но сейчас им не нужны были какие-то жалкие центы. Аргроу осмотрелся, но не увидел поблизости остальных судей, внешность которых так тщательно изучал. Извинившись за причиненное беспокойство, он не стал надоедать судье и отправился в свою камеру. Контакт был установлен, и теперь нужно лишь развивать его в нужном направлении.

* * *

Все усилия Аарона Лэйка выбросить из головы Рикки и навсегда избавиться от компрометирующей его переписки к успеху не привели. С некоторых пор он пришел к выводу, что не справится с этим делом без посторонней помощи. Не может же он в самом деле постоянно переодеваться, ловить такси и шнырять ночью по темным переулкам, улепетывая от бдительных телохранителей или агентов ФБР. Уж слишком он заметен сейчас, слишком знаменит, чтобы пускаться в подобные странствия. Да и риск слишком велик. Ведь ставки в этой игре настолько высоки, что малейший промах может обернуться катастрофой. Его многочисленные противники спят и видят, чтобы поймать его на каком-нибудь неблаговидном поступке и раздуть из мухи слона. А охранников, агентов, телохранителей и всех прочих, кто неусыпно следит за каждым его шагом, стало так много, что он со счету сбился.

И тут ему пришла в голову блестящая мысль использовать для этой цели одну из своих помощниц, Джейн. Она подключилась к его избирательной кампании еще в Висконсине, некоторое время работала на общественных началах, но очень быстро вошла в круг его доверенных лиц. Аарон Лэйк позаботился о том, чтобы она получала пятьдесят пять тысяч долларов в год, что было весьма недурно для молодой женщины, и во всем безоговорочно доверял ей. Джейн всегда была рядом с ним, преданно смотрела в глаза, выполняла самые деликатные поручения, и Лэйк так быстро проникся уважением к ней, что даже пообещал найти работу в Белом доме, если, конечно, станет президентом.

Суть его плана заключалась в следующем. В нужное время он даст ей ключ от почтового ящика, арендованного на имя мистера Эла Кониерса, и попросит забрать оттуда всю почту. Она должна будет изредка наведываться туда на тот случай, если на это имя придет еще что-нибудь. А в качестве легенды он объяснит ей, что арендовал ящик еще в то время, когда работал в комитете по обороне и ему нужно было по долгу службы проследить за важными контактами иранцев. Или что-нибудь в этом роде. Она, несомненно, поверит в эту историю, так как всегда верит шефу.

И если ему очень повезет, то о Рикки он больше никогда ничего не услышит. Почтовый ящик всегда будет закрыт, а если там не дай Бог окажется письмо, Джейн быстро заберет его и передаст ему.

Теперь Аарон Лэйк с нетерпением дожидался удобного случая, чтобы раз и навсегда избавиться от порочащих его репутацию связей. Ждать пришлось довольно долго, но он знал: его терпение непременно будет вознаграждено.

Глава 31

Письмо было доставлено в Вашингтон в целости и сохранности вместе с миллионами других бумаг, которые поглощала столица каждый день. Первые два дня всю эту гору бумаг сортировали по почтовым индексам и адресам, а на третий день после того, как Бастер опустил его в далеком городке, оно благополучно было доставлено в почтовое отделение фирмы «Мэйлбокс Америка», что в районе Чеви-Чейз. Во время очередной проверки почтового ящика бдительными агентами оно было обнаружено и мгновенно доставлено в Лэнгли.

Тедди Мэйнард отдыхал в своем кабинете в перерыве между совещаниями, когда к нему ворвался Дэвилл с конвертом в руке.

— Мы получили это полчаса назад, — запыхавшись, сообщил он, протягивая шефу три листа бумаги. — Это копия последнего письма Рикки. Оригинал мы положили в досье.

Директор ЦРУ приладил очки и, прежде чем читать, внимательно осмотрел конверт. Почтовая марка была из Флориды, как всегда, да и почерк не вызывал никаких сомнений и подлинности письма. Еще не прочитав ни строчки, Тедди знал, что ничего хорошего для него в этом послании нет.

«Дорогой Эл!

В своем последнем письме ты попытался положить конец нашей переписке. Извини, дружище, но все не так просто, как тебе кажется. Не буду больше морочить тебе голову и сразу перейду к делу. Я не Рикки, как, впрочем, и ты не Эл. И нахожусь я не в наркологическом реабилитационном центре, а в самой что ни на есть федеральной тюрьме. Теперь я перехожу к более официальному тону. Мне известно, кто вы такой на самом деле, мистер Лэйк. Мне также известно, что вы добились в последнее время огромного успеха на политическом поприще и вполне серьезно претендуете на лидерство в предвыборной гонке. Во всяком случае, победа на общенациональном съезде вам практически гарантирована. В нашу тюрьму каждый день приносят свежие газеты, и у нас есть возможность пристально следить за ошеломляющим ростом вашей популярности. Более того, мне прекрасно известно, какие деньги поступают к вам от множества спонсоров и тайных организаций. Вот в них-то, собственно, все и дело.

Вы, вероятно, захотите, чтобы наш маленький секрет остался между нами. И это вполне естественно. Зачем вам громкий скандал? К счастью для вас, я готов держать язык за зубами, но это будет стоить вам приличных денег.

Короче говоря, мне нужны деньги и то, что на них купить, к сожалению, невозможно, — свобода. Полагаю, что выполнить первое условие для вас не составит большого труда, так как денег у вас куры не клюют. А вот второе условие гораздо сложнее, но вам и оно вполне по плечу, ведь у вас столько могущественных и влиятельных друзей. Не сомневаюсь, вы найдете выход из положения.

Теперь немного о себе. Меня зовут Джо Рой Спайсер, и вот уже много лет я сижу в федеральной тюрьме «Трамбл», что считаю вопиющей несправедливостью. Надеюсь, вы понимаете, что человеку в моем положении абсолютно нечего терять. Подумайте хорошо обо всем и сообщите о своем решении. Вы знаете, где и как меня найти, а убежать отсюда без вашей помощи практически невозможно.

И не очень-то тяните с ответом.

Искренне ваш, Джо Рой Спайсер».