Остров, стр. 87

— Что?.. — начал Хэтч, но Клей уже прошел мимо него к шахте с зажженным фонариком в руке.

— Не делайте этого! — закричал все понявший Хэтч, хватая Клея за рукав. — Это самоубийство! Меч вас убьет!

— Но прежде я сделаю то, ради чего сюда пришел.

Клей резким движением высвободил руку и побежал к шахте.

Он обошел тело Рэнкина и спрыгнул на лестницу. Через несколько мгновений он скрылся из виду.

ГЛАВА 61

Цепляясь за ступеньки лестницы, Клей спустился на несколько футов и остановился, чтобы перевести дыхание. Из глубин Бездны доносился неумолчный рев: вода проникала в пещеры, круша все на своем пути. Порыв холодного влажного воздуха, идущего снизу, дернул за ворот его рубашки.

Он направил луч фонарика вниз. Система вентиляции перестала работать, когда погасло аварийное освещение и воздух стал тяжелым. Сотрясающиеся ступеньки лестницы покрылись влагой и падающей сверху грязью. Луч фонарика с трудом пробивался сквозь туман. Наконец десятью футами ниже он выхватил из темноты фигуру Нейдельмана.

Капитан с трудом карабкался вверх, отчаянно цепляясь за каждую следующую ступеньку. За поясом Нейдельмана торчала рукоять, украшенная самоцветами.

— Ну-ну, — прохрипел Нейдельман, глядя на луч фонарика. — Et lux in tenebris lucet. [98] И в самом деле — свет зажегся в темноте. И почему меня совсем не удивляет, что преподобный участвует в этом заговоре?

Он отчаянно раскашлялся, и ему пришлось всем телом приникнуть к лестнице, когда она вновь содрогнулась.

— Бросьте меч, — сказал Клей.

В ответ Нейдельман потянулся к поясу и вытащил пистолет. Клей успел спрятаться за дальней стороной лестницы, когда прозвучал выстрел.

— С дороги, — прохрипел Нейдельман.

Клей понимал, что не сможет остановить капитана на узких ступеньках: ему необходимо найти место с более надежной опорой. Он быстро осветил лестницу лучом фонарика. Несколькими футами ниже находилась стодесятифутовая отметка, узкий брус. Священник выключил фонарик, убрал его в карман и в темноте спустился на две ступеньки. Теперь лестница ходила ходуном. Клей понимал, что сейчас Нейдельман не сможет подниматься с пистолетом в руке. Однако временами вибрация ослабевала, и, как только появится возможность, капитан его пристрелит.

Он на ощупь спустился в темноте еще на две ступеньки и почувствовал, что дрожь утихает. Вспыхнула молния, и в отраженном свете Клей увидел Нейдельмана, ухватившегося за брус одной рукой. Капитан с трудом сохранял равновесие, и Клей, отчаянно рискнув, прыгнул через ступеньку и сильно ударил ногой по руке Нейдельмана. Раздался крик, пистолет выпал из руки капитана и исчез в темноте.

Клей спустился еще на одну ступеньку, его ноги соскользнули с металлической перекладины. Висевший под ним Нейдельман ревел от невыразимой ярости. Неожиданно он рванулся и сумел взобраться на узкую платформу. Оставаясь с противоположной стороны лестницы, Клей направил на него луч света.

Лицо Нейдельмана было покрыто потом и грязью, кожа приобрела пугающий землистый оттенок, в безжалостном луче света глаза казались запавшими. Он выглядел ужасно уставшим и обессиленным, лишь сила воли заставляла его двигаться вперед. Однако рука, потянувшаяся за мечом, заметно дрожала.

Клей смотрел на меч со смесью ужаса и удивления. Рукоять была завораживающе красива, ее украшали великолепные самоцветы. Но клинок, испещренный фиолетовыми пятнами, выглядел уродливым.

— Отойди, преподобный, — прокаркал капитан. — Я не стану тратить свои силы на тебя. Мне нужен Хэтч.

— Хэтч не является твоим врагом.

— Он послал тебя, чтобы мне это сказать? — Нейдельман вновь раскашлялся. — Я победил Макаллана. Но недооценил предательство Хэтча. И его сообщников. Ничего удивительного нет в том, что он попросил включить в число рабочих Труитта. А твои протесты должны были меня отвлечь.

Он смотрел на Клея сверкающими от ярости глазами.

— Вы мертвец, — спокойно сказал Клей. — Мы оба мертвецы. Вам уже не спасти свое тело. Однако еще есть шанс спасти душу. Этот меч — оружие дьявола. Бросьте его в бездну, там ему самое место.

— Глупец, — прошипел Нейдельман, продолжая подниматься, — ты говоришь, что это оружие дьявола? Да, Хэтч сумел лишить меня сокровищ. Но я овладел этим. В моих руках меч, к которому я стремился большую часть жизни.

— Он вас и убьет, — спокойно отозвался Клей.

— Нет, он убьет тебя. В последний раз прошу, преподобный, уйди с дороги.

— Нет, — ответил Клей, прижимаясь к задрожавшей лестнице.

— Тогда умри! — вскричал Нейдельман, поднимая тяжелый клинок.

ГЛАВА 62

Хэтч отбросил замолчавший радиометр и уставился в темноту. Он находился в нескольких футах от вертикальной шахты Водяной Бездны. До него доносились невнятные голоса; Хэтч видел свет фонарика Клея и силуэт лестницы; слышал выстрел, на миг перекрывший рев воды. Он ждал, не зная, на что решиться, ему ужасно хотелось подползти к шахте и посмотреть вниз. Однако Хэтч прекрасно понимал, что даже мгновение в прямой видимости меча святого Михаила означало неизбежную смерть.

Он обернулся и посмотрел на Бонтер. Все ее тело было напряжено, она прерывисто дышала.

Неожиданно до него донесся шум борьбы. Раздался стук металла по металлу, ужасный крик — чей? — затем он услышал невнятное бормотание и еще один гулкий металлический удар. Пронзительный крик боли и отчаяния заглушил шум воды, но вскоре и он стих.

Хэтч застыл на месте, не в силах пошевелиться. Он услышал тяжелое дыхание, шлепок руки по металлу — кто-то медленно взбирался по лестнице. Загорелся фонарик, луч заметался из стороны в сторону и остановился на входе в туннель.

Звуки приближались.

Хэтч напрягся, обдумывая варианты. Он понял, что у него не осталось выбора. Если Клей потерпел неудачу, кто-то должен остановить Нейдельмана. Малин решил, что это должен сделать он.

Он почувствовал, как в темноте рядом с ним Бонтер приготовилась к прыжку. Хэтч понял, что ей в голову пришла такая же мысль.

— Даже не думай, — предупредил он.

— Ferme-la! [99] — воскликнула она. — Я не позволю тебе…

Но прежде чем Изобель успела вскочить на ноги, Хэтч уже бежал к входу в туннель. На мгновение остановился возле лестницы и, услышав у себя за спиной шаги Бонтер, прыгнул на металлический мостик, готовый утянуть за собой Нейдельмана в ревущую бездну.

Тремя футами ниже он увидел Клея, с трудом взбирающегося вверх. Грудь священника судорожно вздымалась, из раны на виске струилась кровь.

Клей положил руку на следующую ступеньку. Хэтч наклонился и помог ему подняться — в это время его догнала Бонтер. Они вместе вернулись в туннель.

Священник молча стоял, слегка наклонившись вперед, голова его раскачивалась из стороны в сторону, руки упирались в бедра.

— Что произошло? — спросил Хэтч.

Клей поднял голову.

— Я отобрал у него меч, — сказал он отсутствующим голосом. — И швырнул в Бездну.

— А Нейдельман?

— Он… решил последовать за мечом.

Наступило молчание.

— Вы спасли нам жизнь, — сказал Хэтч. — Боже мой, вы… — Он помолчал и глубоко вздохнул. — Мы отвезем вас в больницу…

Клей отмахнулся от него.

— Не нужно, доктор. Пожалуйста, не надо лгать мне перед смертью.

Хэтч посмотрел на него.

— Врачи смогут лишь облегчить ваши страдания.

— Я бы хотела найти способ как-то отплатить вам за эту жертву, — хрипло сказала Бонтер.

Клей улыбнулся — и его улыбка была странной смесью грусти и радости.

— Я очень хорошо понимал, что делаю. Это не было жертвой. Это был дар. — Он посмотрел на Хэтча. — Но я хочу попросить вас… Вы успеете доставить меня на материк? Я бы хотел попрощаться с Клэр.

Хэтч отвернулся.

— Сделаю все, что в моих силах, — пробормотал он.

Нужно было уходить. Они выбрались из туннеля и по мостику поднялись на лестницу. Первой пошла Бонтер. Он посмотрел ей вслед, и в этот момент полыхнула молния, озарив Ортханк, тусклый призрак далеко наверху, теряющийся в лабиринте брусьев. С неба низвергались потоки воды и грязи.

вернуться

98

И свет во тьме светит (лат.). Августин Аврелий. Исповедь.

вернуться

99

Заткнись! (фр.)