Остров, стр. 86

— Хэээээтч!

ГЛАВА 60

— О чем ты говоришь? — тяжело дыша, спросил Хэтч, прислонившись к влажной стене туннеля. — О какой последней ловушке?

— Роджер сказал, что Водяная Бездна была построена над формацией, которая называется соляным куполом, — прокричала в ответ Бонтер. — Естественная пропасть, уходящая глубоко под землю. Макаллан планировал загнать в эту ловушку Окхема.

— А мы считали, что укрепление стен Бездны позволит нам спокойно вести раскопки. — Хэтч покачал головой. — Макаллан. Он постоянно на шаг нас опережает.

— Эти титановые стойки держат стены шахты — до поры до времени. Если бы их не было, все сооружение рухнуло бы вниз.

— А Нейдельман?

— Sais pas. [97] Наверное, упал в пропасть вместе с сокровищем.

— В таком случае давай уносить отсюда ноги.

Хэтч повернулся к входу в туннель, и в этот момент вся система лестниц содрогнулась. В наступивших мгновениях тишины они услышали гудение из-под свитера Бонтер. Она вытащила радиометр и протянула его доктору.

— Я взяла его в твоем кабинете, — сказала она. — Мне пришлось там кое-что разбить, чтобы добраться до прибора.

Дисплей потускнел — очевидно, батарейки садились, — но сообщение легко читалось:

244,13 РАД/ЧАС

ЗАСЕЧЕН ПОТОК БЫСТРЫХ НЕЙТРОНОВ

ВЕСЬМА ВЕРОЯТНО РАДИАЦИОННОЕ ЗАРАЖЕНИЕ

РЕКОМЕНДАЦИИ: НЕМЕДЛЕННАЯ ЭВАКУАЦИЯ.

— Может, прибор регистрирует остаточную радиацию? — предположила Бонтер, вглядываясь в дисплей.

— И не надейся. Двести сорок четыре рада? Дай я попробую локализовать.

Он посмотрел на Клея, тот включил фонарик и направил его на прибор. Хэтч принялся набирать команду на миниатюрной клавиатуре. Предупреждение исчезло, на экране вновь возникла трехмерная координатная сетка. Хэтч встал и принялся перемещать детектор. В центре экране распустилось ослепительное пятно, цвета которого постоянно менялись.

— О господи. — Хэтч оторвался от экрана. — Нейдельман жив. Он на лестнице под нами. И у него меч.

— Что? — выдохнула Бонтер.

— Видишь показания? — Хэтч повернул радиометр. Неровное белое пятно медленно перемещалось. — Боже мой, должно быть, он получил огромную дозу облучения.

— Насколько большую? — сдавленно спросил Клей.

— Меня гораздо больше интересует, какую дозу получаем мы, — мрачно заметила Бонтер.

— Нам не грозит непосредственная опасность. Пока. Сейчас от него нас отделяет толстый слой земли. Но облучение обладает кумулятивным эффектом. Чем дольше мы здесь остаемся, тем больше будет полученная нами доза облучения.

Внезапно земля затряслась так, словно ею овладели демоны. Всего в нескольких футах от входа в туннель громко затрещала массивная балка. Посыпались мелкие камни.

— Чего мы ждем? — прошипела Бонтер, поворачиваясь к туннелю. — Нужно уходить.

— Подожди! — закричал Хэтч; в его руках громко верещал радиометр.

— Мы не можем ждать! — воскликнула Бонтер. — Этот туннель выведет нас наружу?

— Нет. Основание колодца вновь было запечатано после того, как преподобный повернул рычаг ловушки.

— Значит, нам нужно по лестнице выбраться из Бездны! Нельзя оставаться здесь.

Она двинулась к лестнице.

Хэтч схватил ее за руку и потянул к себе.

— Мы не будем выходить здесь, — прошипел он.

— Но почему?

Клей оказался рядом с ними и посмотрел на дисплей. Хэтч взглянул на священника и с удивлением обнаружил, что Клей с трудом сдерживает возбуждение, почти торжествует.

— Если верить прибору, — медленно проговорил Хэтч, — то радиоактивность меча так сильна, что даже за секунду, проведенную рядом с ним, можно получить смертельную дозу облучения. Стоит нам выглянуть в главную шахту, мы поджаримся как гренки.

— Почему Нейдельман еще жив?

— Он уже мертв. Даже огромная доза облучения не убивает мгновенно. Он был мертв в тот момент, когда его глаза увидели меч. И с нами произойдет то же самое, если мы окажемся в зоне прямой видимости от меча. Нейтронная радиация распространяется в воздухе со скоростью света. Для нас жизненно важно, чтобы между нами и мечом оставались земля и камень. — Он посмотрел на радиометр. — Он ниже нас футов на пятьдесят или меньше. Отойдите в самый дальний конец туннеля. Если нам повезет, он поднимется наверх, не заметив нас.

Невнятный крик перекрыл шум воды.

Жестом показав остальным, чтобы оставались на месте, Хэтч осторожно приблизился к входу в шахту. Он увидел, как дрожат титановые балки. Вновь раздался сигнал радиационной тревоги, и Хэтч посмотрел на радиометр.

3217,89 РАД/ЧАС

ЗАСЕЧЕН ПОТОК БЫСТРЫХ НЕЙТРОНОВ

НЕОБХОДИМА НЕМЕДЛЕННАЯ ЭВАКУАЦИЯ.

«Боже мой, — подумал Хэтч, — скоро зашкалит». Они все еще были защищены скалами и землей, но Нейдельман приближался, и вскоре их уже ничто не спасет…

— Хэтч! — послышался неприятный хриплый голос.

Хэтч замер на месте.

— Я нашел тело Лайла.

Хэтч продолжал молчать. Неужели Нейдельман знает, где он находится? Или блефует?

— Хэтч! Не притворяйся скромнягой, тебе это не идет. Я видел свет. Иду к тебе. Ты меня слышишь?

— Нейдельман! — крикнул Хэтч в ответ.

Ответа не последовало. Хэтч посмотрел на радиометр. Белое пятно продолжало подниматься, но изображение заметно побледнело — батарейка прибора садилась.

— Капитан! Остановитесь! Нам нужно поговорить.

— Непременно. У нас получится чудесная беседа.

— Вы не понимаете! — закричал Хэтч, осторожно придвигаясь к шахте. — Меч является источником мощной радиоактивности. Он убивает вас, капитан! Немедленно избавьтесь от него!

Он ждал, пытаясь разобрать ответ сквозь шум ревущей воды.

— О, бесконечно изобретательный Хэтч, — послышался слабый, но совершенно спокойный голос Нейдельмана. — Ты замечательно все спланировал.

— Капитан, ради бога, бросьте меч!

— Бросить меч? — послышался ответ. — Ты устроил эту ловушку, уничтожил Водяную Бездну, погубил мою команду, лишил меня моих сокровищ. А теперь ты хочешь, чтобы я бросил меч? Не дождешься.

— О чем вы говорите?

— Да не притворяйся. Ты превосходно сделал свою работу. Парочка зарядов в нужных местах — и полный успех!

Хэтч лег на землю и посмотрел в потолок, обдумывая дальнейшие шаги.

— Вы больны, капитан. Если не верите мне, прислушайтесь к своему организму. Меч является мощным источником потока быстрых нейтронов. В вашем теле уже прекратилось деление клеток и синтез ДНК. Вскоре вы начнете страдать от церебрального синдрома — самой тяжелой формы радиационного поражения.

Он замолчал и прислушался. На фоне рева воды различалось лишь слабое попискивание садящегося радиометра.

— У вас первая стадия болезни! — продолжал Хэтч. — Сначала будет тошнить. Наверное, уже тошнит, не так ли? Потом вас ждет помутнение сознания, результат поражения мозга. Дальше — тремор, нарушение координации, конвульсии и смерть.

Ответа не было.

— Ради бога, Нейдельман, выслушайте меня! — закричал он. — Вы всех нас убьете этим мечом!

— Нет, — послышался снизу голос. — Нет, я лучше воспользуюсь своим пистолетом.

Хэтч быстро сел. Голос был уже совсем близко: их разделяло не более пятнадцати футов. Хэтч вернулся по туннелю к остальным.

— Что происходит? — спросила Бонтер.

— Он будет здесь через несколько секунд, — ответил Хэтч. — Он не остановится.

Произнеся последние слова, он вдруг понял, что они ничего не смогут сделать. Им некуда бежать. Через пару минут Нейдельман появится в туннеле с мечом в руке. И все они погибнут.

— Неужели нет способа его остановить? — воскликнула Бонтер.

Неожиданно в разговор вмешался Клей.

— Такой способ есть, — заявил он.

Хэтч повернулся и увидел, что на окровавленном лице священника появилось новое выражение — какое-то блаженное и экстатическое.

вернуться

97

Не знаю (фр.).