Остров, стр. 88

— А теперь вы! — закричал Хэтч Клею.

Священник передал ему фонарик, устало повернулся к лестнице и начал медленно подниматься. Хэтч немного подождал, потом покрепче ухватился за перила и направил луч фонарика вниз.

Он вглядывался в бездну, ужасаясь того, что может увидеть. Но меч — и Нейдельман — исчезли. Хэтч смог разглядеть лишь клубящееся облако тумана над ревущей далеко внизу водой.

Лестница дрогнула, Хэтч больше не стал медлить и начал подниматься. Очень скоро он догнал Клея; священник стоял, крепко ухватившись за титановую ступеньку, стараясь восстановить дыхание. И вновь лестница сотряслась, оставшиеся брусья протестующе заскрипели.

— Я больше не могу, — прохрипел Клей. — Не ждите меня.

— Возьмите фонарик! — крикнул Хэтч. — И обнимите меня за шею.

Клей протестующе затряс головой.

— Не спорьте!

Хэтч полез вверх, подталкивая Клея. В свете фонарика он видел, как на них с тревогой смотрит Бонтер.

— Вперед, вперед! — настойчиво гнал он себя.

Добравшись до платформы на отметке в пятьдесят футов, Хэтч не осмелился остановиться. Он уже видел края Водяной Бездны, черные на фоне штормового неба. Мышцы просили об отдыхе, но он упрямо двигался, подталкивая священника перед собой.

Мощный удар сотряс лестницу, снизу пахнуло влагой и холодом. С пронзительным скрежетом отвалилась секция прямо под ними. Прижавшись к металлическим ступенькам, Хэтч увидел, как начинает разваливаться крепь шахты. Рядом застонал Клей.

Хэтч вновь устремился вверх, страх и адреналин придали ему новые силы. Выше, задыхаясь, продолжала подъем Бонтер. Он двигался за ней, подталкивая совсем ослабевшего Клея.

Ступеньки лестницы становились все более скользкими. Здесь, вблизи от поверхности, рев воды мешался с воем урагана. Дождь хлестал в лицо, но он показался Хэтчу теплым после отвратительной сырости туннеля. Внезапно все вокруг снова содрогнулось от резкого толчка где-то в глубине Бездны, конструкции издали почти человеческий вопль, и бесчисленные клинья не выдержали. Лестница начала раскачиваться, ударяясь об остатки титановых балок.

— Вперед! — взревел Хэтч, подтолкнув Бонтер вверх.

И в тот же миг с ужасом увидел, как один за другим лопаются болты в центральной части лестницы, словно пуговицы на пиджаке. Очередная судорога сотрясла всю шахту, опоры Ортханка начали прогибаться у них над головой. С оглушительным треском лопнуло огромное окно на смотровой площадке, осколки потоком хлынули в Бездну.

— Берегись! — закричал Хэтч, закрывая глаза.

Ливень стекла и обломков пронесся мимо. Доктор почувствовал, как мир зашатался: открыв глаза, Хэтч обнаружил, что система лестниц начала складываться. Со скрежетом, от которого желудок едва не выпрыгнул у него из горла, вся структура опустилась на несколько футов, воздух наполнился треском лопающегося металла. Ноги Клея соскользнули со ступеньки, и теперь священник раскачивался над бездной.

— На балки! — закричал Хэтч.

Он перебрался через две титановые балки, поддерживая Клея. Бонтер последовала за ним. Схватив преподобного поперек туловища, Хэтч подсадил его на титановое анкерное крепление, а потом и на старые деревянные балки, которые тянулись вдоль стен шахты.

— Вы сможете подняться? — спросил Хэтч у Клея.

Тот кивнул.

Хэтч пошарил рукой, пытаясь найти подходящее место на скользкой поверхности дерева. Из-под ног стала уходить подгнившая балка, и он подтянулся на руках, отыскивая ногами новую точку опоры. Наконец он достал до края платформы, выбрался на нее и с помощью Бонтер вытащил священника из шахты. Клей осел на землю.

Хэтч повернулся к югу и увидел, как вода врывается в брешь на дамбе. Тяжелые тучи закрыли луну. Вокруг рифов кипела белая пена, и быстрина уносила ее за горизонт.

Оглушительный лязг заставил Хэтча обернуться. Потерявший опору Ортханк наклонился вперед и складывался, словно карточный домик.

— К причалу! — закричал Малин.

Они подхватили Клея с двух сторон и вместе с ним побежали по скользкой тропе к «Первому острову». Оглянувшись, Хэтч увидел, как рушится наблюдательная башня, увлекая за собой в Бездну смотровую площадку. Снизу донеся треск лопающихся титановых и деревянных балок. Над шахтой вздымалось желтоватое туманное облако.

Они изо всех сил бежали к брошенному базовому лагерю и находившемуся за ним причалу. Пирс с подветренной стороны острова почти не пострадал. Рядом с ним на волнах подпрыгивал катер «Цербера».

Они поспешно поднялись на борт. Хэтч нащупал ключ зажигания, повернул его и не удержался от крика радости: двигатель заработал. Доктор сразу же запустил трюмную помпу и услышал успокаивающее журчание насоса.

Они отдали швартовы и вышли в море.

— Мы пересядем на «Грифон»! — сказал Хэтч, направляя катер к флагманскому кораблю Нейдельмана, все еще подпрыгивающему на волнах за рифами. — Начался отлив. Ветер не будет нам мешать.

Бонтер кивнула, обхватив себя руками.

— И отлив нам поможет. Наконец хоть в чем-то повезло.

Они подплыли к «Грифону». Хэтч удерживал лодку у борта, пока Бонтер помогала Клею перебраться на корабль, а потом сам взобрался на борт и сразу побежал в ходовую рубку. Над островом вспыхнула молния. Малин застыл, не в силах отвести взгляда от невероятного зрелища. Дамба не выдержала могучего напора и рухнула. Мощная стена воды ринулась вперед, поднимаясь бледной громадой на фоне темного неба, и в белой мантии пены помчалась к южному берегу острова.

Бонтер подняла якоря, пока Хэтч заводил двигатель. Бросив взгляд на сложные приборы, он решил, что не станет разбираться в навигационной системе — ему вполне по силам и так провести корабль. Его взгляд скользнул по большому кленовому столу, и Хэтч вспомнил, как члены экспедиции в последний раз собрались за ним. Керри Уопнер, Рэнкин, Магнусен, Стритер, Нейдельман… Теперь все они мертвы.

Он повернулся к Вуди Клею. Похожий на призрачную тень, священник сидел в кресле. Он молча посмотрел в глаза Хэтчу и кивнул.

— Все в порядке, — сказала Бонтер, закрывая за собой дверь рубки.

Когда Хэтч вывел «Грифон» на открытую воду, за кормой раздался мощный взрыв, а еще через несколько мгновений в корпус судна ударила волна. Вода вдруг окрасилась алым. Хэтч увеличил обороты двигателя, направляя яхту подальше от острова.

— Mon dieu, — прошептала Бонтер.

Хэтч оглянулся через плечо и заметил, как взорвалась вторая цистерна с топливом; огненный гриб пробил низко лежавший туман, осветив небо над всем островом и поглотив здания базового лагеря.

Бонтер молча сжала руку Хэтча.

Послышался третий взрыв — теперь грохот шел из глубин самого острова. Преисполненные благоговейного страха, они смотрели, как вся скалистая поверхность задрожала, стала текучей, в ночное небо устремились фонтаны воды и белые факелы дыма. Горящий бензин разливался по поверхности воды, вскоре объятые пламенем волны уже накатывали на рифы.

А затем, так же стремительно, как началось, все прекратилось. Остров с оглушительным грохотом сложился и обрушился внутрь, как только последний участок дамбы не выдержал напора воды. Море устремилось в разверстую рану, волны сомкнулись. Огромный гейзер, верхушка которого терялась в тумане, взметнулся ввысь, а потом лениво опустился коричневой пеленой. Через мгновение остался лишь огромный бурлящий участок моря, омывающий скалы. Языки грязного пара поднимались в воздух.

— «Тот, кто жаждет получить ключ к Бездне Сокровищ, — пробормотала Бонтер, — найдет лишь ключ в мир иной, и труп его сгниет рядом с адом, куда отправится душа».

— Да, — слабым голосом отозвался Клей.

— Вы же знаете, это был метеорит, — сказала Бонтер.

— «Пятый ангел вострубил, — прошептал Клей, — и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладезя бездны».

Хэтч посмотрел на умирающего священника, он не знал, что ответить, но с удивлением увидел, что Клей улыбается, а его запавшие глаза сияют. Хэтч отвернулся.

— Я вас прощаю, — проговорил Клей. — И мне кажется, что я дол жен просить у вас прощения.