Берегись вурдалака, стр. 6

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ГРОЗНОЕ ОЖИДАНИЕ

Анна Сергеевна быстро шагала по дороге, петляющей среди болот, а за ней, то и дело отставая, семенил Каширский.

— Да что вы там плететесь?! — бранилась госпожа Глухарева. — Хотите, чтобы нас рыцари схватили, туды их растуды!

— Анна Сергеевна, а куда мы идем? — робко спросил Каширский, с трудом догнав свою спутницу.

— А если б я знала! — раздраженно бросила Анна Сергеевна. — В Кислоярск нам хода нет — мы там на три года вперед «наследили». В Белую Пущу — нельзя. Мы ж все ихние задания завалили к чертям собачьим, теперь на глаза упырям лучше не попадаться…

— А что так?

— Вам напомнить? Извольте. Дубова мы упустили? — упустили. Покровского не застрелили? — не застрелили. Наконец, самозванку не зарезали? — не зарезали, черт побери!

— Но ведь нам всякий раз препятствовали объективные обстоятельства, — осторожно возразил Каширский.

— Это вы объясняйте не мне, а барону Альберту, — желчно хмыкнула Анна Сергеевна. — Но лично я в Белую Пущу больше не ходок…

(Елизавета Абаринова-Кожухова, «Дверь в преисподнюю»)

Прошла ровно неделя со времени последнего звонка, и Анна Сергеевна ждала продолжения. Естественно, вооружившись звукозаписывающей аппаратурой. И ждала не одна, а в компании того самого Васи, которому она позвонила, распрощавшись с Мишей Сидоровым.

Собственно говоря, Васей он был только для Анны Сергеевны Глухаревой, своей классной руководительницы четвертьвековой давности, а в обществе его знали как Василия Щепочкина. Имея очень свободный режим работы, Василий имел все возможности предаваться своему любимому увлечению, за которое его в некоторых городских кругах прозвали «нашим доморощенным Пинкертоном». Хотя правильнее было бы его называть «нашим патером Брауном» или «нашей мисс Марпл», так как Щепочкин из своего хобби не думал делать профессию, а расследованиями занимался даже не столько «из любви к искусству», как он сам говорил с легкой доли самоиронии, сколько из любви к истине и справедливости, о чем из скромности предпочитал умалчивать.

В ожидании звонка Анна Сергеевна и Вася пили чай с вареньем и неспешно беседовали.

— Знаешь, Вася, я пыталась читать «Дверь в преисподнюю», когда на выходных гостила у племянницы, — говорила Анна Сергеевна, — но, по правде сказать, недалеко продвинулась. Когда с экрана читаешь, то с непривычки глаза устают. Хотя довольно интересно. Правда, я не поклонница фантастики, но это на фантастику не очень-то похоже…

— Здесь немножко другой жанр — так называемое «фэнтези», — пояснил Щепочкин.

— Что-то среднее между фантастикой и сказкой. За эти дни я ознакомился с книгами Елизаветы Абариновой-Кожуховой, хотя и довольно бегло. Но если понадобится, то буду штудировать более основательно.

— А что, может появиться такая надобность? — чуть удивилась Глухарева.

— Боюсь, что да, — отчего-то понизил голос Вася. — Когда я читал про вашу тезку, Анну Сергеевну Глухареву, то меня просто смех разбирал — с вами ну ничего общего. Вы — заслуженный, уважаемый человек, Учитель с самой большой буквы, а Анна Сергеевна из книги — вы уж извините — просто какая-то авантюристка и истеричка, да еще с садо-мазохическими наклонностями. Хотя свой шарм в ней, пожалуй, есть. Спутать вас с нею — это надо иметь очень уж богатое воображение.

— Так все это дело, может быть, и не стоит нашего внимания? — с надеждой вопросила учительница. — Просто кто-то похулиганил, и все?

— Что похулиганили — не спорю. Но не думаю, что это обычное хулиганство. В телефонном разговоре, который вы записали, помнится, были такие слова — «по ту сторону известного вам городища»?

— Ну да, что-то припоминаю. Чепуха какая-то!

— И вовсе не чепуха, Анна Сергеевна. Дело в том, что городище с двумя столбами — это как раз то место, где от нас можно попасть в параллельный мир.

— Погоди, Вася, — Анна Сергеевна встряхнула седеющей головой, — ты меня совсем запутал. Выходит, меня приглашают отправиться в параллельный мир, описанный в книгах Абариновой-Кожуховой?! И что я там должна делать?

— Совершать всякие злодейства, — совершенно серьезно ответил Щепочкин.

— И кому ж я там понадобилась?

Вася на миг задумался:

— Ясно, что не королю Александру и не его славным рыцарям — они вас… то есть вашу тезку терпеть не могут. Скорее всего, что в ваших услугах нуждаются сподвижники покойного князя Григория — барон Альберт, воевода Селифан и прочая шушера.

— Кто они такие?

— Упыри и вурдалаки. — Щепочкин рассмеялся. — Анна Сергеевна, дорогая моя, не смотрите на меня, как на сумасшедшего. В данном случае сумасшедший не я, а обстоятельства, просто я стараюсь рассуждать, из этих сумасшедших обстоятельств исходя.

— Ну хорошо, а что мне-то делать, когда они опять позвонят? — задалась Анна Сергеевна практическим вопросом.

Василий задумался уже надолго. Анна Сергеевна терпеливо ждала.

— Знаете, Анна Сергеевна, ни с чем подобным я еще ни разу не встречался, — прервал молчание Щепочкин. — Дело может оказаться очень опасным. Так что для вас лучше всего было бы туда не ввязываться. Но я им займусь во что бы то ни стало.

Анна Сергеевна даже рассердилась:

— Вася, за кого ты меня принимаешь? Втянула тебя, а сама в сторону? Нет уж, теперь мы с тобой в одной команде!

— Ну что ж, тогда я изложу свои предложения. Раз они — пока не знаю, кто — принимают вас за книжную Анну Сергеевну Глухареву, то вам придется на время ею стать.

— Кем — авантюристкой и садо-мазохисткой? — возмутилась Анна Сергеевна.

— Для начала просто Анной Сергеевной Глухаревой, — улыбнулся Щепочкин. — Тем более, что вы и на самом деле Анна Сергеевна Глухарева. Когда вам позвонят, то ведите себя как можно уверенней, если хотите, нахальней, как и положено вашей тезке, не давайте никакого определенного ответа и требуйте встречи с их главным. Словом, набивайте себе цену и не бойтесь перегнуть палку — это будет в полном соответствии с характером «книжной» Анны Сергеевны.

— Ну а если они предложат встретиться лично? — осторожно спросила Глухарева.

— Только на вашей территории, — рубанул Василий ладонью по воздуху, едва не задев при этом чашку. — Даже если вам скажут, что воскрес их главарь князь Григорий и хочет с вами повидаться — только у вас, и больше нигде!

— Ну ладно, как скажешь. — Глухарева бросила взор на настенные ходики. — Странно, уже восьмой час, а звонка все нет. Или они решили кинуться из одной крайности в другую — звонить поздно вечером?

И тут, словно по заказу, затрезвонил телефон. Анна Сергеевна потянулась к трубке, но Вася ее остановил:

— Не спешите, Анна Сергеевна, не давайте им понять, что ждали звонка. И помните — вы теперь никакая не соросовская учительница, а знаменитая авантюристка и садо-мазохистка.

Пока Щепочкин все это произносил, звонок успел прозвонить раза четыре. И лишь тогда он разрешил взять трубку. Ну а магнитофон уже был наготове — оставалось лишь кнопочку нажать.

— Да! — бросила Анна Сергеевна, включив громкость.

— Анна Сергеевна? — раздался почтительный голос, на сей раз определенно мужской. — Простите, что тревожим, но вы сами назначили через неделю…

— Чего надо? — грубовато перебила Глухарева. — Говорите скорее, у меня нет времени!

— Я относительно давешнего предложения…

— Знаю! — рявкнула Анна Сергеевна. — Кто вас послал — Альберт, Селифан, или кто другой из шайки князя Григория?

— Что вы, Анна Сергеевна, как вы можете?! — перепугался собеседник. — Такое — и по телефону!

— А мне плевать! — надменно процедила Анна Сергеевна. — Или ты, кусок дерьма, скажешь, кто тебя послал, или я бросаю трубку. Считаю до трех. Раз, два, два с половиной…

Анна Сергеевна посмотрела на Васю — мол, не слишком ли я круто завернула? Но тот в ответ восхищенно поднял большой палец.