Берегись вурдалака, стр. 40

Словом, мы уже обдумывали, какой виньеткой «закруглить» нашу историю, но в это время непонятно откуда в котельной зазвучала мелодия некогда очень популярной песни, сочиненной замечательным советским композитором Александрой Николаевной Пахмутовой на стихи прекрасного советского поэта Николая Николаевича Добронравова.

— Светит незнакомая звезда, — машинально подпела Анна Сергеевна.

— Снова мы оторваны от дома, — охотно подхватил Миша.

Здесь Василию следовало бы продолжить импровизированное караоке словами «снова между нами города, взлетные огни аэродрома», но вместо этого он пошарил в кармане засаленной спецовки, извлек мобильный телефон и, нажав на кнопочку, приложил к уху. Музыка смолкла.

— Слушаю вас.

— Василий? — раздался в аппарате знакомый женский голос.

— Здравствуйте, — несколько удивленно ответил Щепочкин. — Говорите громче, плохо слышно. Вы из Москвы?

— Нет, я здесь, в школе. Никак не могу найти вашу котельную.

— Где вы теперь — возле учительской? Тогда идите прямо по коридору, а потом…

Пока Василий объяснял, как попасть в кочегарку, Анна Сергеевна шепнула Мише:

— Это она.

— Кто?

— Надежда Заметельская. И она где-то здесь… Вася, может, мы пойдем? — обратилась Анна Сергеевна к Щепочкину, когда тот сунул мобильник обратно в карман.

— Как раз наоборот, я попрошу вас остаться, — возразил Вася. — Будете свидетелями, если это очередная провокация.

Глаза Миши загорелись:

— Так, может, мы с Анной Сергеевной пока что спрячемся, а если что, кинемся вам на помощь?

— Хорошая мысль, — одобрил Василий. — Жалко, приличного шкафа здесь нет. Но зато есть приличная подсобка.

— Кажется, Вася, ты опять втягиваешь меня в какую-то темную авантюру, — вздохнула Анна Сергеевна. — Жаль, плетку с собой не прихватила!

— Ничего, Анна Сергеевна, вы сами похлеще любой плетки, — с таким комплиментом Щепочкин проводил ее и Мишу в мрачную коморку без окон и дверей. — Кстати, Миша, если бы ты каким-то чудом сумел «раскрутить» Надежду на «интервьюшечку», то она могла бы много чего порассказать. Жаль, чудес на свете не бывает — ОНИ болтать не любят…

Как раз в тот миг, когда Щепочкин вернулся на свое рабочее место, дверь раскрылась, и на пороге явилась Надежда Федоровна Заметельская. Она была одета скромно, но со вкусом, с очень простой прической, которая ей удивительно шла. Василий поймал себя на мысли, что именно такою он представлял себе Надежду Чаликову, читая «Холм демонов».

— Здравствуйте, Надя, — как ни в чем не бывало приветливо поздоровался Вася. — Какими судьбами? Опять какой-нибудь заговор темных сил?

— Да нет, Вася, пока что никаких новых заговоров, — Надя открыла сумочку.

Василий решил, что нежданная гостья собирается включить диктофон, и подумал, что теперь ему надо быть очень осторожным в высказываниях.

Однако Надежда вместо диктофона извлекла пакет с какими-то медикаментами:

— Скажите, Вася, вы как-то контачите с семьей Сидоровых?

— Ну, допустим, — уклончиво ответил Щепочкин.

— Это лекарства для Миши, — сказала Надежда. И пояснила: — Чтобы легче переносить последствия травмы и операции. Передадите?

— Передам, конечно, — кивнул Вася. — Но, право же, стоило ли вам самим везти их сюда? Послали бы с оказией.

— Так ведь тот доктор, что Мишу лечил, их с оказией и послал. То есть со мной.

Поскольку Василий молчал, искоса поглядывая на московскую гостью, то ей пришлось продолжить:

— Когда увидите Анну Сергеевну, скажите, что я виновата перед ней и прошу прощения… И чтобы первого сентября она непременно приходила в школу, потому что определение суда отменено.

— Кем, простите, отменено? — разомкнул уста Щепочкин.

— Ну, скажем так — вышестоящими инстанциями, — не очень охотно пояснила Надя. — И еще — вы, Василий Юрьевич, хоть сегодня можете возвращаться на прежнее место работы. И Харитонов, и сыновья ждут вас с распростертыми объятиями. А также с прибавкой жалованья.

— Спасибо, я подумаю, — вежливо ответил Щепочкин, хотя твердо решил в страховую контору Харитоновых не возвращаться. Во всяком случае, ТАКИМ путем. — И что же, Надежда Федоровна, только ради этих радостных вестей вы проделали столь дальний путь?

— Да… То есть нет, — чуть смешалась Надя. — То есть не совсем…

— А-а, ну ясно, — закивал Василий. — Хотите чаю? У меня очень хороший, цейлонский.

— Чаю? Да-да, конечно, — тихо и как-то невпопад сказала гостья.

Медленно обернувшись, Василий впервые глянул в лицо Надежде — и все понял.

Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.