Я есть Жрец! (СИ), стр. 22

И сегодня вновь пропали три охотника, потому Хлудваг не мог оставаться безучастным и предаваться чревоугодию в своей большой хижине.

— Нужно усилить дозоры и запретить уходить в лес меньше, чем в две звезды охотников! — прорычал уже изрядно обрюзгший, но все еще большой, вождь.

— Да, лекс, я исполню твою волю, — подобострастно говорил старейшина, являвшийся дексом, Морваг [декс — «десница», правая рука вождя-лекса].

— Что говорят в племени? Паники нет? — спросил вождь.

— Нет, мой лекс. Злой лес, все потери списываются на его. Люди теперь называют леса злыми и жрец убедил их, что это гневаются духи леса, забирая наших воинов, — склонив голову, говорил Морваг.

Хлодвагу нравилась манера старейшины говорить. С годами, ранее сильный и удачливый воин, стал падок до лести, ум его притупился, от того все больше появляется людей, которые пробиваются к власти в племени не своими заслугами, добычей на охоте, или доброй работе на полях, а именно лестью и интригами. Сильный человек, который ставил на вершину власти свою физическую мощь сам взрастил вокруг хитрых, слабых духом и телом, прихлебателей.

Но войны не ропщут, не выговаривают своему лексу о забвении традиций и о необходимости уважения, прежде всего, за добычу и воинскую удачу. Нет, их такое положение дел, в основном, устраивает. Воинские звезды получили полную свободу действий и при Хлудваге они стали господами, так как по закону вождя, только воины могут иметь рабов. И все рабы у старших воинов и у тех, кому решат дать раба командиры. Раньше решения по рабам принимались в угоду общине и хозяйству, сейчас же воины получило исключительное право. Еще два года назад Хлудвагу было интересно и важно накормить племя, сейчас, когда рыси почти не голодают, он посчитал свою миссию выполненной и запустил руководство племенем.

— Это точно не Вар? — спросил лекс.

— Я уверен, что нет. Он не должен был выжить в Злом лесу. А на реке Вар не показывался уже давно, — отвечал главный старейшина Морваг.

Вождь посмотрел на пожилого мужчину.

— Ты меня убедил, чтобы с Севией ехал мой наследник Норей? Ты был заодно со жрецом Шариром. Я думаю уже больше одного дня, что зря это сделал, — Хлодваг пристально посмотрел на лукавого старейшину, ожидая того, чтобы тот еще раз убедил лекса в правильности решения.

Вождю было более нужным, чтобы его убедили и он не волновался за наследника, да и за дочь Севию, любимую из детей. Первоначально Хлудвагу не нравилась идея замужества дочери с Диноклом. Много ходило слухов о престарелом вожде, прожившем еще больше лет, чем сам лекс племени Рысей. Но так же были слухи, что с мест выше по реке идет сила, большая, в тысячу воинов. Может не в этом году, но в следующем, они могут добраться и до этих мест, тогда придется покоряться или воевать. А воинов становится все меньше. Ну а союз с Диноклом позволит иметь силы, чтобы отбиться.

Все это еще раз вождю пересказал Морваг и вновь в сердце лекса поселилось спокойствие и уверенность в правильности своих решений. Ну а дочь… Жалко ее, однако, быть второй женой лекса в сильном племени — это почетно и сытно. А что касается того, что старик будет покрывать Севию, то это неприятно, но не может быть частым явлением. Во-первых, Динокл стар, уже не столь резвый, во-вторых, у него четыре жены, а еще и с десяток наложниц-рабынь. Так что не часто он будет уделять внимание Севии, потерпит неудобство.

— Я доволен твоими ответами, ты успокоил меня. Иди и успокой народ мой! — повелел Хлудваг и решил поесть.

Сегодня для лекса забили подсвинка, так как охотники вновь ничего не принесли из Злого леса, а рыба вождю надоела. Еще полгода подобной жизни и в племени может начаться голод, но его не будет никогда в хижине лекса.

Старейшина недавно выиграл свой главный бой, с первой женой и признанной мудрой женщиной Андарой. Она сильно влияла на решения лекса и не хотела отправлять своего сына и наследника Норея сопровождать Севию в племя Огня. Морваг надавил на нужные болевые точки лекса и все, вождь принял навязанное решение.

Старейшина говорил Хлудвагу, что Норей не сможет править, если не будет получать опыт, что наследнику нужно самому посмотреть на племя Огня и завязать там отношения с наследником огневиков. Кроме того, парень может присмотреть себе невесту, так как у Динокла много детей. А наследник у огневиков только на три года старше Норея. Ну а когда начала протестовать Андара, старейшина тихо, чтобы не слышала женщина, указал лексу, в хитрой форме, чтобы на себя не навести гнев, что муж должен усмирять свою жену, иначе, как он может править племенем.

Выйдя из большой хижины вождя, не забыв при этом осмотреть хижину и другие постройки лекса хозяйским взглядом, Морваг отправился к селению своего рода. Это было недалеко, да чего там, очень близко, от селения вождя.

— Иди в лес и предупреди людей нашего господина, что с завтрашнего дня воины будут уходить на промысел не меньше, чем двумя звездами и со всем оружием и кожей, — повелел Морваг главному воину своего рода, который был в курсе хитросплетений интриг и готов поменять вождя.

Старейшина посмотрел в след своему воину, уходящему в лес, а после на реку, с которой должны были уже прийти новости о Севии и Норее, но их не было. Поселение рода Морвага располагалось в часе пешей ходьбы вниз по реке от главного селения племени, поэтому Саргон может послать своих воинов с известиями, не боясь, что лодки обнаружат верные Хлодвагу люди. Пора было начинать, все готово, чтобы убить потерявшего хватку лекса и взять власть себе, чтобы покориться господину Диноклу.

*………….*…………*

Я ждал реакции на произошедший инцидент, но ничего не происходило. Норей вытягивал из погреба прошлогоднюю картошку, чтобы перебрать и разрезать на части, приготовить к посадке. Никей приноровился лопатой в одной руке подрубать кочаны с капустой и складывать их у веранды дома. Все при деле, только я в напряжении.

А, нет, не только я. Из сарая, куда недавно Севия загнала Нику, в вперемежку с фырканьем кобылы раздавались всхлипы другой кобылки, конопатой такой, чернявой, красивенькой и с непонятным поведением. Знал бы язык, пошел и выяснил все, а так… Ну не я же начал, да и насилия не было вовсе, сама хотела. Испугалась? Наверное… И женщин-современниц не мог понять в будущем, куда тут гадать чего хочет женщина в дремучем прошлом.

А что, если подарить ей что-то блестящее? Можно и золотое, можно и бижутерию, которая в этом времени, вряд ли будет стоить меньше золота или другого металла. Потом, перед сном, это сделаю.

— Эй, чертяки нерусские! Я на рыбалку! Грета за мной! — скомандовал я и изменил свои планы по помывке, рыбы захотелось.

Да… с такой рыбалкой и мяса не нужно. Я взял три донки, фидер побоялся даже закидывать — слишком редкая это штука в Бронзовом веке. Вначале нужно понять, с какой рыбкой имеем дело. Так же и с сетями. Может же такой монстр попасться, то и сети в клочья. Не успел закинуть на червя, как через пару минут вытянул леща, килограмма на полтора, если не больше. Расстроился, не особо я люблю лещей, ленивый я, чтобы кости выбирать. Потом… осетр. Вот его хотел, так и получил. Маленький пришел, килограмм на пять. Уверен тут «усатики» бывают и значительно больше. Вытянул еще немаленького окуня, я пошел домой. Тридцать минут времени с учетом размотки и складывания снасти. При этом ухе быть!

Или не быть? Пусть бы приготовила что-нибудь эта… дразнилка. А то раздразнила и все, плакать отправилась. А работы, как будто и нет никакой. Правда что ли в армии что-то подмешивают, чтобы женщин не хотелось? А теперь без дозы у меня ломка?

— Севия! — позвал я девушку. — Севия! Иди сюда.

Из сарая показалась заплаканная мордашка.

— Рыба! Чистить! — я достал нож и жестами показал, что хочу, чтобы сделала девушка.

Я бы и другие жесты показал бы, чтобы она доделала то, чем подразнила. Но заплаканное лицо девушки, или моя совесть, не позволили.