Девушка. Туалет. Злой дракон (СИ), стр. 1

Девушка. Туалет. Злой дракон

Софья Бархат

Глава 1

Ульяна

Вот это да…

Сильный порыв ветра едва не сшибает меня с ног. Идти по узкой тропинке, по бокам которой высятся гурьбы свежего снега, задача не из легких, но каким-то чудом удерживаю равновесие. Делаю еще пару шагов и наконец хватаюсь за едва висящую на хлипких петлях дверь деревянного туалета. Ругаюсь, не сдерживая эмоций. Говорила ведь уже много раз, что нужно отремонтировать здесь всё. Это как минимум. А как максимум, сделать нормальный туалет. В доме! Двадцать первый век, блин. А сюда на дачу приезжаешь, и словно ныряешь на сто лет назад.

Закрываю щеколду и уже тянусь к ремню на джинсах, как очередной резкий порыв ураганного ветра заставляет пригнуться от страха.

Мамочки… Мне показалось, или туалет на самом деле пошатнулся?

Господи… Если на меня сейчас обвалится крыша и стены, я ведь выживу? Должна!

Прикрываю руками голову, когда раздается новый свист разгулявшейся стихии. Точно сейчас накроет меня этой грудой гнилых досок. Для чего-то задерживаю дыхание, зажмуриваюсь и ощущаю, как клозет качается еще сильнее. А потом… Потом он поднимается ввысь. Он. И я вместе с ним!!!

Я сошла с ума? Торнадо ведь у нас не бывает. К тому же зимой!

Тело немеет на какой-то миг, но, справившись с этим недугом, я трясущимися руками тянусь к дверце. Щеколда долго не поддается, я дергаю задвижку лихорадочнее, но добиваюсь лишь того, что ломаю ноготь. Накрывает злость. Только позавчера ведь сделала маникюр. Специальный. К новому году. С елочками. С милыми снеговичками. Со злым драконом — символом наступившего сегодня года. Наташа, мастер по маникюру, еще потешалась, что дракон словно живой получился.

Дергаю щеколду уже двумя руками. Задвижка наконец поддается. Дверь распахивается, и я от ужаса ору. Мы действительно летим: я и туалет.

Вжимаюсь в стену, желая слиться с ней. Я же сейчас упаду. Мертвой хваткой цепляюсь пальцами за шершавые доски, окончательно забывая о ценности маникюра. Снова зачем-то кричу. Сначала «Помогите», а потом «Пожар». Помню, как учила раньше мама. На «Помогите» никто не откликнется, говорила она, а вот на «Пожар» должны хоть как-то отреагировать.

Не в моем случае… На «Пожар» тоже никто не хочет откликаться. Хотя… Туалет, мне показалось, как-то ускоряется. Словно тоже испугался пожара.

Что за?.. Этого ведь не может быть!

Что есть силы, щипаю себя за щеку. Проснись, Ульяна. Проснись!!!

Боль разливается по щеке. Да как же так… Я ведь не сплю. Тогда что? Брежу? Может, мне в голову снежком кто-то из друзей заехал, когда мы выбежали после боя курантов на улицу?

Подношу руку к лицу. Нужно пересчитать пальцы. В больнице ведь это просили сделать, когда я однажды попала туда, неудачно грохнувшись лбом об парту в школе. С тех времен, конечно, прошло уже лет десять, но принцип ведь был рабочий.

Так… Один, два, три… Что это??? Дракон, устроившийся на ногте на безымянном пальце, вдруг шевелит хвостом, а затем и вовсе расправляет крылья. Отделяется от слоя лака и начинает бежать вверх по моей руке, прямо к плечу. Заодно смотрит на меня своими хитрыми глазами, в которых полыхают огни.

А-а-а… Заорав во всю мочь и взмахнув руками, я, не думая о последствиях, сигаю в болтающуюся со скрипом дверь, только бы подальше от ожившего дракона.

«Вверх не полетишь», — вспоминается любимая мамина шуточка, когда я стремительно падаю в пропасть.

«Действительно, вверх не полетела», — проносится за секунду до того, как моя маленькая тушка сталкивается с твердой поверхностью, и я, теперь уже определенно точно, теряю сознание.

Вот скоро очнусь, и всё будет хорошо. Всё будет, как прежде. Я с друзьями. На нашей даче. Сегодня первое января. Мы доедаем салаты, дурачимся. Завтра поедем обратно в город. Каждый из нас снова окунется в свою обычную студенческую жизнь.

Да, всё будет, как обычно… Вот только…

— Мать моя бешеная свинья! Эффектное появление!!!

Кто это пищит издевательски над ухом? Чувствуя небольшую боль в голове, открываю глаза и застываю.

Нет… Только не это!!! Странный сон не заканчивается. Он продолжается. Не верю своим глазам, но надо мной стоит странное существо и разговаривает человеческим голосом. Ну, а если не человеческим, то я откуда-то знаю этот язык.

— В какой-то легенде рассказывалось про летающий домик. Но летающий нужник… Уна, это ведь он? Да? Он? Фу… А воняет как… И от тебя воняет, между прочим, — существо смешно корчит свой нос. — Это самый отвратительный запах, который я когда-либо ощущала.

Мне кажется. Мне всё это кажется! Поднимаю руку, чтобы прогнать странное видение, но пальцы натыкаются на густую шерсть.

Глава 2

Уна

— Ай, щекотно, Уна! Ты же знаешь, что я боюсь щекотки, — с претензией взирает на меня неведомая зверюшка.

Знаю? Откуда я могу это знать?

— Ты кто? — спрашиваю дрожащим голосом, рассматривая существо внимательнее.

Крупная голова. Короткие округлые ушки. Широко расставленные ноздри. Толстая верхняя губа. Зверюшка была бы стопроцентно похожа на капибару, если бы не глаза. У капибары они маленькие, расположены высоко на голове, а у этой зверюшки они большие, с невероятно длинными ресницами и необычного ярко-голубого цвета. А еще у существа большая попа. Словно накачала себе ягодицы. Ага… И ресницы нарастила. Может, это сейчас и у зверей в моде?

— Я кто такая? Уна… — зверюшка, видимо, собирается обидеться. — Мы, конечно, долго не виделись по твоим меркам, но, чтобы забыть меня… — акцентирует внимание на последнем слове. — Или ты головой сильно приложилась?

Она подбегает ближе и начинает быстро ощупывать меня своими мохнатыми лапками. Теперь уже и мне щекотно.

— Так и есть. Так и есть, — причитает, бегая вокруг меня на коротеньких ножках. — Кровь… Как же так, Уна? Совсем ничего не помнишь?

— Совсем, — шепчу растерянно. А что я должна, собственно говоря, помнить?

— Бедная принцесса…

— Какая принцесса? Она здесь при чем? — не понимаю логики этой свинки.

— Ты — принцесса! Ты! Единственная дочь нашего короля! Он тебя, кстати, уже вторые сутки разыскивает. Меня пытал, — из неё вырывается рыдание. Но как-то быстро заканчивается. Словно на публику играет. — Но Похмелка ничего не сказала, — успокаивает.

— Похмелка? — снова не понимаю.

— Я — Похмелка. Я твой фамильяр!

— Мой кто?

— Фамильяр! Ну… помошница! В магических делах.

— Каких делах? — от удивления головная боль проходит окончательно, и я принимаю сидячее положение.

— Мать моя бешеная свинья… Это же тебе теперь всё с самого твоего рождения нужно рассказывать?!! Ты учишься в магической академии. Успехи твои, если честно, не очень. Вот меня и приставили к тебе, чтобы ты хотя бы самые простые экзамены не завалила. Но я не теряю надежды. Верю в тебя! Верю, что помогу твоим способностям открыться в полную меру!

Я? Плохо учусь? Это не про меня точно! Я ведь отличница в своем университете!!!

— Слава святому Баракатту, никто в академии не знает, что ты дочь нашего короля! — продолжает Похмелка.

Только сейчас понимаю смысл имени свинки. Разбирает дикий смех.

— Что ты смеешься? Тише! Не хватало еще снова нарваться на Погребинью Первую.

— А это еще кто? — попутно начинаю осматривать место, где мы находимся. — Погребинья… Имечко мерзкое, — поеживаюсь.

Странно здесь всё. Лето. Лес вокруг. Но не простой лес. Словно из двух частей состоит. Слева ласково шелестит молодой зеленой листвой, а справа устрашающе шумит темными непроглядными кронами. Слева щебечут птицы, а справа мертвая тишина. Кстати, упавший на правую сторону деревянный полуразвалившийся туалет отлично вписывается в антураж.

— Не произноси её имя! — шипит Похмелка. — Это самая могущественная Ведьма в наших краях. Именно она тебя отправила в чужой далекий мир за то, что ты посмела ступить на её территорию. Каждый житель Саннахена знает, что нельзя ступать на территорию, где живут ведьмы. Но, конечно, нашей принцессе законы не писаны. Да?