Девушка. Туалет. Злой дракон (СИ), стр. 2

Хмурюсь. Похмелке, может, нужно опохмелиться? Что за бред она несет? Хотя на фоне уже всего сказанного ею и того факта, что странная свинья вообще умеет разговаривать… Какую логику я ищу в происходящем?

Но разобраться всё же хочется! Свинка хочет сказать, что моя жизнь (родители, друзья, школа, университет, дача) это всего лишь результат гнева ведьмы?

— Что-то не стыкуется, — поднимаюсь на ноги, ощущая, как на миг закружилась голова. — Ты сказала, меня ищут лишь вторые сутки. Но на самом деле мне уже стукнуло девятнадцать лет. И все их я прожила там.

— Тебе кажется, что ты там жила всегда. В том измерении, куда тебя забросило, время быстротечно. Очень быстротечно.

— Девятнадцать лет там это чуть больше суток здесь???

— Да, — кивает, радостная от того, что я наконец поняла.

— А откуда ты всё это знаешь? — щурюсь. Свинка, конечно, безмерно милая, но не факт, что ей можно доверять. Да и вообще пока этот сильно заторможенный мир не вызывает симпатии.

— Ну, — выпячивает грудь. — Я же как никак фамильяр. Я обладаю определенной магией. Мне удалось рассмотреть твой путь. Просто выдернуть оттуда тебя сразу не смогла. Пришлось к праматерям обращаться.

— А почему королю не сказала, что случилось с его дочерью? — опять пытаюсь подловить Похмелку, никак еще не ассоциируя себя с принцессой.

— Ты хочешь, чтобы он тебя на все оставшиеся каникулы запер в замке? И меня заодно. Да если он узнает, что ты ступила на земли Погребиньи…

— Допустим. Но… Что теперь?

— Сейчас мы должны попасть в замок. Скоро солнце спрячется за Маисовой горой. Находиться здесь станет еще более опасным.

— И что же я скажу королю? Где пропадала столько времени?

— Скажешь в академии что-то забыла, хотела забрать, но портал неверно построила — вот и блудила, пока не вспомнила, как нужно правильно метки расставить. Король поверит. По порталостроению ты экзамен сдала не с первого раза. Так что ничего удивительного в подобной опрометчивости не будет.

— Чего? Какой еще портал? — бубню, рассматривая окружающее пространство пристальнее. Солнце действительно начинает садиться, и даже левая часть леса уже перестает выглядеть дружелюбной. Краски меркнут. Кажется, что отовсюду за нами наблюдают.

— Идем, — подталкивает меня носом Похмелка. — По дороге всё расскажу. В одежду, кстати, надо приличную переодеться прежде, чем на глаза отцу показываться, — негодующе смотрит на джинсы. — Как там только люди живут? Левогрехия, а не одежда!!!

— Чего? — не пониманию я странного словечка.

— Стыд! Вот что! Не понимает она, — причитает Похмелка.

Глава 3

Баст

— Сантар, — внутри всё пылает от непримиримости с происходящим. — Посмотри еще раз книгу. Внимательнее! Ты уверен, что мы не совершаем ошибку? Ошибку, которая лишит меня свободы!

— Я понимаю твою тревогу, — старец смотрит на меня, словно извиняясь. Теребит пальцами длинную седую бороду, которой уже не одна сотня лет. Поправляет балахон. — Но ты и сам видел: там белым по черному написано, что, если ты пойдешь на Саннахен с войной, то обречешь себя на вечное одиночество.

— Что плохого в вечном одиночестве? — бросаю, скорее, из вредности, чем ссылаясь на разумные доводы. Чувствую себя будто в западне.

— Ничего плохого. Каждый сам вправе выбрать свой путь. Но напомню еще и то, что ты, конечно, и без меня помнишь. Если ты не найдешь свою пару и останешься одинок, твой род прекратит существование.

Подавляю вздох. Только это… Только это и заставляет меня сдерживать огонь внутри себя, который так и рвется наружу. Род не должен прекратить существование.

— К тому же ты преувеличиваешь. Брак не лишит тебя свободы. Наоборот, он расширит твои просторы. У Рейджената только одна дочь, — продолжает говорить Сантар, — потому ошибка исключена. Ваша с ней женитьба закончит череду войн и принесет мир в наши края и в наши сердца.

Величественные речи старца не вызывают ничего, кроме еще большего раздражения. Как же… Брак расширит границы…

— Если я к этой девушке ничего не почувствую в первую встречу, то отменю все договоренности с Рейдженатом, — резким тоном противоречу всему разумному, что пытается донести до меня Сантар. — Война продолжится, — именно это мне по нутру.

— Первая встреча может не проявить связь, — предупреждает меня старец. — Любовь не терпит спешки.

От одного только слова «любовь» меня коробит и хочется глотнуть свежего воздуха. Это самое последнее, о чем я думал, планируя своё будущее. Завоеватель — вот кем я себя видел и чем занимался всю свою жизнь.

— Маглай… — струйка дыма вырывается из уголка рта. Дракон внутри меня также бесится от того, что приходится идти на уступки. Мир не для нас. Мы привыкли к войне. Холодной и бескомпромиссной.

— Не ругайся, — старец прячет взгляд. — Значит, так угодно святому Баракатту. Твой брат погиб. Ответственность за продолжение рода лежит полностью на тебе.

— Мы сегодня же отправимся знакомиться с этой… невестой! — злость ищет выхода. Нужно что-то делать. Бездействие убивает. — Отправь вестника Рейдженату.

— Еще вчера отправил. Встреча уже назначена. Я предвидел, что ты захочешь встретиться.

Спокойствие Сантара несколько понижает градус моего напряжения. Мысли становятся более ясными, а дыхание стабильнее. Я глава великого рода драконов. Я в ответе за земли, которые мне принадлежат. Я должен принять правильное решение!

— Я слышал о принцессе Саннахена не самые добрые слова. Говорят, она заносчива, самолюбива, поднимает руку на подданных, — дракон внутри меня снова пышет жаром от недовольства. Мы столько лет боролись с несправедливостью… И что в итоге? «Несправедливость» войдет в мой замок?

— Если бы дело не касалось тебя самого, ты был бы первым, кто сказал, что не нужно верить всему тому, что говорят, — на устах старца расплывается улыбка. — Баст… Отдохни. Сколько прошло времени, как ты вернулся с поля боя? Я чувствую жар твоего гнева. Отдохни, — повторяет.

Наверное, Сантар прав.

— Хорошо. Пара часов сна лишней не будет, но затем мы сразу же отправимся в Саннахен.

Поднимаюсь в свою комнату, но сон, несмотря на усталость, не идет. Маглай всё побери. Через час я уже снова на ногах. Издеваться над собой и далее, пытаясь уснуть, бессмысленно.

— Сантар… — зову старца, спускаясь вниз.

Он, как всегда, возникает из ниоткуда.

— Быстро же ты отдохнул, — сетует. — Я не успел подготовиться к встрече.

— Некогда отдыхать. Пора в путь. Справлюсь сам.

Сантар провожает меня. Привычно прикрывает морщинистой рукой глаза, когда я оборачиваюсь. Машет рукой, словно провожает в долгий путь.

Дракон наконец свободен. Взмываю стрелой ввысь, расправляю крылья и направляюсь в Саннахен. Обгоняю облака, оставляю позади горы. До конечной цели остается всего ничего. И именно в этот момент я чувствую нечто странное. Резкий удар. Словно стрела вонзилась в грудь. Никогда прежде такого не было! Пытаюсь понять причину, рассматриваю земли, над которыми пролетаю, сканируя на наличие врагов, но внизу всё чисто. А боль тем временем начинает затухать, и постепенно вообще сходит на нет. Потом разберусь с этим… Впереди уже маячит замок Рейджената.

Глава 4

Уна

Выходим из леса, и света становится больше. Страх отступает. Но ровно до той минуты, как я вижу на холме древний замок. Его высокие стены и башни вызывают во мне дрожь. Куда я попала? Кто я на самом деле? Всё то, что окружает меня сейчас, абсолютно мне чуждо. Хочется вернуться назад, в Левогрехию, как выразилась Похмелка. Пусть там стыд, но там всё знакомое, родное.

— А можешь вернуть меня обратно? — умоляюще смотрю на свинку. — Мне там понравилось. Здесь, конечно, у вас тоже хорошо, но там…

— Какое у вас? У НАС хорошо! — зыркает на меня Похмелка с укором. — У НАС! Ты дома! Не переживай, вспомнишь всё скоро.

Скорее бы. Потому что становится так страшно, что ноги отказываются идти дальше. Что ждет меня в замке? Что за человек этот король? Похмелка сказала, что я единственная дочь, по идее он должен меня любить, но… Всё равно страшно.