Любовь на осколках измены, стр. 6

– Еще и не так дерутся… – хмыкнул отец Филиппова. – Раньше вон убивали друг друга на дуэлях…

И снова этот тон и соответствующее выражения лица, как будто именно женщины – вселенское зло. Что-то он мне нравится всё меньше и меньше.

– Хорошо, этот вопрос я попытаюсь выяснить. А вас очень прошу поговорить с мальчиками серьезно. Просто… Ирина Васильевна в курсе и предупредила меня, что подобного терпеть не будет, что если драка повторится, то она будет ставить вопрос об исключении ваших детей из гимназии. Извините, что говорю вам всё это…

– Поговорю, – встал отец Филиппова из-за стола. – Я могу быть свободен? – посмотрел он на часы, явно куда-то опаздывая, судя по досаде, проступившей на его лице.

– Да, конечно, – кивнула Марина Николаевна, и мужчина покинул кабинет. – Алёна Игоревна, не могли бы вы задержаться ненадолго?

– Мой сын натворил что-то еще? – испугалась я.

– Нет-нет, просто… его учеба в этом году началась не очень хорошо. За короткое время он успел нахватать плохих оценок, почти по всем предметам. А ведь прошлый год он закончил без троек. И Глеб стал прогуливать уроки…

– Да? Я не знала.

А что я знала? Уже октябрь заканчивается, а я даже не задумывалась об успеваемости сына. И не спросила у него об этом ни разу. Снова мне стало стыдно и тоскливо.

– Вы поговорите с ним об этом, пожалуйста.

– Обязательно поговорю, – решительно пообещала я.

С Мариной Николаевной мы простились на оптимистичной ноте. Глеб дожидался меня в рекреации. Филипповых уже не было.

– Поехали домой, – только и сказала я.

В машине я вдруг поняла, что меньше всего мне хочется возвращаться домой, что ничего хорошего меня там не ждет. А еще и с Глебом предстоит серьезный разговор, который не хотелось заводить прямо сейчас, но и откладывать в долгий ящик тоже нельзя. Как ни крути, а сделать это придется сегодня вечером.

Ну и мне предстояла встреча с мужем. Дома он не ночевал, но почему-то я не сомневалась, что сегодня вечером он вернется. И как мы с ним встретимся, я понятия не имела.

Не успели мы с Глебом вернуться домой, как позвонила Дина.

– Алёш, подъезжай завтра к девяти в наш офис – я договорилась с директором о встрече. Только, постарайся не опоздать – больше всего он ценит в людях пунктуальность.

– Дин, буду ко времени! Спасибо тебе огромное! – обрадовалась я.

Звонок подруги был первым, что подарило мне положительные эмоции за сегодня.

Глава 8

Чужой холодный дом. Он стал для меня таким неожиданно. Глеб молча разделся и прошел к себе.

– Сейчас покормлю! – крикнула я ему.

– Не хочу, – пробурчал сын. – Потом.

Я тоже не хотела есть, но налила себе чай и сделала бутерброд. Все-таки надо подкрепиться.

Услышала, как открывается дверной замок и напряглась. Вернулся Стас. Он долго был в ванной. Потом прошел в спальню. Наконец, появился на кухне.

– Успокоилась? – первое, что сказал он мне.

Что можно на это ответить? Я промолчала.

– Так и будем в молчанку играть? – недовольно усмехнулся Стас.

– Что ты хочешь от меня услышать? – искренне удивилась я. Я что, должна сказать, что рада его возвращению? Или что ничего особенного не произошло?

– Ничего не хочу, – безнадежно махнул он рукой. Мол, что с тобой разговаривать. – Ужин где?

– Не приготовила, – растерялась я. – Не успела.

Я почувствовала вину за неприготовленный ужин. И не могла отделаться от нее. А ведь после случившегося я ничего не обязана делать для Стаса.

Неужели он думает, что я как раньше буду готовить для него, убирать, стирать и гладить его вещи?

– И чем же ты занималась? – иронично посмотрел он на меня.

– Была в школе, – я не могла избавиться от чувства вины. – Глеб подрался, меня вызвала его классная руководительница.

– Разумеется, у него переходный возраст. Это нормально. А ты просто треплешь ему нервы. В доме бардак, еды нет. И после этого ты удивляешься, почему я нашел себе другую?

Вот так плавно Стас перешел к интересующей его теме.

– Стас, нам надо поговорить. Но не сейчас. Не надо выяснять отношения при Глебе. Он и так расстроен. У него проблемы с учебой и одноклассниками. Ты прав, у него сложный возраст… – договорить мне муж не дал.

– Хорошее решение проблемы, – усмехнулся Стас. – Отложим все проблемы на потом и сделаем вид, что их нет. Ты всегда пряталась от малейших неприятностей. Ты смотришь на мир через розовые очки и думаешь, что все так делают. Хоть бы раз попробовала мыслить здраво. Ты избаловала Глеба, вынесла мозг мне, и что теперь хочешь от меня?

Чтобы все было как раньше? А кто довел все до абсурда?

Я молчала. Не знала, что сказать. Всегда виновата я.

– Глеб! – позвал сына Стас. – Иди сюда!

Сын не ответил, и Глеб пошел к нему. Через минуту оба вернулись на кухню.

– Что у тебя за проблемы в школе? – поинтересовался Стас.

– Все уже нормально, – посмотрел в сторону Глеб. – Что, мама пожаловалась?

– Да, – беззастенчиво перевернул все с ног на голову Стас. – Почему подрались?

– Просто поспорили. И все. Уже помирились, – пробурчал сын, кинув исподлобья на меня колючий взгляд.

– У Глеба все хорошо, а у тебя повод ничего не делать? Забежала в школу и поэтому в доме нет еды? – мрачно посмотрел на меня Стас. – Создала проблему на ровном месте.

Ладно, я пришел уставший, голодный. Тебе на меня плевать. Ты же обижена. Но ребенок почему должен голодать?

– Я не голодаю, – удивленно посмотрел на отца Глеб. – Я не хочу есть.

Стас не слышал его.

– Он испортит себе желудок. Мало того, что ты всем мозги выносишь, так еще и ребенком не занимаешься. Неужели так сложно взять себя в руки и ответственно относиться к своим обязанностям?

Я поняла, к чему он ведет. Я – плохая мать. И не смогу в одиночку воспитать Глеба. Даже если буду получать алименты.

– Пап, я правда есть не хочу. А захочу – бутерброд сделаю. Все норм, – Глеб не понимал, что происходит.

– Вот, полюбуйся на свою мамашу. Разобиженная, безответственная, ленивая. Не работает и за домом не следит. И потом удивляется, что наш брак трещит по швам.

– Стас, давай поговорим об этом потом, – попросила я. Мне не хотелось, чтобы Глеб участвовал в наших разборках. Ни к чему ему знать подробности.

– Почему же потом? – Стас насмешливо посмотрел на меня. – Сейчас самое время объяснить сыну, почему я нашел себе другую женщину.

– Что? – выдохнул Глеб. – Так вы правда раздоитесь?

– Я терпел долго, но у твой матери отвратительный характер. Постоянно всем недовольна, закатывает истерики, устраивает сцены на пустом месте.

Я не верила своим ушам. Как можно так цинично лгать сыну? Как можно кидать мне в лицо эту ужасную ложь?

– Папа, я не понимаю, – губы Глебы дрогнули. – Ты хочешь жениться на другой?

– У твоего отца есть любовница, – не выдержала я. Не стоило этого говорить Глебу, но я не сдержалась. Не смогла.

– Правда? – Глеб перевел испуганный взгляд на отца.

– Как грубо сказано, – вздохнул Стас. – Твоя мама не умеет владеть собой. И не умеет сдерживать свои эмоции. Да, у меня есть другая женщина. Которая меня понимает и любит по-настоящему. Без истерик и надрыва.

Меньше всего мне хотелось разговаривать на эту тему со Стасом при сыне. Но я повелась на провокацию мужа. И сказала то, чего не должна была говорить.

– Вы… вы… – Глеб задыхался от возмущения и обиды. – Вы думаете только о себе! Зачем было жениться, чтобы потом развестись? Ты же всегда говорила, что у нас дружная семья, – зло посмотрел сын на меня. – Ты врала. Всегда врала. Знала, что это не так. Так зачем было прикидываться? Вы оба… вы… Ненавижу вас! – Глеб выскочил из кухни и хлопнул дверью.

– Зачем ты это сделал? – слезы потекли по щекам.

– Это ты сделала, не я, – холодно ответил муж. – Глеб прав – ты врала ему. А дети этого не любят. У нас давно нет идеальной семьи. Только ты этого видеть не желала. Так чего ты теперь от меня хочешь? Наш брак развалился. Прими это как должное. И прекрати уже реветь! Это реально бесит!