Моя Оборона! Лихие 90-е. Том 2, стр. 1

Артём Март

Моя Оборона! Лихие 90-е. Том 2

Глава 1

Над шикарным входом в ресторан теперь красовались большие буквы, складывающиеся в слова: банкетный зал “Арарат”.

Этот оказалось именно то заведение, в котором должна была пройти злосчастная свадьба, когда Старостаничники ворвались на банкет и устроили стрельбу. Погибло тогда немало гостей, а охрана и вовсе вся легла.

Мне внезапно подумалось, что в моей прошлой жизни, когда я уже был занят Обороной, Сидоренко просто не нашел никого, кто бы мог дополнить отряд из Алекса, и это усугубило ситуацию. Вооруженная охрана из пяти человек просто никак не смогла остановить бандитов.

– Что такое? – Этот вопрос Степаныча повис в воздухе.

Все смотрели на меня.

– Какая проблема? – Дополнил он.

– Потом. Позже, – покачал я головой. – Обсудим не здесь.

– Что-то случилось? – Подошел Сидоренко.

– Да, мне кое-что от вас нужно, – сказал я, глядя ему в глаза.

Я не колебался ни на мгновение. Понимал, что я рискую, и теперь рискуют и мои друзья. Но на другой чаше весов оказалось то, что было невероятно важно в эти страшные и странные времена – в лихие девяностые. Там оказалось мое слово. Слово всей Обороны.

Это раньше, в две тысячи двадцать четвертом году, если не выполнил свои обязательства, можно было вертеть жопой, ссылаться на пространные строчки мелкого шрифта в договоре и просто врать. Тут, в девяностых, все не так. Сейчас договор – это в первую очередь слово. Если ты не сдержал свое слово, значит ты не стоишь и выеденного яйца, с тобой не будут иметь дел. Более того, ты можешь поплатиться за свою ложь репутации, имуществом и даже жизнью.

Я понимал, что если сейчас я сдам назад, откажусь от сделки с Сидоренко, то поставлю под угрозу существование Обороны только тем, что лишу ценности свое слово. Я не мог на это пойти.

– Что? – Насторожился Сидоренко.

– Мне нужен список гостей, кто будет на свадьбе. Полный. Я хочу получить каждые фамилию, имя и отчество. Всех, кто будет присутствовать.

– Откуда ты знаешь, что это будет свадьба? – Удивился он. – Мы ведь ничего не обсуждали на этот счет.

– Догадался. Такие просторные залы обычно снимают для свадеб, ну или юбилеев.

– Так может у моего товарища юбилей, – хмыкнул Сидаренко.

– Вы уже проговорились, – улыбнулся я. – Будет свадьба. К тому же я знаю, что на ней, на этой свадьбе, соберутся еще и местные авторитеты. Вы назвали их “уважаемыми людьми”.

Сидоренко потемнел лицом.

М-да. Только в девяностых, в это безумное время, может, случится так, что за одним столом встретятся представитель МВД и, по сути, их враги – участники ОПГ. Впрочем, я этому не удивился.

– Так вот. Я немного вращаюсь во всей этой теме, – сказал я. – Знаю о том, что произошло на днях в Подсолнухе. И предполагаю, что на свадьбе тоже может случиться что-то подобное. Потому мне нужен список гостей, чтобы понять, есть ли там кто-то, кто в конфликте со Старостаничниками.

– Со старостаничниками, говоришь, – мрачно проговорил начальник разрешительной системы.

– Если на празднике внезапно начнется стрельба, вы спасибо мне не скажете. Потому надо быть готовым.

– Что ж, ладно, – он кивнул. – Приходи завтра вечером. В то же время, что и вчера. Обсудим этот вопрос поподробнее.

Я кивнул, и Сидоренко направился к машине.

– Че это ты? – Спросил Степаныч, когда мы стояли на остановке, ожидая автобус. – Забегал, что-то, засуетился. В чем причина? Что тебе не так?

– У меня чуйка, – сказал я. – Чуйка, что в Арарате, может, случиться какая-то заварушка. Вы же сами знаете, что сейчас начался новый виток войны между бандами. А ведь свадьба – отличное место для мести. Все пьяные, веселые. Людей легко взять врасплох. А мы можем оказаться между молотом и наковальней.

– Мы всегда между молотом и наковальней, – хрипловато сказал Степаныч. – Нам не привыкать.

– Каждую смену какая-нить падла грозится, что прикончит меня на месте, – безэмоционально буркнул Женя. – Боюсь ли я? Нет. Мы с тобой, Витя. Бог его знает, сколько нам предстоит сложностей в жизни, даже когда мы откроем Оборону. Так что теперь, пасовать перед ними?

– Вот черти бесстрашные, – разулыбался я, – совсем, что ли помирать не страшно?

– Не-а, – просто ответил Степаныч.

– Я уж по краю смерти прошелся. Уже не страшно.

С этими словами Женя показал мне свою искалеченную кисть.

– Да и потом, хрен его знает, будет что-то или нет. – Прохрипел Степаныч. – Но ты прав, Витька. Судя по тому, что нынче творится, заварушка запросто может начаться.

– Может, – кивнул я. – Но я сделаю все, чтобы к ней подготовиться.

Следующим вечером, после смены, я ждал у городской больницы. После случившегося у Подсолнуха, я больше не видел Наташу и хотел узнать все ли с ней хорошо.

Сначала я пошел в регистратуру, чтобы расспросить, о девушке местных. С трудом объяснив, кто мне нужен (ведь я знал только ее имя), я получил ответ от полной немолодой женщины из регистратуры:

– Наташка, что ли? Она сейчас занята с больными. А ты че, жених ейный а?

– Когда она освободится? – Сказал я в окошко, проигнорировав вопрос.

– Хош увидеть? Ну давай я ей передам. Подожди до обеда, она выйдет.

– Хорошо. Скажите, Витя ее ждет.

В половину первого Наташа вышла. Сидя на лавочке, на территории больницы, я увидел, как девушка спускается по широким ступеням главного входа. Тогда я пошел ей навстречу.

– Привет, – она поздоровалась первой. – Я думала, что ты уже не вернешься.

– Как ты? Как брат? – Спросил я.

Девушка погрустнела, опустила глаза.

– Я – нормально. Отошла уже. Ну почти. А брат в реанимации, но стабильный. Огнестрельное ранение в живот.

– Выжил.

– Выжил, – кивнула она. Потом вздохнула. – Он врал нам. Мне, маме. А на самом деле, все это время был бандитом. Бандитом, представляешь?

– Представляю. Посидим?

Мы присели на лавочку, где я нагрел Наташе место.

– Я до сих пор чуть-чуть в шоке, – сказала девушка. – Мне казалось, что я уже давно привыкла ко всем этим перестрелкам, к бандитским разборкам. Но теперь, когда сама побывала прямо там, что-то я… что-то я не знаю…

– Ты цела, а это главное.

– А как ты спасся? – Спросила она. – Тот мужчина, я слышала, как он убил человека. На самом деле, я думала, что ты пропал, и я больше никогда тебя не увижу.

– Это очень занятная история, – улыбнулся я, а потом рассказал все вкратце и опуская самые неприятные подробности.

– Ого. Ну ты даешь, Вить.

Девушка посмотрела на меня, слабо улыбнувшись, и ее глаза будто бы чуть-чуть просияли. Потом пару минут мы помолчали. Нет, я бы мог и дальше о чем-нибудь поговорить с ней, но просто чувствовал, как Наташа подавлена после пережитого, и той правды, что открылась ей о брате. Девушке нужно было просто с кем-то помолчать. Так уж вышло, что этим кем-то стал я.

– Витя?

– М-м-м?

– Скажи, а ты тоже бандит?

– Нет, Наташа, я не бандит. Я охранник.

– Не врешь? – Она снова взглянула на меня. – Теперь мне постоянно кажется, что мне все врут. Если даже брат… Мы ведь с ним росли вместе. Он же меня защищал… А теперь, я даже не знаю. Вдруг он тоже делал что-то плохое? Вдруг он бил людей или даже… убивал?

– Я не знаю, – ответил я, глядя в просветляющееся небо, которое становилось все теплее и теплее на исходе зимы. – Покажет только время.

– Он еще долго будет восстанавливать здоровье, – сказала Наташа. – Даже ходить пока не сможет.

– По крайней мере, это значит, что он не сможет и вернутся в банду.

– Ну да. – Наташа вздохнула.

Когда мы снова помолчали, девушка встала.

– Мой обед кончается, а я еще ничего не ела.

– Почему?

– Захотела сначала с тобой поговорить.

– Вот как, – я улыбнулся. – Ну тогда беги. Покушай. Еще успеешь. Время есть.

– Угу, – пискнула она и пошла к больнице, но сделав пару шагов, замерла, обернулась. – Спасибо, Витя. Если бы не ты, я бы не разговаривала с тобой сейчас. Вообще, ни с кем не разговаривала бы.