Имперец. Том 5 (СИ), стр. 38

— И каковы шансы, что нам придется с боем прорываться к своим? — уточнил я.

— Я бы хотел тебе сказать «нулевые», но с британцами ни в чем нельзя быть уверенным.

Я медленно кивнул, обдумывая информацию. Не то чтобы я сильно хотел попробовать британского эля, но учитывая, что все-таки на встречу едет наследник Российской Империи, вряд ли будет что-то серьезное. Так, максимум поплюют друг другу в стаканы.

— Хорошо, — ответил я. — Когда отплытие?

— Даже так? — приподнял брови государь. — И не поторгуешься?

— А надо? — удивился я.

Император рассмеялся:

— Ни один глава рода, чья жена была бы в интересном положении, просто так не стал бы браться за подобные поручения. Ныли бы тут и канючили, что отправляю их на смерть лютую, оставляю нерожденных деток сиротами. А между подвываниями просили бы себе благ ну или хотя бы поблажек, — пояснил государь.

— Да у меня вроде бы все есть, — улыбнулся я в ответ.

— Юн ты еще князь да не нахватался от придворных всякой дряни, — покачал головой Его Величество. — Но тем мне и нравишься. Отблагодарю, не обижу. Ступай, Иван расскажет тебе остальное.

Я поднялся, поклонился, как положено, и собирался выходить, как император щелкнул пальцами, словно что-то вспомнил:

— Да, и вот еще, Александр. Если все-таки припечет, будь любезен… — глаза мужчины нехорошо полыхнули, — подправь им там рельеф столицы.

— При случае — с удовольствием, — сдержанно улыбнулся я и вышел.

Выборг, Александр Мирный

Соглашаясь на эту поездку, я, честно говоря, рассчитывал, что мы полетим красивым косяком в сопровождении профессиональной военной техники.

Профессиональная военная техника имелась, но только не воздушная, а водоплавающая. И особенного восторга по этому поводу я не испытывал — морской транспорт в моем личном рейтинге располагался на последнем месте, где-то между ползком по тайге и пешим ходом по катакомбам.

Но моего скромного мнения спросить забыли, к тому же Ивану нужно было явиться со всем пафосом. А что может быть пафоснее армады? Я все еще был уверен, что эффектнее десантироваться на крышу Букингемского двора, но тогда нам точно пришлось бы вычеркивать Британию из списка стран этого мира.

Короче, я стоял на причале и лениво наблюдал за погрузкой гражданского барахла на флагманский военный корабль. Всякие там пардончики британским визави и наличка разным деятельным людям.

Все как на большом корпоративе, только в нашем случае при выходе в тебя могут шмальнуть, чтобы занять твою должность.

Иван с Голицыным уже заперлись в каюте и обсуждали детали мероприятия. Точнее, умудренный опытом дипломат передавал знания цесаревичу. В этот момент я и сам печально вздохнул — меня в каюте ждала совершенно секретная папочка, где с фотками и краткими характеристиками были перечислены союзники и противники. Их нужно было выучить за сутки пути, чтобы случайно не плюнуть в стакан не тому лорду.

В общем, настроение мое было довольно мрачным, и лишь веселенькие эсэмэски от Василисы из «Аурума» его разбавляли.

Надо признать, супруга довольно легко отнеслась к моему отсутствию, в основном, конечно, потому что я очень сильно обобщил и куда еду, и зачем. Было у меня подозрение, что беременность сделала Василису настолько рассеянной, что княгиня Калужская пропустила половину моей витиеватой речи мимо ушей.

Что в целом меня устраивало.

Тем временем откуда-то из-за контейнеров и коробок вырулила знакомая мне парочка, и молодые медленно зашагали к пассажирскому трапу. Иван сказал, что Нахимов сам напросился в поездку, потому что парню надоело отставать от друзей в части участия в горячих мероприятиях.

Я бы на его месте, конечно, лучше сначала женился, но в целом Кирилла понимаю. По местным меркам аристократ, откосивший от всех боевых действий, был не самым надежным партнером. А когда ты будущий глава рода — это так себе характеристика.

Парочка в итоге еще какое-то время ворковала у трапа, затем Нахимов с явным усилием отцепился от Румянцевой и поднялся на корабль. Девушка же махала ему белым кружевным платочком все время, пока широкая спина княжича не скрылась из вида. А затем повернулась и как-то очень неуверенно направилась ко мне.

— Алекс, привет… — поздоровалась Анна, но тут же спохватилась: — Ох, Ваша Светлость, простите мои манеры…

Я демонстративно закатил глаза:

— Анна, сжалься.

— Прости… Я что-то вся на нервах… — теребя платок, произнесла девушка. — Пожалуй, я получше прочих понимаю, в какое опасное путешествие вы отправляетесь.

Ну да, на нее в Лондоне нападали прямо посреди ночи. Так себе воспоминания, конечно, о туристической поездочке.

— Не путешествие, а рабочая командировка, — улыбнулся я.

Румянцева кивнула.

— Алекс, ты так много сделал для меня… Боюсь, мне никогда не расплатиться с тобой за твою помощь…

Я отмахнулся:

— Оставь. Держать в должниках благородную девушку — дурной тон. А я теперь князь, мне надо следить за репутацией.

Боярышня слабо улыбнулась и облизала пересохшие губы:

— Тогда, пожалуй, еще более дурной тон просить тебя об одолжении…

— М?

— Я понимаю, что ты едешь туда с цесаревичем, и понимаю, что рискую показаться слишком наглой, но я не могу… не могу не попросить тебя.

Девушка подняла на меня глаза с застывшими в них слезами и тихо, почти еле слышно прошептала:

— Пожалуйста, присмотри за ним. Присмотри за моим Кириллом.

Я вздохнул, чувствуя себе воспитательницей группы детского садика великовозрастных подопечных. Вот только… Если говорить по совести, то так оно и было.

Что Иван, что Кирилл, что Алексей или Алмаз — дети, которым по разным причинам пришлось взять в руки оружие. Слишком молодые для настоящей войны. Слишком молодые для настоящих убийств.

Но я — другое дело. Я дышал гарью пожарищ целую жизнь назад.

— Я не могу обещать тебе, что все будет хорошо, — ответил я Румянцевой, — но пообещаю, что постараюсь.

— Спасибо, — выдохнула Анна и промокнула глаза истерзанным платочком.

Разговор с невестой Нахимова должен был оставить после себя ощущение мрачной эпичности момента, но на самом деле мои мысли очень быстро заполнила дорогая супруга, пересказывающая совершенно возмутительную историю, происходящую сейчас в нашем офисе.

Деловой центр «Аурум», Василиса Мирная

Головой Василиса понимала, что еще ни одна поездка с цесаревичем у Александра не проходила без приключений, но почему-то в этот раз девушка была спокойна.

Где-то внутри нее сидела непоколебимая уверенность, что князь Мирный вернется целым и невредимым. То ли дело было в пресловутой женской интуиции, то ли в беременных гормонах, но девушка ни секунды не сомневалась в скорейшем возвращении ее князя домой.

А потому с совершенно спокойной душой курсировала по этажам «Аурума», проверяя, насколько добросовестно трудятся ее сотрудники. И каково же было удивление юной княгини, когда в отделе разработки она обнаружила боярича Лобачевского!

С Андреем у Василисы сегодня предстояло совещание. Но назначено оно было на три часа после полудня, а сейчас часы едва доползли до одиннадцати.

Пользуясь тем, что ее не заметили, княгиня Калужская не обнаруженной подошла к парочке, ожидая услышать, как наглый боярич выведывает все технические тайны «В Курсе». Каково же было удивление Василисы, когда она поняла, что Андрей… флиртует с одной из разработчиц!

— … твои потрясающие музыкальные пальцы, — удивительно низким для такого задохлика голосом мурлыкал Лобачевский.

Василиса поняла, что у нее есть все шансы оказаться разоблаченной в результате приступа хохота, а потому многозначительно прокашлялась.

— Андрей Ильич! — вплывая в помещение, с искренней улыбкой произнесла княгиня Калужская. — Какая неожиданная встреча!

Боярич подпрыгнул от неожиданности и растерянно оглянулся на Василису.