Имперец. Том 5 (СИ), стр. 37

— Это какое? — подозрительно спросил цесаревич.

— Мирное, конечно же, — снисходительно улыбнулся Его Величество.

Глава 18

Москва, Александр Мирный

В Москву мы окончательно вернулись в начале мая. На носу была сессия и, хотя большую часть семестра мы с Василисой пропустили, совсем уж забивать на учебу было нельзя. Лично для меня были не столько актуальны предметы, сколько тренировки с Разумовским. А у Василисы это вообще первое образование, и я настаивал, что моей супруге нужно его закончить. Пусть и с перерывом на академический отпуск.

Погода была по-весеннему прекрасна, и я чувствовал некоторые фантомные боли шашлычного типа. Вот уже восемнадцать лет живу в этом мире, а на первомай так и тянет к мангалу. Можно было еще на недельку задержаться в Калуге ради этого, но у нас были действительно важные дела, и к университету они не имели никакого отношения.

УЗИ действительно беременной и оттого немного шокированной Василисы.

Моя дорогая супруга долго не могла определиться с клиникой — ей, понятно дело, хотелось всего самого лучшего. Выбирать самое лучшее для аристократов оказалось сложновато, просто потому, что посоветоваться было решительно не с кем. Можно было, конечно, спросить у благородных подружек, но тут срабатывала сложная женская причинно-следственная связь, согласно которой подружкам строго-настрого нельзя было узнавать об интересном положении Василисы до определенного срока.

Как будто никто не заметил ее интересные гастрономические решения при последней очной встрече.

Пришлось воспользоваться своими пусть и небольшими, зато весьма действенными личными связями. И вот уже я вел свою супругу в клинику, лично, но по большому секрету порекомендованную Ее Величеством.

— Так-так-так, давайте посмотрим, что тут у нас новенького… — ворковала добродушная женщина, врач-узист, рассматривая что-то на экране аппарата.

Затем телевизор на стене перед нами мигнул, включаясь, и продемонстрировал нам некоторую абстракцию, которую измеряли в разных проекциях. Врач диктовала набор каких-то цифр, а медсестра рядом стенографировала в компьютер.

— И что там? — напряженно спросила Василиса, совершенно ничего не понимая на картинке.

— Видите два крошечных пятнышка на экране? — улыбаясь, спросила врач.

— Вижу… — пролепетала растерянная супруга.

— К Новому году там будет два малыша, — пояснила врач. — Два подарочка!

— Два… — повторила Василиса.

Когда мы вышли из кабинета УЗИ, моя супруга, держа в руках бумаги с приколотым крошечным изображением наших будущих детей, снова растерянно повторила:

— Два…

А потом совершенно неожиданно всхлипнула.

— Ну ты чего? — я приобнял Василису за плечи. — Все же хорошо. Два малыша — это же всегда лучше, чем один.

Княгиня Калужская уткнулась мне в плечо и снова всхлипнула:

— Оно само…

Я поцеловал супругу в макушку и улыбнулся:

— Ну, поплачь, если хочется. Или лучше селедочки с шоколадом?

— Фу, Алекс… — мгновенно оживилась Василиса, оттолкнув меня. — Как тебе это в голову вообще пришло?

— Мне? — округлил глаза я.

— Не было такого! — вспыхнула моя супруга.

— Как скажешь… — посмеялся я.

Княгиня Калужская задрала свой хорошенький носик и гордо зашагала в сторону кабинета своего лечащего врача, всем своим видом отрицая революционные кулинарные изыски, на которые нашему повару в Калуге пришлось идти ради беременной хозяйки.

— Какие планы? — спросил я, когда мы вышли из клиники.

— Надо бы в «Аурум», — протянула Василиса, поглаживая еще идеально-плоский животик, — но что-то так не хочется.

В этот момент у меня зазвонил телефон. На экране отобразилось «Кремль», и я очень надеялся, что это Иван балуется из своих покоев.

— Добрый день, Александр Владимирович, — поздоровался со мной приятный женский голос. — Вас беспокоит Зоя Константиновна, секретарь Его Величества. Государь назначил вам аудиенцию на сегодня на три часа дня.

Я кинул взгляд на часы на запястье. Стрелки лениво подползали к полудню. Спасибо, что назначили через три часа, а не через пятнадцать минут.

— Хорошо, — сухо ответил я, понимая, что слово «назначил» — вольный перед «приказал явиться».

— До встречи, — попрощалась секретарь и повесила трубку.

— Что там? — поинтересовалась Василиса, с видом довольной кошки жмурясь на солнышке.

— Вызывают в Кремль, — пожал плечами я.

— Война же закончилась? — удивилась супруга.

— Думаю, и в мирное время найдется, чем озадачить аж целого князя, — усмехнулся в ответ я.

— Пообедать не выйдет, да? — грустно вздохнула Василиса.

— Не успею. Может быть, хочешь к брату? Вы давно не виделись, — предложил я. — Расскажешь ему новости.

— Да, пожалуй, — согласилась супруга. — Но на обратном пути купи мне, пожалуйста, пирожные из кондитерской мадам Крок.

Помолчала и добавила:

— И омуля горячего копчения. И не вздумай смеяться!

— Молчу-молчу, — улыбнулся я, звонко чмокая Василису в щеку.

Кремль, Александр Мирный

— Ну что, Александр, как жизнь семейная? — встретил меня Дмитрий Романов хитрым прищуром.

Наивно полагать, что императрица не посплетничала с мужем на такую важную тему, как упрочнение нового княжеского рода. Поэтому я не переживал, что у меня где-то подтекает, но поехидствовать «вашими молитвами» не мог.

Хотя очень хотелось.

— Все хорошо, государь. Поручение твое выполнил, — поклонился я с улыбкой.

— Слышал, слышал, — довольно покивал император. — Оленька очень переживает за супругу твою, сиротинушку, хочет взять под крыло.

— Большая честь для нас, — вежливо ответил я, чувствуя, что сейчас начнется что-то ну очень интересное.

— Да ты садись, в ногах правды нет, — махнул рукой Его Величество.

Принимал меня государь у себя в кабинете, что, с одной стороны, делало встречу менее официальной, а с другой… Я жопой чуял, что без очередного приключения отсюда уже не выйду.

Гостевое кресло было удобным, а государь в подозрительно приподнятом настроении.

— Вот что, князь, позвал я тебя не просто так о женах поболтать, — начал Романов, переходя к сути. — Слышал ли ты, что между Москвой и Лондоном идут напряженные дипломатические переговоры?

— Только то, что освещала пресса, — ответил я, склонив голову набок.

В новостях время от времени проскальзывало, что наш флот мнется возле Британии, их корабли бегают туда-сюда, то вроде как мчатся защищать, то вроде как, раз не нападают, надо грести обратно, пока колонии башку не подняли. На фоне этих нехитрых телодвижений сделать вывод о том, что стороны торгуются — несложно.

— Британцы очень хотят выдать нам моего любезного брата и извиниться за свой длинный нос, который попытались сунуть в дела Российской Империи, но, как водится, пытаются все это сделать они на своих, чисто-английских условиях, — внес пояснение Дмитрий Романов. — Последний месяц мы торговались об условиях сделки и вот, наконец, нашли некоторое решение.

Я кивнул, уже поняв, куда государь клонит.

— Иван возглавит нашу делегацию, которая примет с рук на руки Виталия и заодно заключит пару интересных торговых соглашений, — объявил Его Величество. — Как ты понимаешь, несмотря на то, что наш флот готов в любую секунду подправить силуэт их крошечного острова, всегда есть риск, что что-то пойдет не так…

Дмитрий Романов выразительно посмотрел на меня, давая время осознать сказанное.

— И мне бы очень хотелось, чтобы рядом с моим сыном и наследником был действительно верный человек, умеющий не только трезво мыслить в критических ситуациях, но и обладающий достаточными навыками ведения боя, — закончил он свою мысль.

— Судя по тому, что я здесь, кандидатов на эту роль не так чтобы много, — заметил я.

— Верно мыслишь, — вздохнул государь. — Но вы ровесники, всем известно, что ты — ближник Ивана, у тебя княжеский титул. Ты будешь смотреться органично в делегации.