О, мой бомж (СИ), стр. 1

_________________________________

Разговор зашел о бабах, и я ляпнул, что мне любая даст. Даже если я буду выглядеть как последний бомж. Короче, я как малолетка повелся на подначивания, и мы забились на мой новенький майбах, что я в наряде бомжа смогу охмурить приличную телку. Дебил, да?

О, мой бомж

Джема

Глава 1

Если есть какая-то последняя степень морального падения, то я пробила дно. Я переспала с бомжом. И это даже не самое ужасное в этой истории.

Ленка сидела напротив меня, попивая чай с тортиком, который сама же и притащила в качестве гостинца.

- Ну, чего смурная такая? – она отправила в рот очередной кусочек наполеона. – Рассказывай. Я же вижу, что у тебя что-то случилось.

- Ты не поверишь.

- Ой, прямо вся такая загадочная, - она повела плечами. – Бывший, что ли, опять нарисовался? – Ленка шумно отпила чай из своей любимой пол-литровой, сиротской, как она называла ее, кружки.

- Хуже, - печально вздохнула я, набираясь сил, чтобы сказать ей правду. – Я переспала с бомжом.

Весь чай, который Ленка набрала в рот, в ту же секунду оказался на столе.

- ЧЕ-Е-ГО? – она вытаращилась на меня как на восьмое чудо света. – Это шутка, да?

Я покачала головой.

- То есть ты хочешь сказать, что наконец-то решилась на отношения с мужчиной, но у него низкий достаток? – она на ходу придумала версию, в которую могла бы легко сама поверить. – Ну, так для здоровья можно. Главное, не траться на него. В трусы пусть лезет, но не в кошелек, - она назидательно подняла палец, а потом достала из салфетницы стопку салфеток и стала промакивать чайные потеки на клеенке.

- Ты меня не слышишь. Я переспала с бомжом. С настоящим бомжом! Я привела его домой, отмыла, одела и…

Чем дальше я говорила, тем сильнее опускалась челюсть Ленки.

- Погоди… Так это был реальный бомж?

- А я тебе о чем толкую уже полчаса?

- А как же Витюша? – она вскочила из-за стола и бросилась в ванную, и тут же вернулась, тряся в воздухе упаковкой. – Ты его даже не открыла! Мой подарочек, - она положила коробку с пошлыми розовыми сердечками на стол. Сквозь прозрачное окошко виднелся реалистичный латексный член с большими яйцами у основания. Витюша. Как она его назвала. Своим игрушкам Ленка всегда давала имена. И этот агрегат, подаренный в честь завершения моего бракоразводного процесса, не избежал этой участи. – Значит, воспользоваться Витюшей тебе стыдно, а бомжам всяким отдаваться, так ты за милую душу, - с обидой произнесла она и погладила дилдо через коробку.

- Почему бомжам? Он был один!

- Ну слава яйцам, не оргия. Вот тебе и девочка с принципами! В тихом омуте – черти, а в Кате – бомжи! Ты мне лучше скажи, почему все-таки бомж? Неужели нет других мужиков? Ты была пьяная и тебе приспичило? Так ты ж и не пьешь ничего крепче чая.

- Не знаю, как-то странно все получилось. Он такой… - я поймала себя на том, что улыбаюсь. – Необыкновенный.

- Сумасшедшая, - выдохнула Ленка. – И где этот герой-любовник? На какой помойке его искать, чтоб заценить?

- Он пропал. Я и в центры специальные звонила. Он так и не пошел, куда я советовала.

- Ну, значит, вспоминай об этом, как о небольшом приключении, извращенка. А лучше забудь эту позорную страницу своей биографии.

- Забыть не получится, - я полезла в карман вязаной кофты и достала то, от чего у Ленки повторно случился шок. Тест с двумя яркими малиновыми полосками.

- Охренеть! – только и смогла сказать она.

Какое-то время она смотрела куда-то мимо меня, а потом отмерла и выдала новую тираду.

- Так вы даже не предохранялись. ВИЧ, гепатит, венерические заболевания для тебя какая-то шутка? Он мог тебя заразить чем угодно! Тебе надо срочно делать аборт. Ребенок может родиться с отклонениями. Ты же не знаешь, какая у этого мачо наследственность.

- Нет, Лена. Я не могу убить малыша. Я слышала, как бьется его сердечко.

С бывшим мужем я не могла забеременеть на протяжении трех лет, а тут такое чудо с первого раза.

- Дура ты, Катька! Ой, дура!

Глава 2

Горский

Спор – дело благородное! Если вам будут доказывать обратное – не верьте. Спорят только люди отважные, бесстрашные и решительные. Красавчики, в общем.

Полчаса убеждаю себя в этом – и все никак. Сейчас я нахожусь в стадии принятия.

Самой короткой было отрицание. Отрицай – не отрицай, а когда тебе в лицо тычут смартфон, на экране которого ты соглашаешься на откровенную дичь, против фактов не попрешь.

Главное, что я этого совсем не помню. Помню, как сидели в парной, выпивали. Весело было. А потом все – провал. Проснулся уже в номере. С больной головой. Спал бы еще, если б не эти обалдуи. Приперлись, разбудили и стали нести что-то про теплотрассы и бомжей.

- Ну что, Казанова с Казанского вокзала, с майбахом попрощался уже? – и ржут в два рыла.

А у меня башка трещит. Вообще не вкуриваю, о чем они. Отъебитесь от меня, говорю.

- Ля какой, - Лютый стащил с меня одеяло. – Сейчас будет амнезию разыгрывать. Понял, что вчера налажал – и в кусты.

Калач без лишних слов протянул мне смартфон. А там полный трындец. Как я понял, разговор зашел о бабах, и я ляпнул, что мне любая даст. Даже если я буду выглядеть как последний бомж. Короче, я как малолетка повелся на их подначивания, и мы забились на мой новенький майбах, что я в наряде бомжа смогу охмурить телку. Причем не асоциальную подругу из того же круга, а вполне себе приличную женщину. Дебил, да?

Последствия стадии гнева до сих пор видны на роже Лютого. Калач успел удрать. Сука, друзья называется. Еще и расписку с меня взяли. С паспортными данными, подписью и со всей лабудой.

Попробуй докажи теперь, что это делал не я, а бутылка армянского коньяка внутри меня.

Торг успехом не увенчался. Пытался убедить их изменить выигрыш на что-то менее существенное. Все-таки майбах жалко. Но эти козлины пошли на принцип. Говорят, просто признай, что ты трепло. Ага, щаз-з-з!

Если Горский что-то говорит, так оно и есть.

Пусть за себя переживают. По условиям спора, если я выигрываю, каждый из них должен будет исполнить любое мое желание. Я уж оторвусь по полной. Посмотрим, кто из нас ссыкло.

Последние два дня отдыха я сиял как ясно солнышко, придумывая, как накажу этих придурков.

Они даже начали подозревать, что я тронулся рассудком из-за майбаха. Даже как-то шутить по поводу спора осторожнее стали. И правильно, база отдыха в горах. Тут высококвалифицированных врачей нет. Мало ли, на что сумасшедшие способны. Снег глубокий, лес густой. «Потерять» двоих товарищей – дело не хитрое.

В городе я как-то забыл о споре. Навалилось много работы, и все глупости из головы выветрились.

Но перед рождеством эти два оленя явились ко мне с двумя большими сумками, увы, не подарков.

- Ну, чего прямо здесь преображение замутим? Из босса в бомжа, - заржал Калачев, нагло разваливаясь в кресле для посетителей в моем кабинете.

Смотрел на него и думал: «Вроде серьезный мужик, свое издательство, а ведет себя как придурок».

- Вы серьезно? – попытался уловить на их расплывшихся в дебильных улыбках лицах какие-то следы вменяемости.

Но Лютаев, ухмыляясь, кивнул взлохмаченной головой, а Калачев протянул ладонь:

- Ключи гони от майбаха и разбежимся.

- Вы хотите, чтобы я в канун рождества морозил зад на картонке? Праздник все-таки.

- Это у католиков праздник, а у тебя на календаре трудовые будни, - безапелляционно заявил Калачев.

- Но, заметь, некий символизм присутствует, - быстро переглянулся с Калачевым Денис. – Вера в чудо и все такое. Да и потом нам с Егором некогда будет этим заниматься. До нового года всего ничего. Будем к празднику готовиться.