О, мой бомж (СИ), стр. 2

- Этим чем? – подозрительно сощурился. С этими гусями нужно держать ухо востро и оговаривать все на берегу.

- Подготовкой тебя к операции «Секси-бомж».

- Думаешь, мы тебя обмундируем и на волю выпустим? Будем за тобой наблюдать, - Егор поднялся с кресла, достал из объемной сумки бинокль, приставил его к глазам, демонстрируя, как собирается следить за мной.

- Придурки, - выдохнул я, а рука сама потянулась к коньяку, припрятанному в ящичке стола. – А свечку держать тоже будете, куколды хреновы?

- Размечтался, - хмыкнул Лютаев, - пожалей наши глаза.

- На слово поверите? – удивился прямо-таки.

- Фотоотчет предоставишь, - нашелся Калачев.

- Может, вам еще видео записать?

- Можешь и видео. Звездой порно-хаба станешь.

И заржали в унисон.

- Давай переодевайся, - Лютый ногой подтолкнул ко мне сумку.

- Гоните. Если я и надену ваш хлам, то уж точно не здесь. Здесь солидный офис, а не шапито.

- Да брось, рабочий день закончился час назад, - Калачев навис над столом и постучал пальцем по циферблату наручных часов.

- Секретарь здесь. Что она подумает?

- А Людочка подумает, что ты тот еще затейник, - довольно оскалился он. – Давно пора вам внести разнообразие в ваши отношения.

Знал бы он, что на работе я работаю, а не трахаюсь. Это мой непоколебимый принцип. Но пусть лучше продолжает придумывать мне несуществующие романы, чем узнает, что секса у меня нет не только на работе, но и вообще. Как разбежался с Наташкой, так и не было. Завтра как раз можно праздновать юбилей моего целибата. Три месяца. Девяносто дней.

Вот только секс после такого перерыва будет совсем не праздничным. Страшно представить ту, что поведется на бомжа. Вот это встрял. Но и с майбахом прощаться не хочется.

Эти сволочи, между тем, начали вытаскивать из сумок какое-то тряпье, но я их энтузиазм погасил.

- Как хотите, пацаны, но эту клоунаду на рабочем месте я разводить не собираюсь.

- Поехали к тебе, значит, - Лютаев запихнул барахло обратно и подхватил сумки. – Поторопись, а то стемнеет, и никто красоту твою неземную не увидит.

Глава 3

Людочка проводила нас долгим, пронзительным взглядом. Видно, заподозрила неладное по слишком довольным рожам моих друзей и по похоронной моей. А может, и слышала какие-то обрывки фраз, доносящиеся из кабинета, потому что эти два оленя орали как на дружеской попойке.

Консьержка жилого комплекса, в который я не так давно переехал, даже с места вскочила и, держу пари, палец на тревожную кнопку положила.

- Виктор Степанович, с вами все в порядке?

Я кивнул.

В ее выражении лица явственно читалось: «Если вас удерживают в заложниках, моргните».

- Точно? – недоверчиво переспросила она.

- Это мои друзья.

Так обычно говорят в американских фильмах копам, когда в спину упирается ствол бандита.

- Ну хорошо, - она села на свое место, но спиной я продолжал чувствовать ее взгляд вплоть до того момента, пока за нами не закрылись двери лифта.

Лифт плавно двинулся вверх, а у меня ощущение такое было, что восхожу на эшафот. Мои палачи рядом со мной. Стоят в предвкушении угара от предстоящего трэша и от нечего делать таращатся в идеально чистые зеркала.

- Неплохой дом, - выдал Егор. – Я бы сюда с удовольствием переехал.

- Надо было на квартирку спорить, - поддержал его Лютаев. – Район хороший, до работы тебе близко.

- Да ладно, на майбахе и с моего района добираться будет вполне приятно.

- Неделю ты будешь гонять, неделю я?

- Эй-эй, вообще-то я спор еще не проиграл.

- Мы просто напоминаем тебе, что ты в любой момент можешь отказаться от его исполнения. Мы ведь не звери. Сами знаем, что это лютая дичь, - сказал Калачев без тени улыбки, а мне захотелось завопить: «Аллулуйя, да есть же! Молодцы какие, как долго играли, чтобы я поверил».

- Конечно, машину отдай и спи спокойно, - ухмыльнулся Денис, а Егор кивнул.

И облегчение равно как и благодарность в тот миг с моего лица как ластиком стерло.

- Козлы, - процедил сквозь зубы, выходя из лифта на нужном этаже.

- А не хер хвастаться, - в тон мне ответил Лютаев.

- Вы что ущемились?

- Ага, да так, что к психологу ходим, - хохотнул он.

В новой квартире они еще не были. Все обещал на новоселье позвать, проставиться, да с работой никак не получалось.

- Трешка? – спросил Денис, подходя к панорамному окну в гостиной и оценивая вид на зимний город.

- Угу. Для Наташки старался. Сюрприз хотел сделать. Только ремонт закончил и… вот так все вышло.

- Знала б она о таком сюрпризе, рога б не наставила.

Ляпнул он, а потом опомнился и быстро извинился.

Деликатный какой.

- Клин клином вышибают, - хлопнул меня по спине Калачев, который уже успел проинспектировать все комнаты. – Вот сейчас как раз и найдешь себе замену. А мы тебе поможем.

Сказал и вытряхнул содержимое сумок, сиротливо оставленных у входа, прямо на диван.

- Смотри, сколько здесь добра! Мы хорошо подготовились.

- Давайте, может, я просто надену старый костюм или свитер и джинсы, - предложил я.

- Это что за лакшери версия бомжа? Мы с Егором за достоверность, - возмутился Лютаев. – Смотри, какие штанишки, старые, дедовские, - он поднял из кучи тряпья треники цвета увявшего и местами сгнившего баклажана, потряс ими в воздухе. Растянутые коленки, резинка, вытянутая из пояса и завязанная узлом, поправочка – тремя узлами. Несколько живописных дырочек.

Он отшвырнул штаны в сторону и продемонстрировал потрепанный свитер, коричневый как… нет, не шоколад. Манжеты на рукавах местами распустились и висели огрызками ниток.

- Запах от него…такой себе, - поморщился Калачев.

- Дед им полы на даче уже несколько лет моет.

- Вы вообще с катушек слетели? Я эту срань не надену!

- Хозяин-барин, - ухмыльнулся Лютаев, бережно сворачивая свитер, - ключи гони.

Я только зубами скрипнул.

- О, а это что? – Калачев вытянул майку-алкоголичку от того же деда, застиранную до серого цвета, заношенную до дыр. – Не стой, одеваться пора, часики тикают.

Резким движением я стянул пиджак, небрежно швырнул его рядом с кучей притащенного друзьями хлама. Нервно расстегнул пуговицы дорогой рубашки, вынул золотые запонки из манжет.

Все это под песню Сэм Браун «Стоп», любезно включенную на смартфоне Лютаевым. Когда я остался в одних трусах и носках, он же запихнул смятую сотку за резинку трусов.

- Трусы тоже снимай, - безапелляционно заявил Калачев.

- Вы че, вообще окуели? Какие трусы, мать вашу!

- Наденешь вот это сексуальное бельишко, - он помахал перед моими глазами как флагом затасканными семейниками с дырой как раз там, куда полагалось упаковывать причинное место.

- Их тоже дед носил? – я бросил свирепый взгляд на Лютаева.

- Дед, а до него его дед. Семейная реликвия. Считай, от сердца оторвали ради такого дела.

- Ну уж нет. Я останусь в своих трусах.

Может, парни поняли, что они перегнули палку, потому не настаивали на том, чтоб я надел чужие дырявые труханы.

- Хотя бы носочки, - Лютаев, морщась, протянул мне два вонючих комка.

Я покачал головой.

- Останусь в своих.

- Но они у тебя даже не дырявые. И не фонят ароматами местных свалок, - возмутился Калачев.

- Можешь надеть свои, но грязные и дырявые, - милостиво разрешил Денис.

Пришлось переться в ванную и под контролем этих придурков ворошить корзину с грязным бельем. Наконец я выудил два носка. Разных по цвету. Хотел найти парные, но Денис меня остановил:

- Так даже лучше. Правдоподобнее. Только дырки надо сделать.

Не успел он договорить, как Калачев протянул мне ножницы. Интересно, как так быстро нашел?

- Режь, там, где должны быть большие пальцы.

После того, как я продырявил носки и с омерзением натянул их на ноги, мы вернулись в гостиную для продолжения издевательств надо мной.