Вальс в чистилище (ЛП), стр. 19

— Я боюсь, что пущу искру.

Мэгги не ответила. Она знала эти искру. Она села и повернула ключ, вдавливая педаль в пол. Машина взревела и осела, мурлыча как довольная кошка. Мэгги посмотрела на Джонни с радостной улыбкой и выскочила из машины, танцуя маленький танец счастья по комнате. Он не знал, что он мог упустить, но он точно сомневался, что все девушки были такими, как Мэгги в этой паре голубых джинс. Он вернулся к работе, возвращая на место детали.

— Итак, ты ведь ходил в кино, правда? — спросила Мэгги, сев недалеко от него, но все еще удерживая расстояние.

— Да, мы назвали такие походы «яма страсти» — Джонни умолк и неловкое молчание снова повисло над ними.

Мэгги попыталась рассмеяться, однако вместо этого из ее горло раздался кашель.

— У меня такого никогда не было. Так что я подумала… может быть мы устроим что-нибудь подобное? На свой лад. Я ведь смогу сегодня вечером поехать на машине? Так что можно не торопиться. В библиотеке есть большой проектор, так что мы можем использовать стену мастерской как экран, и я уже приготовила фильм. Можем смотреть его, сидя в машине, будет весело. Как ты на это смотришь?

Джонни не могу представить удовольствия слаще чем сидеть рядом с Мэгги пару часов на переднем сидении машины Ирины Хоникат. Он знал, что это глупо, но также он знал, что ничего из этого, для Мэгги добром не закончится. Но у него забрали так много, и так много времени он провел в Чистилище. Сегодня он не мог отрицать своих желаний. А желал он этого страстно: разговором, смеха, девушки. Что бы она ни дала ему — время, внимание, привязанность — он примет это. О последствиях он подумает позже. Позже — это то, чего у него хватает с головой.

***

Шаду Джасперу было скучно. Он бросал камни, отправляя их вверх.

— Ой — вскрикнул он, когда один из камней ударил его по голове. Шад знал, что его настроение было ни к черту, но это в принципе была отвратительная неделя и он действительно хотел провести день с Мэгги. Он был без ума от нее. Конечно, она была на три года старше него, но это не имело значения.

Мэгги красивая, добрая и забавная и с ней он чувствовал себя лузером. И она была не такой как его мать. Она не пила и не бегала по мужикам и не продавала себя за наркотики или деньги чтобы купить наркотики. И она не смущала его как его мать.

Он не мог поверить, что первый раз, когда ребята из футбольной команды обратили на него внимание — это было из-за нее. Он пытался впечатлить этих парней с начала учебного года. Сейчас они только смеялись над ним. Он не приносил ничего их команде…но он начнет лучше играть, когда вырастет, тогда они будут просто умолять его остаться, он был уверен. Он знал множество историй, в которых ребята сначала ничего не стоили и были предметом насмешек, а потом становились высокооплачиваемым профессионалами. Его время придет. А если не футбол — то всегда есть баскетбол.

Шад кивнул и всплеснул руками, чувствуя себя гораздо лучше, после внутренних убеждений. Может быть, ему стоит взять свой велосипед и поехать в школу, позаниматься немного, улучшить свои навыки. Двери, наверное, открыты, если в зале проходит танцевальная репетиция. Так что он позанимается и домой они вернутся вместе с Мэгги. Возможно, им не придется ждать воскресенья, чтобы провести вместе время.

План был составлен и Шад в припрыжку побежал по улице, радуясь своей скорости.

Глава 11

Поцелуй огня

Джорджия Гиббс — 1952

— Когда они сняли этот фильм? — Джонни сел, потрясенно глядя на ту жизнь, которую показывали за пределами лобового стекла «Кадиллака». По всей комнате мерцающий свет отражался от металлических поверхностей, создавая постоянно меняющиеся разноцветные свечения, которые освещали гладкое лицо Мэгги голубоватым светом. Его же лицо отталкивало этот свет, будто он сидел за затемненным стеклом.

— Ну, я точно не уверена, но он очень старый. Думаю, его сняли в 80-ых, — задумчиво сказала Мэгги, поедая попкорн.

— Фраза «О мой бог» — вот что по-настоящему старое, — пошутил Джонни.

— Ты что, и шутить умеешь? Неплохо для старика! — подразнила его Мэгги и протянула попкорн. Джонни покачал головой, отказываясь.

— Думаю, как-нибудь я тебе покажу, что происходит с едой, когда я пытаюсь ее съесть.

Мэгги резко перестала хрустеть и снова протянула ему попкорн.

— Покажи сейчас!

Джонни взял немного попкорна и закинул его в рот. Немного разжевав, он слегка дунул и направил серебристо-пепельный поток кружиться по воздуху. Пепел, казавшийся необычайно легким, как частицы пыли, медленно рассеивался до такой степени, что его уже невозможно было увидеть.

— Господи, ты его сжег! — вскрикнула Мэгги. — Сделай это еще раз!

Мэгги завороженно смотрела, пока он проделывал все снова.

— Это похоже на пыльцу!

Джонни рассмеялся, и Мэгги рассмеялась вместе с ним. Он выпустил еще один серебристый поток в воздух. Они вместе следили, как пепел кружится и затем исчезает.

— Может, это и правда пыльца… — задумчиво сказал Джонни. Он посмотрел на Мэгги, его слова утонули в тишине комнаты. Мэгги блуждала взглядом по его лицу, боясь, что он скажет что-то важное, а она может не услышать.

— Если это пыльца, значит я Питер Пэн — мальчик, который никогда не вырастет.

Мэгги и Джонни смотрели друг на друга, пораженные тишиной и полной безысходностью его положения. Современный Питер Пэн застрял в собственной Нетландии. Мэгги осторожно поставила коробку с попкорном на пол и медленно соскользнула по кожаному сиденью, пока не оказалась рядом с Джонни. Удерживая его взгляд, она ласково сказала:

— Что ж, по крайней мере, я рада, что ты не фея Динь-Динь. А сейчас держи меня за руку, Питер. Мне необходим этот опыт просмотра фильмов в машине.

Джонни изумленно усмехнулся, поражаясь ее способности вывести любую ситуацию на нормальный уровень. У него появилось внезапное желание положить голову на ее колени и расплакаться, как потерянный ребенок. Но вместо этого он крепко обнял Мэгги и уткнулся своим лицом в ее шею. Они застыли в таком положении, пока волосы Мэгги не защекотали ему нос и ее запах не поглотил его полностью. Он прижался губами к ее гладкой коже. Мэгги вздрогнула, но не оттолкнула его. Джонни перемещал свои губы вверх по длинной линии ее шеи в бархатистую мочку уха. Он отстранился и посмотрел на запрокинутое лицо Мэгги. Ее глаза были закрыты, а густые черные ресницы касались перламутровой кожи. Она была прекрасна, он скучал по этим ощущениям, и все это причиняло ему такую сильную боль, что он яростно застонал.

Мэгги немного подняла подбородок, находясь в поиске его губ. Джонни полностью погрузился в нее, отгоняя боль подальше. Их губы слились в поцелуе, который выражал нежное отчаяние. Теперь стон вырвался уже с ее губ. Она поднялась на колени, ее руки исследовали его. Мэгги возвращала поцелуи с еще большей страстью, так что Джонни быстро начал терять самоконтроль. Он прижался к ней сильнее, спина девушки наткнулась на велосипед.

Рев автомобильного клаксона послал их с грохотом на землю. Мэгги взвизгнула, упав на пол и стукнувшись головой о хорошо сохранившуюся приборную панель. Она хихикнула, смущаясь, и снова опустилась рядом с Джонни, оставив небольшое расстояние между ними. Они сели, тяжело дыша и сдерживая желание продолжить то, что начали ранее. Через мгновение он потянулся и невинно взял ее за руку. Они продолжили наблюдать сражение, в котором было полно летательных аппаратов и световых шашек. Немного позже Джонни понял, почему она выбрала именно этот фильм.

— Джедайские трюки, да?

— Да, но у этих парней с тобой ничего общего.

Она еще немного посмотрела фильм, затем, не отрываясь от экрана, спросила его,

— Почему твои поцелуи не превратили меня в пепел?

Тишина долго маячила между ними, пока Джонни, наконец, не предложил объяснение.

— Честно говоря, я не знаю… но думаю это потому, что ты живая. Ну, у тебя есть душа. Я не могу так просто поглотить тебя. У тебя есть своя энергия, хотя наши энергии и могут… сливаться… но ты по-прежнему остаешься собой.