Столичный доктор (СИ), стр. 53

— Лошадей перепугаете, — посетовал седой, с пышными усами, пристав по имени Федор Евсеевич.

— Выдрессируем, — отмахнулся я. — В кавалерии лошадей к выстрелам приучают, а у нас к специальному сигналу.

— Чужих-с перепугаете, — покачал кудлатой головой полицейский. — А на улицах, знаете ли, разные бывают господа. Не дай бог кортеж какой, да вот того же Великого князя!

— Мы же не дураки, будем смотреть, кто едет! Да и без нужды запускать не будем.

— Ну, раз так…

Разрешение мне в итоге дали и мы в конюшне начали врубать сирену, приучая наших лошадок к ужасному звуку. Впрочем, не долго — тут же посыпались жалобы из соседних домовладений, пришел околоточный. Пришлось давать небольшую взятку и обещать упражнять лошадей за городом. Только полицейского удалось спровадить, как поступил вызов. Настоящий. Да еще какой! Пожар! Как говорится, не было гроша, да вдруг… И у нас не алтын, а целый рубль, наверное.

* * *

— Спиридоньевский переулок, на пересечении с Большим Козихинским, — тщательно записывала карандашом Глафира. — Пожар в квартире на третьем этаже.

Когда же городские власти закончат пронумеровывать дома? Сейчас только на дворников и городовых надеяться можно. Запомнить названия домов по владельцам — наверное, и не всякий компьютер справится.

— Обе бригады — на вызов, — скомандовал я. — Действуйте.

Здесь недалеко, даже пешком минут за пятнадцать дойти можно. Не нужна будет вторая бригада — отпущу.

— Бригады, на вызов! — крикнула в открытую дверь диспетчер.

Хотя что звать, все и так столпились рядом. Ожидание заразило не только меня. Оказалось, не зря с утра Горбунов накручивал хвосты фельдшерам, заставляя их по несколько раз проверять укладки и прочее. Кстати, как я сегодня узнал, первое дежурство врачи разыгрывали по жребию. Тоже в историю медицины попасть хотят. И приглашенный фотограф оживился, не напрасно штаны просиживал. А то случились бы «боли в животе», или «задыхается», что бы он снимал? Как медики в карету садятся, фотографировал уже.

Я прыгнул в карету ко второй бригаде. А как же, мне тоже надо побывать там. Имею право. А если начальник на борту, то и выезжать со двора нам первым.

— Включим сирену? — с надеждой спросил меня фельдшер Дубинин.

— Воля ваша, — улыбнулся я. — Сколько там штраф за звуковые сигналы, включенные без особой нужды на то?

Детский сад, честное слово! Дубинин — отставник, участвовал в походе Скобелева на туркмен, в Средней Азии лет десять прослужил, пока не вышел в запас, а туда же, дайте полетать по городу с сиреной. И я знал, что соблазн будет велик. Поэтому и разрешил включать звук только при необходимости. Дикий народ, дети гор, не видели еще перевернутых карет и прочих конно-транспортных ДТП конца девятнадцатого века.

Спешка спешкой, а время прибытия на место я засек. Шесть минут добирались. Но первыми не были. На месте уже работали пожарные. Очень живописное зрелище. Куча экипажей, штук пять, притащили бочки с водой, молодцы в брезентовых костюмах и медных касках разворачивают пожарную машину, матерясь, пытаются развернуть заклинившую лестницу. У стены здания уже стоят прислоненными багры. А вот и подмога — впереди верховой, дующий в трубу как сумасшедший, сзади еще экипажи пожарников. Кто мне сегодня про опасность сирены рассказывал? Наверное, если бы в кармане сразу зашелестело, пугливость лошадей заметно снизилась бы? Оборотни, блин, в погонах.

А пожар неслабый — дым клубами валит из шести окон третьего этажа, а из одного окна и огонь вырывается. Пожарные со своим скарбом ринулись в подъезд.

— Действуйте, Михаил Александрович, — скомандовал я врачу, оторопело глядящему на происходящее. — Меня здесь нет. Найдите старшего, представьтесь, определите место для приема пострадавших, будьте готовы оказывать первую помощь и обеспечить эвакуацию нуждающихся в госпитализации. Вы, так как старший здесь, уезжаете последним. Быстрее!

Охренел доктор от увиденного. С новичками бывает, в теории всё знают, а как руками приходится делать, так голова и отключается. Ничего, обвыкнется.

Старшего пожарного найти просто — вон он, стоит, активно жестикулирует, и придает бодрости подчиненным командным рыком. Но Михаила Александровича услышал, кивнул, и показал место недалеко от наших карет. И, что самое главное, ни капли удивления. Будто со скорой сто лет уже сотрудничает.

Я благоразумно стоял на другой стороне улицы — мало ли что может полететь вниз. А потому разбивающееся окно увидел сразу. Стекла со звоном рухнули на тротуар, а ножки стула, которым кто-то орудовал внутри, через секунду исчезли. Створки распахнулись, и на подоконнике появилась девочка. Чумазая от копоти, с мокрыми волосами, надсадно кашляющая.

— Спасите! Горим! — закричала женщина, держащая ребенка за талию.

Пожарные, занятые своими делами, ее не слышали. Да там и без этого шума хватало. Так что свидетелями стали только я с фотографом, колдующим над переносной камерой, и зеваки. И что мне делать? Пытаться поймать руками? С такой высоты она меня собьет как снаряд. Надо полотно, хотя бы одеяло. Его вырвет из рук, или оно порвется, но скорость падения всё равно снизит. А где его взять? Вот же дурень, у огнеборцев местных, должны ведь они уже додуматься до такой простой вещи?

Я побежал к пожарным, даже не подумав, что можно послать кого-то из подчиненных. Никак не привыкну еще, наверное. Известие о вероятной прыгунье начальника вдохновило, особенно на фоне так и не починенной до сих пор лестницы, и шестеро ребят потащили свернутый брезент. И я вслед за ними.

Пришитых ручек вполне достаточно. Я тоже ухватился обеими руками за одну, и высокий пожарный, задрав голову, крикнул: «Давай!!!».

Не знаю, наверное, женщина очень хотела оградить девочку от огня, и она ее не уронила, а толкнула изо всех сил, может, даже бросила.

— Сюда!!! — завопил я, и потащил свой край подальше от стены, пытаясь подставить растянутый брезент под летящее вниз тело.

КОНЕЦ I ТОМА.

Наградите автора лайком и донатом: https://author.today/work/301362

НАЧАЛО II ТОМ УЖЕ НА АТ!