Еще один день (ЛП), стр. 64

Их взгляды пересеклись, и Ридли инстинктивно вжалась в стену. Как она могла когда-то испытывать к нему влечение? Неужели его глаза всегда были такими холодными? Может быть, дело в волосах. Он выглядел совсем по-другому с тёмными волосами. Жестокий.

— Это мне и нравится в тебе, Ридли. Ты почти заставляешь меня хотеть становится лучше, — подмигнул он ей, прежде чем опуститься на колени, чтобы заглянуть под кровать.

Ридли взглянула в окно, как только его голова скрылась из виду. Было раннее утро, и никто не услышал бы ее, если бы она закричала. Она не осмеливалась попытаться убежать. Он бы поймал ее, и разозлился бы еще больше. Ее лучшим решением было заставить его говорить как можно дольше.

Пока он говорит, она жива.

— Хорошо, ты победил. У тебя есть деньги. Все думают, что ты мёртв. Я не понимаю, почему ты здесь. Разве тебе не следует прятаться?

— Таков был план. — Он в прыжке, словно какой-то подросток, уселся на кровать и устроился подобней. — Хотя есть небольшая оплошность. Мне нужно мое ожерелье. Его не было ни в твоей квартире во Флориде, ни в твоей машине, ни где-либо еще в этом гребанём доме! Итак, где же оно?

— Я не знаю.

Дэвид громко выдохнул:

— До сих пор я был очень мил, Ридли, моя дорогая, но я теряю терпение.

Ридли не могла понять, зачем он проделал весь этот путь ради украшения, но опять же, все ее украшения были фальшивками или обычной бижутерией. Возможно, камни на ожерелье, которое он ей подарил, были настоящими.

— Почему тебя вообще это сейчас волнует? Со всеми деньгами, которые ты украл, ты можешь просто купить еще одно.

Ридли придвинулась к краю кровати, отчаянно пытаясь придумать план. Как только Дэвид поймет, что ожерелья у нее больше нет, ей нечего будет предложить ему, а значит нечем выторговать себе жизнь.

И у него просто больше не будет причин оставлять ее в живых.

— Не важно, зачем мне оно. Я отдал его тебе потому, что думал, что его будет легко вернуть, а позже избавиться от тебя, — вздохнул Дэвид и встал. Он поднял руку и направил пистолет прямо в грудь Ридли. — Но тебе надо было всё усложнить.

— Бросай пистолет, Морено!

Свернув по коридору к спальне, Джексон инстинктивно опустился на колени, окинув пространство вокруг брата. Его сердце в этот момент точно пропустило пару ударов.

Эли убедил Джексона, что будет лучше сначала пойти ему с парнями — они были лицензированными телохранителями, и если кому-то придется выстрелить, то будет лучше, если бы это был один из его команды, а не гражданский.

В основном он согласился потому, что все еще надеялся, что теория его брата ошибочна. Но, очевидно, они поняли это слишком поздно — Морено держал Ридли в удушающей хватке, ткнув дуло пистолета ей в висок.

— Ни за что. Пока я не получу то, что хочу.

Джексон кивнул Нику. Теперь, когда они были уверены, что Морено здесь, они могли предупредить человека Эли в ФБР. Ник вздёрнул подбородок, достал телефон и спустился по лестнице.

— Что ты хочешь? — заговорил Джексон. — Я дам тебе все, что ты захочешь, если отпустишь ее.

— Кто это? Покажись! — в ответ закричал Морено.

Джексон сделал шаг в сторону, чтобы его было видно. Он поднял руки вверх, показывая, что не вооружён.

— Я здесь.

— Джексон, что ты делаешь? — пробормотал Эли.

— Я пытаюсь договориться, — сказал Джексон достаточно громко, чтобы все услышали. — Если тебе нужны деньги, я могу дать их. Если тебе нужна машина, чтобы уехать отсюда, можешь взять мою. Никто не должен пострадать.

— Мне не нужно ничего из этого! Все, что мне нужно — это ожерелье!

— Ох, ты имеешь в виду это? — Джексон вытащил ожерелье из кармана и поднёс его к свету от чего бриллианты заиграли на свету яркими бликами, вращаясь на цепочке. — Я отдам тебе его, если отпустишь ее.

— А что с ними? Ты ждешь, что я поверю, что ты просто отдашь его и позволишь мне уйти отсюда? Я не идиот.

Джексон посмотрел на Эли. Тот повернулся к остальным и жестом велел им отойти, после чего они рассредоточились по противоположным стенам левой части комнаты, оставив центр открытым.

— Скажи им, чтобы бросили оружие.

После минутного колебания Эли кивнул, на что трое мужчин наклонились и положили свое оружие на землю.

— Мы не собираемся мешать тебе уйти. Просто отпусти Ридли. Ты уходишь, и она тоже уходит. Все счастливы, — сказал Джексон.

Морено двинулся вперед, от чего Ридли тоже начала двигаться, спотыкаясь, чтобы не отстать от него. Дэвид, удерживая Ридли, маневрировал между ними, пока не оказался рядом с дверью.

— Вы все считаете себя умными. Дай угадаю? У тебя внизу есть еще парни, которые ждут, чтобы арестовать меня, когда я выйду? Ведь так?

— Внизу никого нет, — сказал Эли.

— Это не имеет значения, — покачал головой Морено. — Есть только один способ выбраться отсюда живым, когда она пойдет со мной. Итак, вот что мы сделаем! Ридли, ты пойдёшь за ожерельем. Держи его высоко в воздухе, чтобы я мог видеть. Попробуешь убежать — умрёшь. Если ты скажешь что-нибудь своему любовнику, умрёшь. Поняла?

Ридли, в страхе закусив губу, кивнула. Дэвид медленно выпустил ее, и она направилась к Джексону. Словно в замедленной съёмке он передал ей ожерелье, и как было велено, она подняла его над головой, когда возвращалась.

Все это время Эли держал Морено на прицеле, и его брови нахмурились, когда он наблюдал за каждым медленным шагом Ридли.

Эли выглядел расстроенным, и Джексону не нужна была специальная подготовка в сфере безопасности, чтобы понять, почему. Если Морено заберет Ридли из этой комнаты, шансы на то, что он снова увидит ее живой, были невелики. Полиция была уже в пути, и как только Морено поймет, что он окружен, маловероятно, что он просто сдастся.

Вероятней всего, что он запаникует и начнет стрелять.

— Для меня было честью познакомиться с тобой, Ридли, — сказал Эли. — Я насладился проведённым временем с тобой в воскресенье. У меня никогда не было такой связи с женщиной. Я чувствую, что действительно многому тебя научил.

Джексон в замешательстве посмотрел на брата. Какого черта делал Эли? Он что, прощался? Неужели он сдаётся?!

— Я тоже! — Джексон обернулся на голос Ридли. Она пристально смотрела на Эли. — Я помню все, что ты мне говорил.

Тот кивнул ей.

— Извините, что прерываю ваше трогательное прощание, но нам нужно идти. — Морено ткнул Ридли пистолетом в голову, отчего та вздрогнула всем телом. — Сейчас же!

— Ладно. Я просто хотела попрощаться, — пробормотала Ридли.

— Прощайся и шевелись!

Глаза Ридли нашли Джексона. На мгновение показалось, что в комнате были только они двое. Было так много вещей, которые он хотел сказать.

Все будет хорошо.

Извини, что не поверил тебе.

Я люблю тебя.

Но он ничего не мог сказать. Все, что он мог сделать, это беспомощно наблюдать, как она медленно отступает назад, пока Морено снова не схватил ее за шею. Когда он потянул Ридли обратно к двери, она посмотрела на него и сказала:

— Прощай.

И вдруг… упала на пол.

* * *

В первый мучительный момент после внезапно раздавшегося выстрела Джексон совершенно не понимал, что произошло. Только что он смотрел на Ридли, а в следующее мгновение она уже лежала на полу. Время, казалось, сжалось прежде, чем глаза Морено расширились, он посмотрел на свою грудь, где по рубашке медленно расплывалось красное пятно, затем перевел удивленный взгляд на Эли. И в этот момент время вдруг каким-то толчком резко ускорилось, словно Эллиот ускорил его, бросившись к ним. Но ему не хватило какого-то мгновения успеть до того, как Морено поднял руку.

Еще один громкий звук разорвал воздух.

— Ох, черт! — Эллиотт схватил Морено, пистолет которого полетел по полу. Парни, которые ждали позади них, рванулась вперед.

Джексон же видел только одно.

Ридли все еще лежала на полу. Неподвижно.