Не всё дракону масленица, или Мамашка для близняшек. Серия 4, стр. 3

– У тебя получается всё лучше и лучше, – искренне похвалила я умэ. – Даже странно, учитывая то, что ты привык размахивать оружием или запугивать людей.

– Оказалось, что это меня успокаивает, – с улыбкой признался мужчина. – После того как помою тарелки, кажется, даже мысли становятся чище. Мне нравится быть с тобой, Дуня, ведь так я…

Он осёкся и как-то помрачнел.

– Что? – насторожилась я и вся подобралась. – Неужели с моей помощью ты хочешь добраться до деток драконов? – Погрозила пальцем: – Не смей даже думать об этом, а то огребёшь по полной! Сковородку-то я не зачехляла!

– Что ты? – Он округлил глаза. – Это же дети! Их выкрали против воли, а я сражаюсь только с драконами, которые врываются в наш мир по своей прихоти.

Он недовольно покосился на Инрику, которая с утра прикорнула на печке. Разморённая жаром, обнимая трубу руками и ногами, девушка сладко посапывала. Рядом свернулся в клубочек искрящийся Хмур, и как Майя ни пыталась приманить любимца последним оладушком, но волшебный кот и ухом не вёл. Девочка вздохнула и, откусив сама, уселась прямо на траву. Рядом плюхнулась Белла и простонала:

– Только уехал, а кажется, его нет месяц!

Майя грустно кивнула и протянула ей недоеденный оладушек. Глядя на закрытые ворота, девочки дожевали оставшийся кусочек, символично разделяя тоску по мальчикам, с которыми танцевали на моей свадьбе. И вдруг захотелось присоединиться к крошкам, обнять их. Мне понравился Рай, он был добрым и честным малым. Лаэрт тоже произвёл хорошее впечатление.

И Сэвери мог бы дать жене время привыкнуть к новым чувствам. Хотя бы извиниться и обсудить, как мы будем уживаться, видя друг друга насквозь. Но вместо этого умэ сбежал в столицу и, на радость Масленице, бросил меня одну.

Что же, когда господин Соксхлет вернётся, его ждёт ог-ром-ный сюрприз. Сам виноват! Как говорится, на обиженных воду возят. Я не чувствовала себя виноватой, ведь у этой поговорки есть продолжение. На добрых сами катаются!

– Госпожа Соксхлет, – услышала я голос Рунни и повернулась.

Слуга как раз миновал живую печку и, поглядывая на неё, как лошадь на пожар, торопливо приблизился ко мне. Серебряный поднос в его руках подрагивал так, что конверт то и дело подскакивал, рискуя упасть на землю.

– Заказ или?.. – машинально спросила я, раскрывая послание, но тут же осеклась.

На листе знакомым уже почерком, обладатель которого некогда намекал, что знает, кто я, было старательно выведено:

«Войдёшь в портал – и навсегда покинешь этот мир».

Глава 4

Кто же донимает меня анонимками? Только моя жизнь приходит в какое-то подобие нормы, как исподтишка подливает масла в огонь. Мог ли это быть тот, кто стоял за действиями самой Ральвины? Ведь она не гений зла, а просто наёмный маг! Не стоило забывать о том, что эта девушка, по сути, исполнитель. Если так оно и есть, то в Тахре живёт тайный наниматель, которому известно о похищенных драконятах…

– О чём задумалась?

Я обернулась и приветливо улыбнулась Аккерету:

– Вы проголодались?

– Нет, – рассмеялся он и сел со мной рядом прямо на траву. Поглядел на дремлющую печь, на которой без задних ног спала Инрика, и признался: – Я судил спор не просто так, каждый из проигравших выдал мне по оладушку.

– Вы всегда можете рассчитывать на бесплатный перекус, – напомнила я.

– Знаю. – Он сорвал травинку и прикусил её. Процедил: – Но не хочу. Каждый труд должен быть достойно вознаграждён.

– И ваш тоже, – прищурилась я. – Ведь теперь вы – мой помощник в миссии по спасению деток. Кстати, когда мы начнём?

– Сегодня, – отбросив травинку, порадовал он. Над нами пролетела птица, и мужчина проследил за ней, пока птаха не скрылась за домом. – Сразу после заката. Без солнечной энергии магия порталов становится сильнее и стабильнее. Так намного безопаснее… Если это слово вообще можно применить к переходу между мирами.

Посомневавшись минуту, я достала конверт, но отдавать следователю не спешила. Непросто доверять тому, кого побаиваешься. Но другого выхода я не видела, мне катастрофически не хватало знаний об этом мире, а дать их мог лишь один человек. Оглядевшись, я убедилась, что нас никто не подслушает, и осторожно спросила:

– Вы же знаете, кто я?

– Не совсем, – понимающе усмехнулся он. – Но могу предположить. Провести анализ вашей личности?

Я кивнула. Следователь откинулся на спину и, заложив руки за голову, негромко проговорил:

– Итак, по словам её величества, передо мной женщина из другого мира в теле наёмницы. Как уверяет Сэвери, у вас чистая душа. Я не подвергну слова умэ и королевы сомнению, но в своём анализе буду основываться лишь на собственных выводах. Ваша искренняя забота о детях подтверждает, что человек вы не злой, но при этом умеете вогнать в страх взрослых мужчин. Вы легко подружились с монаршей особой и усмирили настоящего дракона. К вам тянутся люди, как трава к солнцу. А ваше умение из ничего сотворить нечто уникальное поражает!

– Признаюсь, мне приятно слушать комплименты, – улыбнулась я и выгнула бровь: – Итак, ваш вердикт?

– Хм… – Он нахмурился и резко поднялся. Опираясь на руки, наградил меня тяжёлым взглядом, от которого по спине побежали мурашки. – Я не очень осведомлён о других мирах, нас учили, что пришельцы опасны и непредсказуемы, но это касалось в основном драконов, потому что именно оттуда к нам врывались незваные гости. Вы же – загадка. Юная, но мудрая. Пылкая, но осторожная. Добрая, но скорая на наказание. Словно сотканы из противоречий! Это ставит меня в тупик. Как вас увидел, сразу захотел разобраться с этой головоломкой, но Сэвери запретил даже смотреть в вашу сторону и велел заниматься лишь порталом. Я недоумевал почему, но потом всё стало ясно.

У меня в груди потеплело. Раскрывая конверт, я прошептала:

– А он-то с самого начала всё знал.

– Не грустите, – уловив перемену в моём настроении, попросил Аккерет. – Понимаю, что поспешный отъезд умэ сразу после церемонии бракосочетания выглядит не очень красиво, но не слушайте сплетен. У Сэвери наверняка были очень веские причины оставить Тахру.

Конечно, были! Сковородка в руках обманутой женщины – страшное оружие! А я ощутила себя обманутой, когда меня одним взглядом препарировали, будто лягушку на уроке биологии. Но не время для обид, мне нужно попросить о помощи.

– Сейчас я говорю не о градоначальнике, – твёрдо возразила я и протянула лист. – Это уже второе письмо. В первом было написано «Я знаю, кто ты».

Аккерет пробежался взглядом по строчке и остро глянул на меня.

– В вашем окружении есть подозрительные личности?

– Есть, – усмехнулась я. – Все, включая меня. Каждый что-то скрывает, и это в порядке вещей… Человек имеет право на собственные тайны! Но того, кто бы мог это написать, я не знаю.

– Разберёмся. – Аккуратно сложив лист, следователь поднялся и убрал его в карман. Протянул мне руку. – Время обеда заканчивается, вижу у ворот новых посетителей. Занимайтесь своим делом, а я вас ненадолго оставлю и вернусь вечером.

Я смотрела в спину Аккерета, размышляя, куда он может пойти. Уверена, это связано с письмом, потому что до нашего разговора мужчина никуда не собирался.

– Дуняша!

Обернувшись, я улыбнулась заспанной Инрике:

– Проснулась? Ну ты и дрыхнуть!

«Как я здесь оказалась?»

– А ты не помнишь? – усмехнулась я и, заметив, как она опустила ногу и поболтала ей в воздухе, но до земли не дотянулась, предложила: – Помочь?

«Я сама».

Она осторожно оглянулась, желая оценить, как высоко висела, и переместилась левее, но при этом не нарочно прищемила хвост Хмуру, и магический кот звучно мявкнул. Испугавшись, Инрика разжала пальцы и шмякнулась на землю, сверху на девушку упал взъерошенный зверь. Распушившись ещё сильнее, он заискрился огненной драконьей магией, и как раз в это время печка вдохнула. Пламя взвилось в её устье, живая громадина осоловело захлопала глазками-печурками, а из трубы с шумом вырвалось чёрное облако.