Ржевский 6 (СИ), стр. 1

Ржевский 6

Глава 1

Шу Норимацу, Изначальная Соты и Глава клана Ивасаки.

— А теперь зануда ты, — аль-Футаим вытянула указательный палец. — Мадина тебе просто популярно проиллюстрировала, что мы все чувствуем, когда опасный человек твоего плана уходит от своей привычной модели поведения.

— Какие умные слова, — недовольно проворчал Ржевский, начавший резко страдать из-за дефицита женского внимания.

От него все отвернулись и даже Левашова больше не держала под руку.

— Здесь вообще-то война! — мгновенно сориентировался потомок гусара в новой обстановке, привлекая обратно женские взгляды и расправляя плечи. — А не бабские посиделки! А у вас какой-то тупой и бессмысленный разгово…!

Шлёп! Хлоп! Кузины Барсуковы без разговоров зарядили ему по уху, каждая со своей стороны.

— Не нужно обесценивать! — назидательно подняла палец позитивная и никогда не унывающая Далия. — Твои соотечественницы тебе просто короче сформулировали. — Она на мгновение задумалась, потом тоже резко обрадовалась на манер Шу. — Дим, а представь, мы бы все на твоём участке жили⁈

— Это был бы номер, — с замогильным выражением лица прокомментировала Наджиб. — Причём сразу не скажешь, комедийный, драматический или сходу трагический.

— Партнёр, есть один очень важный вопрос, который я бы хотел решить прямо сейчас, не сходя с этого места. — Шу Норимацу последние секунды колебалась, стоит ли лезть не в своё дело.

Теперь, закончив взвешивать за и против, она была уверена, что знает, как поступить.

— Слушаю тебя внимательно. — Напарник по бизнесу явно ожил, очень быстро восстанавливаясь после такой неприятной травмы.

Его заинтересованный взгляд стремительным угрём нырнул в её декольте и так там и остался.

— Смотри. — Норимацу попутно дёрнула за руку Левашову, убирая самого беззащитного члена команды с линии возможной атаки из-за угла. — Я только что впервые за время нашего знакомства стала свидетельницей эпизода, который не знаю, как оценивать.

— Э-э-э? — блондин озадачился. — Я дико извиняюсь, но сейчас точно подходящий момент? Эпизод и его оценка не подождут до лучшей поры?

Он приподнялся над её плечом и зачем-то выстрелил в стенку. Из-за угла раздался человеческий стон и глухой звук опавшего на пол тела.

— Хороший выстрел… — отдала должное чужому мастерству Шу. — Дим, для меня некоторые вещи в жизни имеют принципиальное значение. Подходящего времени не будет никогда — потому что время всегда неподходящее. Ответь мне сейчас? Потом займёмся делами.

Из-за угла донеслись глухие ругательства по поводу потери ещё одного человека, убитого загадочным образом.

— Что за вопрос-то в итоге? — напарник по бизнесу с наивным видом склонил голову к плечу и быстро-быстро захлопал глазами, продолжая фокусироваться почему-то в разрезе её рубашки. — Такой непреодолимой срочности?

— Я видела своими глазами: когда мы прибыли сюда, ты не хотел жить. Было? — японка отзеркалила идиотскую позу и такую же мимику. — Если мне показалось, просто скажи «нет». Твоему слову поверю безоговорочно.

Товарищ замер и сделал вид, что глубоко ушёл в себя:

— Э-э-э. М-м-м. У-у-у.

— Я буду ждать столько, сколько понадобится, — уточнила она свою позицию.

— Война вокруг! — Дмитрий очень убедительно изобразил смесь возмущения и недоумения.

Благодаря дзену чужая игра, даже хорошая, от истинных мыслей теперь здорово отличалась и была видна, как на ладони.

— Давай этот очень важный вопрос обсудим потом⁈ — потомок гусара усилил напор, пытаясь перейти в контрнаступление.

Даже принялся деловито разворачиваться, менять в оружии магазин, зачем-то щёлкать по верхнему патрону в нём. Он не понимал, к чему клонится разговор, но безошибочно чувствовал: ему продолжение может не понравиться.

— Нет. — Шу поймала Ржевского за рукав и пируэтом аикидо провела вокруг оси, опять ставя лицом перед собой. — Ты мне ответишь прямо сейчас. И всем остальным заодно.

Далия, судя по глазам, почему-то видела больше, чем была должна, не будучи менталисткой. Принцесса заинтересованно подняла подбородок, предлагая японке развиваться. Потом хлопнула в ладоши пару раз.

— Было или нет то, о чём я тебя сейчас спросила? — хладнокровно, спокойно и невозмутимо Норимацу-младшая вернула близкого друга в необходимое ей русло.

— Ой, да какая разница⁈ — глаза собеседника неожиданно обнаружили что-то очень важное на носках его ботинок. — Решительно предлагаю перенести обсуждение!

— Дим, не поможет, — с искренним сожалением посочувствовала Шу, снова поднимая его лицо за подбородок. — Смотри мне в глаза. Было? Или нет?

— Ну-у-у, если быть до конца откровенным… и, аккуратно проанализировав внутреннее состояние, не торопиться с выводами…

— ДА? Или НЕТ? — она одарила его тем взглядом, которым мать наблюдает за своим годовалым малышом, пытающемся вылезти за пределы детского манежа так, чтоб этого не заметили взрослые. — Видимо, пора внести ясность. Дим, у тебя сейчас не получится ни уклониться от ответа, ни промолчать. Это говорю тебе я, Шу Норимацу, твоя партнёр по бизнесу и самый близкий друг. Товарищ по оружию. Сосед по участку. Человек, который с тобой друг другу не раз спасал жизнь.

— Ой, вот патетика неуместна! К чему такой пафос! — кое-кто продолжал целеустремлённо хвататься за все подряд спасительные соломинки.

— Потому что это очень принципиальный для меня вопрос. Я уже говорила, ты просто невнимательно слушаешь.

— А враги за углами? — Ржевский тоскливо покосился на обе лестницы по очереди. — Вон, супостат не дремлет! Норовили всё плазмой залить перед вашим приездом! — припомнив что-то, он заговорил быстрее и громче. — Обсуждали, как внутри этого коридора всё в солнечную поверхность превратить! Я правду говорю! Спасаться надо! Побежали быстрее!

В подтверждение своих слов он суетливо завертел головой, замахал руками и переступил с правой ноги на левую.

Все без исключения девушки вслед за ним молча наклонили головы; кто к правому плечу, кто к левому — в зависимости от того, кто где стоял.

— Я ничуть не сомневаюсь ни в едином твоём слове, — Шу доброжелательно улыбнулась, ещё раз возвращая товарища в беседу пальцами за подбородок. — Скорее всего, действительно есть опасность, но мы её обсудим ровно через четверть минуты. Сразу после того, как ты с присущей твоей фамилии прямотой ответишь на мой вопрос. Да? Или нет?

— ДА! Вот привязалась! — потомок гусара возмущённо шмыгнул носом. — Ну неприятно мне подобное муссировать! Что за нетактичность! Ты же умная восточная женщина, откуда такая беспардонность⁈

Блондин набрал побольше воздуха. Он явно собирался на следующий заход возмущений в целях контратаки.

— Не понимает, к чему клонится, но чувствует попой, — на удивление метко уронила Далия.

— Тс-с-с-с-с, — Шу накрыла рот напарника ладонью. — Дим, сейчас у тебя взгляд полон тяги к жизни, неизбывного оптимизма и мои соски под рубашкой ты только что не отполировал. Взглядом тоже.

— Рефлекторное же! — Ржевский нехотя убрал руки с её молочных желез.

Расстегнув пуговицы, он без затей принялся лапать понравившиеся части тела азиатки прямо в ходе беседы.

— Я не в претензии, — поморщилась японка, не желая отвлекаться на несущественные мелочи. — Просто поясняю разницу между двумя твоими состояниями, до и после… Партнёр, а кому ты должен быть благодарен за такую свою стремительную метаморфозу? — выражением лица она дала понять, что ни сама не уйдёт, ни ему не даст, пока не прозвучит однозначный и конкретный ответ.

Норимацу умели добиваться своего. Всегда.

Кое-кто здраво решил отступить и уступить:

— Наджиб же! Ты чё, головой где-то ушиблась⁈ — к возмущению в интонациях прибавились забота, участие и покровительственные нотки. — Кабы не она, — неизбывная тоска на секунду вернулась во взгляд. — Ой, не буду продолжать! А то такая жуть была, что от одного воспоминания до прыжка в окно недалеко.