Первое поселение (СИ), стр. 1

Выживший: Первое поселение

Глава 1

Что было и что стало

Не так давно я обнаружил себя в глухом лесу. Сказать, что мне там понравилось, я не могу. Там было сыро, не слишком жарко, но при этом водилось немало животных. Крупные волки и огромный медведь — вот, что мне заполнилось лучше всего.

Такие крупные, что даже с топором в руках я бы не пошел против такой живности. Очень большими и сильными они мне тогда показались. Поэтому я предпочел поступить иначе. Я решил выбраться из леса, что мне и удалось сделать при помощи Отшельника, седовласого старика, который вдобавок провел «оценку».

Для меня это выглядело не менее странно, чем волки ростом мне почти по грудь. По мнению старика, каждый человек имел некую систему параметров, каждый из которых можно было оценить по десятибалльной шкале. Это позволяло провести расчеты по его эффективности в той или иной деятельности.

Но, как выяснилось позже, Отшельник мог предоставить лишь частичную оценку. Потому что у меня был начальный уровень. Начальный я воспринимал исключительно как первый. Вероятно, их тоже было десять, как и у всего остального.

Про этом мне уже рассказывал странствующий торговец, который открыл мне глаза на систему в целом — ей пользовались только именитые жители городов, что теперь постоянно находились в состоянии войны друг с другом.

Но каша в голове из-за обилия информации у меня смешалась лишь еще гуще, когда я понял, что в одиночку не смогу справиться. Опять же по очень простой причине — из-за особенностей системы оценки параметров человека.

У меня была тройка в ловкости, шестерка в силе, чем я особенно гордился. Пятерка в красноречии, двойка в выносливости и, пожалуй, единственный параметр, который Отшельник лично переправил — сообразительность, которая за неделю подросла с тройки на четверку.

Все эти данные у меня находились в тетради, четко расписанные, чтобы у меня не возникало путаницы. Это были так называемые базовые параметры, на основании которых работали формулы с той или иной степенью точности.

Например, победа в схватке с теми же дикими зверями во многом зависела от силы, но свое влияние оказывала еще и ловкость. А также параметры оружия. Чем более длинным и тяжелым оно было, тем больший урон я мог нанести.

Проще хранить все эти формулы в тетради — хватило бы места, так как помимо основных и производных параметров были еще и достижения. Навыки тоже были.

Меня больше всего раздражал тот факт, что я точно помнил, как посещал строительный колледж, но при этом не мог начать строительство по одной простой причине — у меня еще не были разблокированы все навыки.

И, следовательно, я не мог даже дать задачу кому-то другому. Он сделает, а строить все равно нельзя.

Вот навык изготовления инструмента — точно полезный, но едва ли он касается деревянной лопаты, которую я сам выточил из цельной деревяшки. У меня был почти целый день для этого.

Странный мир, в котором я провел больше недели, не был дружелюбным. Никто не собирался подсказывать и помогать, но все хотели выжить. Каждый желал достичь своей цели, только первостепенным все равно становилось именно выживание.

Независимо от параметров — сперва надо было позаботиться о еде и воде, укрытии, одежде, оружии. Пока что я с трудом мог разобраться с едой и водой. Даже с водой, пожалуй, было больше проблем, но мои проекты, которые уже не помещались в голове, должны помочь людям жить лучше.

Такую цель я поставил себе, когда узнал, что в мире идет война. Сперва это была Большая война, а когда людей стало гораздо меньше и государства распались на отдельные города, которые продолжили бороться, война сменила масштаб, но превратилась в куда более ожесточенную.

Постепенно мои знания о мире дополнялись. Я узнал, что есть много городов, есть много небольших и средних деревень. Но все они находятся по одну сторону широкой реки Нируды. А по другую сторону, там, где я нашел Отшельника, не живет почти никто.

И потому я затеял строительство собственного поселения. Причин для этого много. Одна из главных — сделать жизнь людей проще и безопаснее. Когда регулярно приходят, чтобы забрать твои припасы, не хочется и работать, ни жить. Я же хотел сохранить как можно больше жизней.

Но не для того, чтобы пустить их на фарш в очередной мясорубке. Люди, которые пойдут за мной, будут просто работать во благо нашего поселения. Чтобы мирная жизнь была для них самоцелью. Чтобы следующие поколения жили счастливо.

Вот эта приторная цель для моего юношеского максимализма понятна. Именно с точки зрения самого максимализма. Но была у меня цель и куда более эгоистичная, связанная только со мной, исключающая всех других людей и даже Аврона — моего друга, которого я спас от диких собак.

Эта самая эгоистичная цель должна была открыть мне двери в мирные города. Я хотел повысить свой уровень — но только не знал как, и потому предполагал, что с развитием собственного поселения на ничейной земле я либо смогу приблизиться к правителям городов, либо повышу уровень для того, чтобы встречаться с ними на равных.

Теория была интересной, однако реализовать ее я пока что не смог. Моя последняя точка — деревня Аврона, где нас ждало небольшое приключение исключительно в местном масштабе.

Это означало, что мы стали причиной массовой драки, что сразу же показало мне все навыки селян. Кто-то сильный, кто-то ловкий и умелый, но почти все они были суеверными и предпочитали дать в зубы, а только потом задавать вопросы.

И мне, шестнадцатилетнему бывшему студенту строительного колледжа предстояло не только создать приличных размеров поселение, но еще и организовать людей, что в моем представлении казались дикарями — или чуть лучше.

В лучшую сторону мое мнение о местных начал менять Конральд — земляк Аврона. Взрослый и уверенный в себе, но при этом поверивший в меня человек был первым, кто согласился помогать нам в строительстве.

Он разделял и нашу точку зрения, что за широкой рекой наше поселение будет в относительной безопасности до поры до времени. И почти не задавал вопросов о том, как мы планируем обустроить нашу будущую деревню.

Поэтому, подводя некоторый промежуточный итог, я могу точно сказать, что шаг из ничего в строительство нового мира я уже сделал. Осталось лишь не оступиться, чтобы сделать все правильно.

Вопрос лишь в том, скольким я перейду дорогу одним лишь желанием перетащить часть жителей за реку?

Глава 2

Конральд

Торговец по имени Ижерон немного приоткрыл завесу тайны над происходящим в этом мире. Но большего он пока что не мог мне дать. А потому теперь, когда он отчалил в другие деревни, обменяв у жителей целую телегу дров на какое-то барахло, я нас с Авроном осталось немного ресурсов, чтобы уговорить хоть кого-нибудь отправиться с нами.

Предстояло не просто уговорить! Предстояло фактически обмануть людей, потому что никто не пошел бы на стройку вместо готового поселения. Более того, с ресурсами у нас тоже было тяжко. А потому предстояло провести своеобразную воспитательную беседу.

Аврон оказался прав в своем скептицизме. Как и я. Мы постепенно переговорили со всем по отдельности. С пожилой парой — хотя возлагать на них хоть какие-то надежды было просто верхом глупости.

С седовласой, но не старой женщиной. Та и вовсе отмахнулась, сказав, что в жизни сменит место жительства.

— Мне проще отстроиться заново! Дождусь мужика какого, если даже своего не будет. И все тут. А к вам мне чего? Нет уж!

Еще парочка местных просто покачала головами. Один вздохнул:

— Авантюра какая-то. Вот, парень, было бы мне лет, как тебе — я бы с удовольствием, хоть на край света. Но, знаешь, на край света интересно пойти. Там не знаешь, что найдешь. А к тебе — та же деревня будет.

— Так не простая же, а… — я хотел было рассказать, что отстрою ее так, что у правителей слюнки потеку, но Аврон меня вовремя одернул: