Маруся и близнецы, стр. 9

Однако случилось.

Как-то вечером рядом с их домом остановился раздолбанный грузовичок из ближайшей деревни. Такого количества вонючих выхлопных газов этот поселок не ощущал, наверное, даже когда на стадии постройки сюда съезжались самосвалы и бульдозеры.

Из кузова вывалились близнецы – Макар хромал, Никита придерживал плечо рукой и болезненно морщился. Оба были щедро разукрашены кровоподтеками, а когда-то белые их футболки – залиты кровью.

Маруся отчетливо помнила, что в тот момент больше всего хотела уметь падать в обморок по заказу, как нежные девицы прошлого.

Но – увы.

– Не смей матери звонить! – сразу предупредил ее Никита, и тогда она впервые увидела его фирменный холодный взгляд. – Иначе сильно пожалеешь.

– Это только выглядит страшно! – «успокоил» Макар. – Сейчас умоемся и все будет в порядке.

Умыться не хватило. Под грязью обнаружились куда более серьезные последствия. Пришлось промывать перекисью широкие ссадины, прикладывать лед к будущим фингалам и вправлять вывихнутое плечо Никиты.

– Не умеете драться – не лезьте! – шипела Маруся, от души поливая их антисептиком. – Наконец-то хоть кто-то выдал вам все заслуженное!

Они даже не огрызались – не только потому, что, сжав зубы, терпели ее первый шаги в роли медсестры. Но и потому, что она ругалась, отмывала кровь с их физиономий и рыдала одновременно. Рыдала, размазывая тыльной стороной руки слезы, но все равно продолжала обрабатывать боевые раны.

Плечо Никите, впрочем, вправлял брат. Увидев, как нездорово выпирает кость, Маруся так побледнела, что они прогнали ее с террасы, где был устроен временный медпункт.

– Это тебе не динозавров по косточкам собирать! – фыркнул тогда вслед Никита, и она хотела ответить что-нибудь обидное, но в этот момент Макар дернул его плечо, вправляя на место по советам из интернета, и он так вскрикнул, что Маруся залилась слезами еще хлеще.

Остаток лета они уже никуда не шлялись. Сидели дома, резались в приставку и опасливо поглядывали за ворота.

Маруся целую неделю бегала просить отлить ей супа к знакомой на противоположном конце поселка, пока близнецы не признались, что они бы предпочли пиццу.

Она так ни разу и не спросила, что была за причина драки. А они, разумеется, не признались. Мачеха с отцом вернулись, когда фингалы уже почти сошли, а ссадины на загорелых физиономиях стали незаметны.

– А мне вытереть? – сунул морду Никита, но прилив доброты у Маруси уже пропал, и она просто повозюкала салфеткой, не особо заботясь о его ощущениях.

– Все, я наелась, – сказала она, выбрасывая салфетку в мусор. – Пойду спать. Отдай телефон.

– И ты сразу начнешь названивать своему козлику?

Никита выудил телефон из кармана и подкинул его в воздух.

Маруся быстро перегнулась через его колено и успела поймать его в полете.

– Дорогая сестренка, ценю твое щедрое предложение, но я слишком обожрался, – сообщил Никита несколько напряженным голосом.

Маруся сначала не поняла, о чем он, слишком обрадованная тем, что заполучила назад свое имущество. Обвела брата взглядом и ойкнула, быстро убрав руку, которой опиралась о его бедро практически рядом с пахом.

Покраснела и отвернулась, уткнувшись в телефон, но…

– Ну ты и гад! Вот гад!

Смущение было забыто мгновенно.

На экране светилось: «Устройство недоступно, повторите попытку через 60 минут».

– Ты что, пытался пароль подобрать?! – Маруся ткнула его в плечо, то самое, когда-то вывихнутое, кулаком с зажатым в нем телефоном, подсознательно желая причинить побольше боли. Но с драки прошло шесть лет, Никита и сам уже забыл, какое плечо пострадало – а она помнила.

– Спать иди, – сказал он снисходительно. – А не общайся со своим говнохахалем.

– Тебя забыла спросить, с кем мне общаться!

Маруся подскочила, нашаривая скинутые еще в начале ужина шлепки и, мотнув головой, сердито направилась в дом.

Ничего страшного, час она подождет. А потом позвонит Андрею, чтобы объяснить, что эти двое братцев ей вообще никаким боком не родные, и за их идиотские шуточки она не отвечает.

Никита с Макаром остались во дворе, развалившись на лавках у догорающих углей очага.

Один все потирал плечо, другой потихоньку доедал креветки. Оба размышляли о дерзкой сестрице.

– Слушай, вот лет пять назад эти ее взбрыки ну так бесили… – задумчиво сказал Никита.

– А теперь? – отозвался Макар.

– А теперь прям… знаешь – заводит! Интересно! Даже жаль, что она ушла, хотелось еще поболтать.

– Она не просто ушла, она завтра уедет небось, – заметил Макар.

– Думаешь? – забеспокоился Никита.

– Незаметно, чтобы ей было так же интересно сраться, как тебе.

– Ну блин… С телефоном я перегнул, да?

– Да нет, нормально. Я бы вообще не отдавал.

– Может, пойдем, посмотрим на ее машинку?.. – подскочил Никита. – Вдруг она забарахлит в самый неподходящий момент и уехать не выйдет?

11

Ночью Маруся проснулась от голосов. Казалось, кто-то хрипло перешептывается прямо у нее над ухом, но ни слова ни разобрать. Она не сразу поняла, что спит не у себя дома, и это не соседи, не воры и не припозднившиеся гости, а ее сводные братья.

За окном зашуршало, в окне, через которое лился яркий лунный свет, показались две загорелые пятки, свисающие откуда-то сверху, а потом послышался звук удара о землю.

– Лестница же! – снова сдавленный шепот.

– Да ну ее, прыгай так.

Снова звук удара о землю.

Ну понятно. В свои двадцать мальчики так и не научились пользоваться дверями и снова сбегали через окно. Интересно, куда.

Хотя нет, не интересно.

Маруся перевернулась на другой бок, подбила пышную, пахнущую сеном и лавандой подушку и закрыла глаза.

Но тут вспомнила, что так и заснула, не дождавшись, пока кончится блокировка на телефоне. Сейчас он принял пароль, не поперхнувшись. Но ни одного пропущенного звонка, ни одной смски, ни одного нового сообщения в мессенджерах не обнаружилось. После вчерашнего разговора Андрей даже не подумал ей написать или позвонить.

Что же такое Никита ему сказал? От этого засранца можно ожидать чего угодно!

Маруся открыла контакт Андрея, но вовремя спохватилась и посмотрела на часы.

Пять утра.

Не самая здравая идея звонить сейчас.

Можно было бы написать сообщение, но почему-то хотелось услышать живой голос, по интонациям понять, что пошло не так.

Да и вообще… Она соскучилась.

Несмотря на все, что он сказал.

Второй раз утро началось на несколько часов позже.

Ресницы Маруси давно уже трепетали, веки дергались, когда за окном свистела какая-то пичуга, но окончательно проснулась она, когда перевернулась на другой бок и уткнулась лицом во что-то влажное.

Распахнув глаза, она с изумлением увидела огромный букет полевых ромашек в еще до конца не просохшей росе.

Приподнялась на постели, запоздало прикрывая грудь в тоненькой маечке одеялом. Окно было приоткрыто и нетрудно догадаться – кто влез в ее комнату. Влез, чтобы оставить ромашки…