Живые и мёртвые (СИ), стр. 1

Живые и мёртвые. Часть I

Глава 1

Ритмичные движения — одно, другое, третье, слабый стон, льющаяся из душа вода. Прикрываю глаза, убирая руки с головы девушки. Она поднимается с колен. Мокрые волосы и капли влаги делают её особенно привлекательной.

— Сегодня ты превзошёл сам себя! — довольно произносит Наоми.

— Знаю, — коротко отвечаю ей. Комплименты лучше принимать, а не отрицать. — Группа поддержки тоже выступила отлично, — улыбаюсь в ответ.

Она довольно засмеялась, прижимаясь теснее. Струи воды, льющиеся сверху, и обнажённое женское тело, страстно обнимающее тебя — что может быть лучше? Разве что чувство победы в груди от осознания того, что благодаря мне «Атенские соколы» смогли разгромить «Ягуаров Атланты», находясь на чужом поле. Матч был жарким, и ставили не на нас, но мои способности позволили набрать перевес по очкам. Хоть и с трудом.

Её рука проходит по моей груди, а на лице читается отчётливое желание продолжить.

— У нас мало времени, — мягко отодвигаю девушку и капаю в руки гель. — Лучше помоги мне, а то тренер наверняка уже рвёт и мечет. Сколько мы провозились в душевых?

— Кто-то был слишком игрив. — Наоми послушно начинает растирать меня, совершая быстрые движения ладонями, но чрезмерно увлекается. Это нужно было предусмотреть.

Притворно хмурюсь, глядя на её действия, на что девушка лишь смеётся.

— Серьёзно, Эйд? Бауверс простил бы тебя, даже обоссы ты его тачку! Не после сегодняшней победы. Ты вытянул всё наше «нападение» практически в одиночку. Я сама слышала, как тебя называют будущей звездой футбола, одним из лучших квотербеков штата!

— Но это не причина задирать нос. Ты хочешь дать повод думать о нас хуже? Из-за того, чем мы будем заниматься всю сегодняшнюю ночь? — улыбаюсь ей. — Брось, Наоми, нам действительно нужно поспешить.

— Слишком правильный, — бурчит она, начиная заниматься непосредственно тем, для чего и был изобретён душ — собственным мытьём.

Уже через пять минут мы вышли из душевых, сразу попав под громогласный рёв и шквал аплодисментов, ведь вся раздевалка была набита моими ребятами.

— Придурки, — проворчала Наоми, поправляя полотенце, но я заметил на её лице улыбку.

— Вы чего ещё тут сидите, парни? — хмыкаю я, подходя к своему шкафчику.

— Стиви переживал, что ты надолго пропал, — засмеялся Крейг — высокий здоровяк, сидящий на лавке. — Боялся, вдруг с тобой что-то случилось.

— Пошёл бы ты, — тут же показал ему средний палец вышеупомянутый Стив.

— Наоми, ты что, перепутала душевые? — одновременно с ними ехидно произносит Лэнс, прислонившийся к стене. Вопрос был адресован моей девушке. — У девчонок вроде бы раздевалки с другой стороны!

— Ты точно в этом уверен, друг? — тут же прицепился к нему Тим, обожающий подкалывать остальных.

«Хотя… они все любят это делать», — мысленно улыбнулся я, вытаскивая одежду из шкафчика.

— Зависть тебе не к лицу, Чапман, — сразу срезает его высокая, но худенькая брюнетка. — От этого ты становишься лишь ещё уродливее. И вообще! — а это уже в сторону всех остальных. — Вы уже одеты, так что убирайтесь отсюда! Дайте мне переодеться!

В чирлидеры берут девушек лишь с определённой комплекцией, не так ли? Хе-хе, на самом деле — нет. Один из излюбленных приёмов команды поддержки — пирамида, где девочки стоят на плечах друг друга. И в основании пирамиды должны быть крепкие и плотные девахи, иначе всё имеет риск развалиться. Моя Наоми же сидит на вершине. Очень ответственное направление.

— Мне всё к лицу, — проворчал Лэнс. — Потому что я красавчик, и половина ваших девок хочет затащить в постель именно меня.

— Но пока получилось лишь у Дэвида! — заржал Крейг, вспоминая слухи, запущенные ещё пару лет назад, когда наутро, после вечеринки, Чапмана и Робинсона нашли голыми в одной кровати. И хоть в Америке гомосексуализм не осуждается, оба всё отрицали.

— Заткнись! — моментально выкрикнул Лэнс под всеобщий смех.

— Я всё ещё жду, — недовольно повторила Наоми, скрестив руки на груди. Её полотенце натянулось, привлекая внимание моих сокомандников.

— А не слишком ли ты обнаглела, Такаяма? — изогнул бровь чернокожий Майкл. — На секундочку, это вообще-то мужская раздевалка, если ты забыла! Тебя тут вообще быть не должно, так что можешь разворачиваться и топать прямо в свою.

Прикидываю, не настал ли ещё момент, чтобы вмешаться, бросаю короткий взгляд на девушку и на остальных, после чего качаю головой. Нет, ещё рано, пусть развлекаются.

— Именно что раздевалка! А вы одеты! Для вас свою функцию это помещение уже выполнило. — Наоми не собирается сдаваться, и всем очевидно, что место ей освободят. Хотя ерепениться могут долго, это верно. Вот только верно и то, что у нас мало времени.

— Нам раздеться? — поиграл Майкл бровями, вызывая смех.

— В самом деле, Наоми, хватит радовать лишь Эйдена, хоть разок покажи сиськи! — довольно захлопал Лэнс. Остальные его горячо поддержали.

— Эйд, меня обижают! — притворно дуется она, переводя на меня стрелки. Знал, что до этого дойдёт.

— Господа, не обижайте девушку, — улыбаюсь я, — отвлеките лучше тренера. Скажите, что я подойду минут через десять.

— Успеешь, скорострел? — засмеялся Крейг.

— Твоя мама не жаловалась, — коротко усмехнулся, поправляя джинсы и доставая футболку.

Раздевалка потонула в хохоте, в котором были слышны ругательства Бёртона.

— Не жаловалась — это ещё не значит, что понравилось! — воскликнул Стив, вызывая новую порцию смеха.

— Ты тоже иди на хер! — ткнул в него пальцем Крейг.

— Ладно, — говорю им уже более серьёзно, — свалили отсюда. И не забудьте про мистера Бауверса, скажите, что я подойду через десять минут.

Окинул пристальным взглядом, который мало кто мог выдержать, парней, после чего градус веселья быстро начал уменьшаться.

— Ну вот, тормоза, довели Эйда, теперь он не забудет и на следующей тренировке отыграется на каждом. — Крейг тем не менее не выглядел разочарованным. Он бодро вскочил со скамьи и потянулся.

— А кто всё начал, придурок? — буркнул Картер.

В чём-то они правы. Я как капитан команды нападения «Атенских соколов» был достаточно суров. Но всё оттого, что отлично умел управлять людьми. Опыт прошлых жизней даёт о себе знать. Впрочем, потому тренер и сделал меня квотербеком — человеком, который разыгрывает мяч в первые секунды игры. И у меня всегда есть несколько вариантов: передать мяч «бегуну» — особому игроку, чья роль сводится лишь к тому, чтобы мчаться вперёд, через защиту противника, надеясь пронести мяч как можно дальше. Дать пас — несколько игроков сразу после начала нового раунда устремляются вперёд, готовые его принять и бежать к воротам соперника (в отличие от «бегуна», изначально они бегут пустыми и имеют право принять мяч лишь в виде дальнего паса). Или бежать самому.

В этой игре я бежал сам, отчего и смог набить необходимое для победы количество очков. Не без моих уникальных навыков, само собой, но… не для того же они были мне даны, чтобы «пылиться» без дела?

— Действительно, пойдёмте-ка уже, — притворно радостно произнёс Лэнс, — нечего резину тянуть!

— Стоп, — вытягиваю руку, — Алекс, как твоя лодыжка? — перевожу взгляд на молчаливого светловолосого паренька, который, как обычно, почти не участвовал в беседе.

— Нормально, — односложно ответил он.

— Лэнс, — с намёком гляжу на уже стоявшего в двери сокомандника, на что он вздыхает.

— Конечно, я скажу об этом тренеру, — хмыкает парень.

Алекс насупился:

— Всё у меня хорошо, нечего придумывать. — Он демонстративно подпрыгнул, но я легко заметил дискомфорт на его лице.

— Ещё раз нагрузишь ногу, болеть будет не только лодыжка, — мрачно смотрю на него. — Если из-за твоих выкрутасов придётся делать замену и заново нарабатывать все четырнадцать схем разыгровки Бауверса… — оставляю слова недосказанными, но вся команда, как один, резко и задумчиво посмотрела на Алекса, отчего он сглотнул.