Законодательство зарубежных стран, обеспечивающее безопасность участников уголовного судопроизводств, стр. 3

В подобной ситуации возникает вопрос: будет ли являть­ся отказ в предоставлении информации о защищаемом лице ограничением прав и интересов защиты? Справедливо по данному поводу высказывался А. Тихонов, утверждавший, что подзащитного в первую очередь должно интересовать то, что его изобличает, что показывает против него, а уж за­тем – кто даёт показания, из какого источника они получены [19].

В УПК Республики Беларусь институту безопасности участников процесса отведена гл. 8 (ст. 65-75) [20]. В ней сфор­мулированы обязанности органа, ведущего уголовный про­цесс, по принятию мер по обеспечению безопасности (ст. 65); в ст. 66 перечислены меры безопасности, которые классифи­цированы на процессуальные (неразглашение сведений о личности, освобождение от явки в судебное заседание, зак­рытое судебное заседание) и иные меры (использование тех­нических средств контроля, прослушивание переговоров, ведущихся с использованием технических средств связи, и иных переговоров, личная охрана, охрана жилища и имуще­ства, изменение паспортных данных и замена документов, запрет на выдачу сведений по делу); регламентирован поря­док применения мер безопасности, устанавливающий суточный срок принятия решения о применении мер безопаснос­ти или отказе в их применении (ст. 73); указаны основания для отмены мер безопасности (ст. 74) и ответственность за невыполнение обязанностей по их применению (ст. 75).

Однако следует отметить нецелесообразность закрепле­ния в процессуальном законе правовых норм, прямо с ним не связанных. Данное противоречие содержится в формули­ровке ст. 66: внепроцессуальные меры безопасности указа­ны в процессуальном законе. Справедливо было бы помес­тить их в специальном законе, устанавливающем общие на­чала и специфику избрания, применения, изменения и пре­кращения мер безопасности в отношении участников про­цесса и их близких. В УПК же целесообразно указать осно­вания для применения, изменения или отмены этих мер бе­зопасности, права и обязанности сторон и т.п., не раскрывая особенность и специфику самих мер безопасности.

Украина также приняла закон «Об обеспечении безопас­ности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве» (1994) [21], устанавливающий меры безопасности в отношении следующих участников процесса:

– лица, заявившего в правоохранительный орган о пре­ступлении или в иной форме участвовавшего в обнаруже­нии, предупреждении, пресечении и раскрытии преступле­ния или способствовавшего этому;

– потерпевшего и его представителя по уголовному делу;

– подозреваемого, обвиняемого, их защитников и закон­ных представителей;

– гражданского истца, гражданского ответчика и их пред­ставителей по делу о возмещении ущерба, причиненного преступлением;

– свидетеля;

– эксперта, специалиста, переводчика и понятого;

– членов семей и близких родственников перечисленных лиц (ст. 2).

Как видно, лица, ведущие производство по уголовному делу, в данный перечень не внесены. В законе отсутствуют правовые гарантии безопасности лиц, не являющихся чле­нами семьи или родственниками, но в силу иных личных, духовных, моральных, нравственных связей принадлежащих к близким защищаемого участника процесса.

К традиционным мерам безопасности, перечисленным в ст. 7 закона, отнесены: личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача спе­циальных средств индивидуальной защиты или сообщения об опасности; использование технических средств контроля и прослушивания телефонных и иных переговоров, визуаль­ное наблюдение; замена документов и изменение внешнос­ти; перемена места работы или учебы; переселение; поме­щение в дошкольное воспитательное учреждение или учреж­дение органов социальной защиты населения; обеспечение конфиденциальности сведений о лице; закрытое судебное разбирательство.

Таким образом, закон включает как процессуальные, так и внепроцессуальные меры безопасности, при этом процес­суальные меры в него помещены не все. Например, реализа­ция обеспечения конфиденциальности сведений, использо­вание технических средств контроля переговоров и некото­рые другие меры могут быть исполнены путем установле­ния процессуальной процедуры. По нашему мнению, в зако­не следовало бы выделить внепроцессуальные меры безо­пасности с указанием на возможность использования «иных, предусмотренных законами Украины мер безопасности».

На наш взгляд, в анализируемом законе имеются другие недоработки, которые присущи и законопроекту РФ «О го­сударственной защите свидетелей, потерпевших и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству» [22].

Важным и своевременным было принятие Верховным Советом Республики Башкортостан 14 октября 1994 г. За­кона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизвод­ству» [23]. Он предусматривает применение специальных мер и средств защиты к лицам, заявившим в правоохранитель­ный орган о преступлении либо иным образом участвовав­шим в обнаружении, предупреждении, пресечении или рас­крытии преступления, а также к иным участникам процесса. Меры безопасности могут применяться также в отношении близких родственников защищаемых.

К числу мер обеспечения безопасности свидетелей (ст. 5) Закон относит:

неразглашение органами предварительного расследования сведений о личности защищаемого лица; организацию зак­рытого судебного разбирательства; обеспечение личной ох­раны, охраны жилища и имущества; контроль телефонных переговоров охраняемого лица; выдачу данной категории граждан средств связи, специальных средств индивидуаль­ной защиты и оповещения об опасности, а в отдельных слу­чаях и оружия; замену документов и изменение внешности; переселение; изменение места работы или учебы; времен­ное помещение в место, обеспечивающее безопасность.

К числу лиц, полномочных принимать решение о приме­нении мер безопасности, Закон относит суд или судью, прокурора, а также следователя, орган дознания с согласия про­курора по находящимся у них в делопроизводстве заявлени­ям или сообщениям о преступлении либо уголовным делам, а после вступления приговора в законную силу также орган внутренних дел по месту нахождения защищаемого лица.

Верховный Совет Латвийской Республики 13 августа 1991 г. принял Закон о внесении изменений и дополнений в УПК, на основании чего были включены следующие меры процессуальной безопасности участников процесса:

предоставление свидетелю, потерпевшему и другим уча­ствующим в деле лицам, а также членам их семей и другим близким лицам, которым угрожают убийством и иными про­тивоправными действиями, права ходатайствовать о защите их личности; сокрытие подлинных данных о свидетеле или потерпевшем и применение к нему псевдонима в ходе про­изводства по делу, в том числе и на стадии судебного разби­рательства; возможность предъявления для опознания вне визуального контакта опознаваемого с опознающим; возмож­ность прослушивания телефонных переговоров свидетеля, потерпевшего и других лиц по их просьбе без решения на то суда или судьи; проведение по мотивированному определе­нию суда закрытого судебного разбирательства [24].

Закон устанавливал возможность применения иных мер безопасности, которые не были указаны. Однако в практике эти меры не применялись ввиду отсутствия механизма их реализации. Как справедливо указывал М.П. Шешуков, «ни перечня этих мер, ни механизма их реализации в Законе не содержалось, т.е. последнее предписание носило декларатив­ный характер. Каких-либо иных нормативных актов, направ­ленных на обеспечение безопасности лиц, содействующих раскрытию преступления и осуществлению правосудия, в последующие шесть лет принято не было. Сами же по себе меры защиты, содержавшиеся в Законе от 13 августа 1991 г., в целом проблему не решали, да и не могли решить, поскольку являлись мерами только процессуального характера» [25].

вернуться

19

Тихонов А. О процессуальной безопасности свидетеля и потерпев­шего // Советская юстиция. 1993. № 20. С. 27.

вернуться

20

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. СПб., 2001. С. 174-182.

вернуться

21

См.: Ведомости Верховного Совета Украины. 1994. № 11. Ст. 51.

вернуться

22

Например, создание не единой, федеральной, службы, а нескольких специальных служб по охране участников процесса и др.

вернуться

23

См.: Энциклопедия российского права: Справочно-поисковая сис­тема. М, 1997. Документ № 32971.

вернуться

24

Ведомости Верховного Совета и Правительства Латвийской Респуб­лики. 1991. № 35/36. 1991. 12 сент.

вернуться

25

Шешуков М. П. Латвийское законодательство о защите лиц, содей­ствующих правосудию по уголовным делам // Государство и право. 1999. № 2. С. 84-88.