Трофей дракона (СИ), стр. 48

Когда они достигли первых прозрачных светящихся колонн, опоясывающих окружность огромной пещеры, Церцея отметила, что все сестры получили ее тайное послание.

— Что теперь, Ланиор? — пробасил Сумрачный, осматривая небольшое озеро диаметром в двадцать шагов в середине Храма.

Вокруг по периметру озерца находились некие возвышения в виде вогнутых половинок больших раковин.

— Царевны должны встать в раковины, через одну, лицом к озеру, — велел важно Лунный дракон, прекрасно выучив все тонкости обряда.

Пятнадцать раковин, по числу рас Цетурианы, переливались матовым едва различимым свечением, и все царевны замерли, словно не решаясь вступить в них. Ведь все прекрасно знали, что это за раковины. Ранее при планетарном совете в них занимал место советник, представитель каждой из рас, посланец каждой из пятнадцати.

— И чего застыли?! — прикрикнул на девушек Сумрачный. — Живо залезайте в раковины! И эту немощную переложите в какую-нибудь, — велел он, обращаясь к Румону, стоявшему у носилок Цветаны.

— Слушаемся, повелитель, — кивнул Румон, приказывая им как можно осторожнее снять царевну с носилок.

Змеевичи во главе с Румоном Игольчатым и советник Сургон отошли чуть в сторону, молча наблюдая за происходящим.

Когда все царевны заняли семь ракушек через одну, как и было велено, Лунный дракон медленно прошел по небольшим камням, выступающим над зеркальной поверхностью озера, к центру. Здесь находился камень мудрости, плоский, небольшой, в виде изогнутого неровного круга, похожего на солнце с закругленными лучами. На нем при советах стояла их матушка, как знали царевны. Да, они ни разу не были на этих советах, но были наслышаны, как все происходило раньше.

Церцея внимательно посмотрела на ближайшую Лисию, которая стояла чуть сбоку от нее, через пустую раковину, и прикрыла глаза. Та в ответ так же прикрыла глаза, показывая жестом, что она готова выполнить то, что велела им Церцея. Пройдясь глазами по всем сестрам, она отметила, что все поняли.

Сумрачный приказал начинать.

Ланиор вынул из кармана небольшую книгу и раскрыл ее. Церцея в негодовании увидела в его руках книгу покойной матушки. Милорада часто носила ее с собой. Когда Лунный дракон нажал в нужном месте на обложку, книга вмиг увеличилась в три раза и повисла в воздухе перед ним. Все царевны напряглись, понимая, что этот Лунный дракон был очень умен, раз разгадал, как открывается книга, и, похоже, собирался провести сам довольно сложный обряд. И это было жутко.

Сосредоточившись, Ланиор начал тихо произносить нужные слова древнего призыва духа Цетурианы. Уже через некоторое время вода в озере чуть взволновалась и заблестела. Неожиданно сбоку из воды появился столп света, переливающийся и яркий. Это был он, дух Цетурианы, планета услышала, как он призывал ее. Ланиор довольно оскалился, продолжая читать древние письмена, и луч вдруг начал двигаться.  К ни го ед . нет

Однако через минуту случилось нечто странное. Луч все убыстрял свой темп и перемещался между царевнами словно в каком-то хаосе. Лунный ничего не понимал, ведь в книге говорилось, что луч должен медленно пройтись по контуру озера и остановиться на самой сильной царевне. Но Ланиор даже не мог поймать его взором, так стремительно двигался луч. В следующий миг он замер, осветив одну царевну.

Ланиор уставился на Церцею в столпе света и выдохнул про себя: «Она. Самая сильная из них».

— Всё? Это она, Ланиор?! — раздался громкий нетерпеливый бас Аргона Сумрачного, который стоял у озера в трех шагах и напряженно следил за всем происходящим.

— Да, император. Луч Цетурианы указал на самую сильную царевну. Она определена.

— Наконец-то! — воскликнул Сумрачный, как-то недовольно оглядывая всех.

Его взор остановился на Церцее, которая стояла, чуть прикрыв глаза, словно молилась.

Когда луч осветил ее, Церцея вздрогнула, хотя и ожидала этого.

«Сестры все сделали правильно, поймали убегающий луч и перевели его на меня», — подумала она радостно, что все получилось.

Она должна была принести себя в жертву на благо любимой Цетурианы и ее жителей. Это был ее долг, как самой старшей царевны-атурии. Она хотела доказать самой себе, что не трусиха и не так малодушна, как была когда-то, когда побоялась взойти на башню и сражаться рядом с Фузорией. Нет, теперь она будет такой же сильной духом и храброй, как ее матушка и старшие погибшие сестры. Она была готова принести свою жизнь на алтарь победы.

«Главное, что теперь сильнейшая царевна-атурия спасена от расправы Сумрачного и в будущем она поможет освободить Цетуриану от рабства драконов», — думала Церцея напряженно.

И только в этот миг Церцею осенило. А что, если самой сильной на самом деле могла стать она сама? Отчего она решила за всех, послав себя на казнь? Может быть, ее дар проявится сильнее и именно она будет иметь возможность спасти планету? Об этом она раньше не подумала. Отчего она решила, что не может быть самой сильной? Но сейчас этого было не узнать, обряд был совершен. И сестры по ее велению выбрали ее, Церцею.

Окончательно запутавшись и не понимая, что делать, Церцея тяжко выдохнула.

В следующий миг луч пропал, как будто растворившись в глади озера. Все поняли, что дух планеты покинул подземный храм.

— Все отошли от озера! — раздался новый приказ Сумрачного. — Больше вы не нужны. Отправляйтесь наверх в замок, в свои комнаты! Позже я дам вам новые распоряжения! Охрана, сопроводите царевен! И лежачую девку тоже заберите!

Девушки послушно вышли из раковин, дожидаясь, пока Цветану вновь положат на носилки. Она была в полудреме и как-то несчастно смотрела на всех.

— Церцея, останься! — раздался повелительный голос императора, едва царевны направились прочь. Церцея остановилась, как и Океана и Асия, которые, видимо, не хотели оставлять сестру одну с этим опасным драконом. Это не понравилось Аргону. — Остальные, прочь пошли!

Асия тут же инстинктивно хотела положить руку на рукоять кинжала. Но промахнулась, оружия не было. Ведь еще вчера по приезде в замок Сумрачного ее кинжал отобрала охрана. Видя, что Асия точно сейчас полезет на рожон, ибо последнюю неделю пребывала в невменяемом состоянии после смерти Любима, Церцея быстро произнесла:

— Иди с Океаной, Асия. Ничего страшного. Прошу, ради меня, иди… все будет хорошо, не бойся…

— Ладно, — буркнула недовольно Асия, понимая, что точно не справится с этим бешеным монстром без оружия.

Он явно был сильнее и мощнее ее. Поджав недовольно губы, Асия пошла вместе с Океаной далее.

Сумрачный окинул неприятным взором еще двух драконов, оставшихся у озера.

— Советник Сургон, вы тоже ступайте, — велел более уважительно, но настойчиво император, не понимая, зачем Серебристый дракон вообще явился, если за все время даже не проронил ни слова.

Но главный советник сам выразил желание увидеть обряд, а отказать ему Аргон не мог. Сургон был сыном и ставленником самих Туманных императоров, к тому же он был братом его жены Дрои.

— Как будет угодно, Аргон, — кивнул Серебристый и важно прошествовал мимо него.

— Ланиор, ты тоже свободен. Вечером перед трапезой зайдешь ко мне, — распорядился Сумрачный.

Лунный дракон поклонился одной головой и вновь уменьшил книгу заклинаний, сунув ее в карман. Он прошел по камням и направился вслед за царевнами и их охраной, возглавляемой Игольчатым драконом.

Глава XXV. Церцея

— Значит, ты та самая девка, которая должна свергнуть меня? — процедил Сумрачный, подходя вплотную к Церцее и чуть склоняясь над ней. — Чего молчишь?

— Я не понимаю, о чем вы говорите, император, — ответила она, поднимая взор на его смуглое лицо.

— Не понимаешь? — угрожающе оскалился он и тут же дерзко схватил ее за подбородок. Она ахнула от его жесткой хватки. Но не сбросила неумолимую руку. — Ваш старец предсказал, что самая сильная царевна разрушит мою империю через семьсот дней. И теперь дух на озере показал, что это ты…