Трофей дракона (СИ), стр. 46

— Церцея, — глухо ответила она, суть сглотнув.

— Ты старшая, так? — спросил Сумрачный, вспомнив все слова Ланиора, который консультировал его насчет царевен в последние дни.

— Именно так, император, — тут же послышался за его спиной приятный голос Лунного дракона.

— Если будешь покладистой и тихой, твоя жизнь станет спокойной, — продолжал Аргон, обращаясь к Церцее, словно не расслышав слов Ланиора. — Ты ведь будешь вести себя верно?

— Да, — ответила Церцея твердо, сглатывая ком в горле.

Усилием воли Церцея заставила себя спокойно стоять, выпрямив спину, с обнаженной грудью перед всеми, и твердила себе о том, что она должна это выдержать. Ради себя, ради сестер, ради всех жителей, ради Цетурианы. Ее взор, спокойный и величественный, как будто говорил, что она выше всего этого и не сломлена, хотя и решила подчиниться власти Сумрачного. Змеевичи уже отвернулись от нее, видимо, потеряв интерес.

— Верный ответ, Церцея, — кивнул император и даже изобразил на своем лице подобие улыбки-оскала. — Если будешь вести себя как надо, заслужишь мое благоволение. Я не обижаю красивых девок, если они к тому же еще и покладисты.

Зачем он это сказал, было непонятно. Но Церцея совсем не хотела разбираться в его умозаключениях, которые были чужды ей.

Довольно кивнув, Аргон отошел от нее. Прошел мимо испуганной Лисии, стоявшей чуть позади, отметив ее странные небольшие рожки на голове и довольно колоритные розовые глаза. Далее прошел мимо Океаны с золотыми косами и недовольно прищуренным взором светлых глаз и остановился напротив Ирии.

Эта девица была облачена в небесной синевы столу, которая обнажала ее красивые руки и подчеркивала высокую полную грудь. Ее темные вьющиеся волосы, собранные в затейливую прическу со множеством локонов, оттеняли изумруд ярких глаз. Но внимание Аргона более привлекли ее пухлые губы, которые так и манили своей сладостью. Не удержавшись, он поднял руку и провел пальцем по ее красным губам.

— Красивая, — прохрипел Аргон над Ирией, и глаза его оценили ее соблазнительную фигуру с полной грудью, тонкой талией и покатыми соблазнительными бедрами.

— Я так счастлива понравиться вам, император, — возбужденно залепетала Ирия, когда он убрал руку с ее губ.

— Вот рыбина! — возмутилась Асия, стоявшая с противоположной стороны от Церцеи.

«Рыбина» было ругательным словом на Цетуриане. Так называли девиц недалекого ума, которые были неразборчивы в связях с мужчинами и думали только о похоти. Потому, услышав фразу сестры, Ирия зло прищурилась и зыркнула на нее, а в следующий миг назло Асии сладко улыбнулась Аргону.

— Повелитель, мы будем рады услужить вам! — проворковала Ирия и поклонилась Аргону головой, выражая свое почтение.

Все поразились заискивающим ноткам в ее голосе.

Церцея подумала, что Ирия явно намерена заслужить расположение Сумрачного дракона и завлечь его своими прелестями, оттого вела себя так развязно, под стать ему самому. И это было противно Церцее.

В ответ Аргон довольно оскалился, польщенный словами Ирии, и чуть поласкал ее щеку пальцами.

— Мы не будем подчиняться тебе, кровавый убийца! — воскликнула вдруг Сияна, которую слова Ирии вывели из себя.

Эта своенравная Ирия была просто несносна, по мнению Сияны. Как она могла так лебезить перед этим захватчиком и убийцей родителей и сестер?

— Кто это там пищит? — процедил Сумрачный и резко повернул голову вбок, вперив свой мрачный взгляд в Сиану.

— Ты нам не повелитель, и подчиняться мы не будем, — храбро продолжала Сияна.

Повернувшись, Аргон медленно направился к ней и, остановившись в шаге от невысокой изящной девицы с русыми косами, оскалился:

— Ты уверена в этом, девка? А ну, повтори, что ты проблеяла?

— Вы подлые захватчики и вы не правители на нашей планете! — опять выпалила Сияна и подняла выше подбородок, показывая, что она не боится его.

— Сияна, замолчи немедля! — осекла ее Церцея, вмиг считав злобные энергии, которые охватили Сумрачного.

В следующий момент Аргон со всего размаху залепил непокойной царевне оплеуху, и такую сильную, что Сияна плюхнулась ягодицами на пол, испуганно схватившись за дребезжащую от боли щеку.

Все царевны в ужасе ахнули и замерли от происходящего.

— Наглая девка! — процедил Аргон, испепеляя ее взором. — Я научу тебя повиноваться!

Он наклонился над сидящей на полу девушкой, которая округлившимися от испуга глазами смотрела на него и явно не понимала, что произошло. Да и как она могла понять это? Ведь ни разу Сияна не видела, чтобы мужчина или кто-то вообще был так жесток.

Но Сумрачному показалось этого мало. Он чуть склонился над Сияной и вновь ударил ее по лицу, да так сильно, что ее голова дернулась в сторону. И тут же со всей силы пнул девушку по бедру сапогом. Сияна испуганно вскрикнула, отлетев на пару шагов от него, и схватилась руками за ушибленное место. Она сцепила зубы, чтобы не закричать от боли.

— Император, прошу вас, не надо! — выпалила просяще Церцея, опасаясь, что этот бешеный дракон продолжит бить сестру. — Она больше не будет!

Аргон же злобно смотрел на Сияну и пытался успокоиться. Если бы не осознание того, что от этой царской овцы зависит погода на планете и его относительно спокойное существование, он бы точно прибил ее прямо здесь, даже не задумываясь. Ибо таких наглых дур надо было резать тут же, как глупых куриц. Чтобы они не думали, что могут умничать и решать, починяться им его воле или нет.

— Повелитель, свет солнц уходит, — тут же позади Аргона раздался голос Ланиора.

Повернув лицо к Лунному дракону, Сумрачный прищурился и вновь оскалился. Ланиор, как всегда, был прав. Надо было провести обряд сейчас и успеть вовремя, иначе придется ждать еще месяц, именно так говорил его светлолицый советник-дракон.

— Ты, как всегда, прав, Ланиор. Не будем тратить драгоценное время на усмирение этих тупых девок. У нас еще будет куча времени для этого.

— Я тоже так думаю, император, — поклонился Ланиор и устремил на Сияну испепеляющий взор.

Отметив, что высокий красивый молодой человек, похожий на оборотня-дракона, настойчиво смотрит на нее, Сияна поняла, что он велит ей взором молчать и более не раздражать императора. Она чуть прикрыла глаза, показывая этому Ланиору, что поняла.

Облегченно выдохнув, Ланиор чуть успокоился. Все же даже ему было неприятно смотреть, как Аргон начал избивать девицу. Это, по мнению Лунного, было уж совсем низко и подло, хотя смелые фразы царевны поражали своим бесстрашием.

— Теперь все слушайте меня, девки! — заявил громко Сумрачный, угрожающе обведя всех взором черных глаз. — Сейчас мы пойдем к озеру здесь неподалеку. Проведем нужный магический ритуал. И вы все будете вести себя спокойно, чтобы все прошло как надо. Только попробуйте еще выкинуть что-нибудь дерзкое! Тогда сразу окажетесь на цепи, как собаки, без еды и с ободранной кнутом шкурой! Вы все хорошо поняли меня?

— Мы все поняли, император, — первой залепетала Ирия, услужливо склоняя голову.

Глава XXIV. Обряд

Следуя почти позади всех: охранников, сестер и драконов, — Церцея едва шла, поднимая выше свою длинную столу. Она все еще дрожала от неприятного озноба при воспоминании о том унижении, которому подверг ее император полчаса назад. В пяти шагах за ней следовали только два змеевича, замыкая длинную процессию.

Вдруг сбоку от Церцеи раздался металлический звук упавшего на камни предмета. Тут же нежный голос рядом с ней произнес:

— Царевна, ты обронила!

Церцея остановилась и обернулась, едва различая в полумраке стройную фигуру девы. Незнакомка в странных одеждах вышла чуть на свет, и Церцея вспомнила ее. Она видела эту девицу с голубыми волосами вчера в большой прихожей зале, едва они прибыли в замок Сумрачного. Тогда она стояла среди других драконовых и змеёвичей, с этим Ланиором, Лунным драконом, который, как поняла Церцея, являлся советником императора.