И сердце шепчет о тебе... (СИ), стр. 4

Ну, что сказать, довольно большое помещение, выполненное в стиле семидесятых годов, было поделено на зоны. Напротив входа я заметила барную стойку с множественными напитками, рядом с которой виднелась лестница, ведущая на второй этаж. В дальнем углу расположилась сцена для "живых" выступлений, на которой сейчас музыканты играли джаз. Перед ней небольшое пространство для танцующих. Далее стояли круглые столики для посетителей, покрытые красными скатертями. Половина из них была занята. С левой стороны от входа вдоль всей стены выстроились в ряд импровизированные кабинеты, скрытые плотными занавесями. В один из них как раз и направились мы.

- Мне уже страшно, - пошутила я, как только Роман задвинул штору.

- Не бойся, моя леди, я тебя не трону, - заверил друг, помогая снять плащ. - Только понадкусываю, - отметил следом, разглядывая наряд. - Слушай, а почему ты никогда раньше не носила платья? С твоей-то фигуркой… - остановил взор на бёдрах.

- Вот поэтому и не носила.

Парень на это только шире заулыбался и махнул рукой на угловой диванчик, предлагая присесть. Он повесил мой плащ рядом со своей кожаной курткой и уселся рядом.

- Я имел наглость сделать заказ для нас обоих, - оповестил почти сразу.

И словно в ответ на его слова к нам вошла официантка, неся поднос, на котором стояло два бокала коктейля, салатики и фрукты.

Возмущаться я не стала. В конце концов, за два года мы уже успели неплохо изучить пристрастия друг друга в пище. Например, я отлично знала, что Роман терпеть не мог морепродукты, но при этом любил красную рыбу-гриль. Не любил мужские напитки по типу водки, коньяка, виски, но с удовольствием пьёт сладкие коктейли. Мы с девочками в своё время не хило шутили по этому поводу, в итоге, как-то окончательно разозлив однокурсника. Это был первый и последний раз, когда он вообще выходил из себя. Я тогда неделю после этого шарахалась от Кузнецова.

Ну, а что? Мало приятного, когда тебя хватают за горло, лишая кислорода. Конечно, убивать он нас не собирался, как и причинять боль вообще. Чисто показательное выступление, но какое запоминающееся! Надо сказать, мы это заслужили, перейдя границу в своих высказываниях, за что и извинились по итогу. С тех пор ссор с Романом больше никогда не возникало, а девчонки повально в него влюбились. Правда, если всех в скором времени отпустило,то вот Карину - нисколько, хоть она и не подавала вида. Бедная моя подруга, даже не представляю, что она испытала, став свидетельницей вчерашней сцены и зная, что сегодня я с Романом ужинаю вместе! Хотя нет… представляю… сама была на её месте. Но сейчас речь не о том.

- Итак? - откинулась я на спинку дивана, с ожиданием уставившись на Романа. - Ты обещал пояснить.

Тот поморщился и, взяв свой бокал с коктейлем, скопировал мою позу.

- А обязательно должна быть причина? Может, я просто хотел пригласить тебя на свидание? - парировал он, глядя мне прямо в глаза.

И я бы может прониклась и поверила, если бы не одно "но".

- Два года спустя? Я, кажется, не особо изменилась с первого курса, чтобы ты вдруг в меня влюбился, - привела весомые доводы для возражения его словам.

- И вот почему обязательно надо сразу влюбляться в кого-то? Может, я из тех, кто ценит не внешность, а внутренние качества? - не сдавался этот интриган.

- Верю, - согласно кивнула, - но не в нашем с тобой случае. Так что говори уже, что тебе от меня надо! - растеряла всё своё благодушие.

- Будь моей девушкой, - пожал друг плечами, чем изрядно взбесил.

- Ром, я просила серьёзно! Без этих вот твоих шуточек! - осадила начинающееся безумие.

- Я и не шучу, - тяжко вздохнул Кузнецов. - Мне действительно нужна девушка. Хорошая, милая, но способная за себя постоять. Которая не даст себя в обиду и смело посмотрит в глаза другому.

- Другому? - уточнила я. - Это кому, например? - поинтересовалась осторожно.

- Например, моему отцу, - со вздохом признался Роман.

Я впала в ступор.

- Ты хочешь, чтобы я сыграла роль твоей девушки перед отцом? - переспросила на всякий случай.

Нет, мне, конечно, делали много безумных предложений, но вот такое… впервые!

- Ты всё верно понимаешь, - уже раздражённо отозвался староста моей группы.

- Но почему я?

- Потому что, как я уже сказал, ты милая, лёгкая в общении, но при этом стойкая. Тебя нелегко обидеть. К тому же ты можешь дать достойный отпор обидчику. То, что надо. Понимаешь, мой отец… Он очень сложный человек и любитель давить авторитетом. Не все способны выдержать общение с ним.

Друг посмотрел на меня с усталостью и отвернулся.

- И ты считаешь, что я смогу, - усмехнулась нервно. - Зачем тебе вообще это всё? Знакомить отца с девушкой. Почему не сказать ему правду?

- Потому что, если я не приведу ему свою девушку, он найдёт мне её сам. Точнее, начнёт знакомить меня со всеми дочерьми своих партнёров. А у меня уже в печёнках это всё, - скривился Роман, разом опустошив половину бокала с коктейлем.

- Даже не знаю, что сказать… - пробормотала я растерянно.

- Скажи, что согласна, - посмотрел он на меня с надеждой. - Я просто не знаю, кого ещё попросить, чтобы никто ничего лишнего не надумал и не настроил иллюзий.

М-да…И вот что ему ответить?

Это же знакомство с родителями!

Я и двух слов связать от беспокойства не смогу!

- Ром… - начала было я, но мой рот тут же зажала мужская рука.

- Не отказывайся сразу, Сонь, пожалуйста. Мне просто больше некого попросить. Это только на один вечер. А потом отец снова уедет по делам, и нам и притворяться не придётся парой.

- Давай так, - ответила я, чуть подумав. - Мы сейчас просто посидим, отдохнём, а перед окончанием вечера я тебе дам свой точный ответ. Мне надо переварить твоё предложение. И когда там этот вечер знакомства, кстати?

- В эту субботу, - "обрадовали" меня.

Через два дня.

Весело.

На самом деле, меня больше волновало, как на это отреагирует Карина. Можно, конечно, ей ничего не говорить, но что-то мне подсказывало, что так рисковать не стоило. Достаточно вспомнить поговорку о том, что всё тайное рано или поздно становится явным. Да ведь и я не на серьёзе же собираюсь встречаться с её кумиром. Так… ради помощи ближнему. Но попробуй докажи это влюблённой, обиженной и до кучи к тому же жутко ревнивой девушке.

Благо, настаивать Ромка не стал, сменив тему. Теперь наш разговор больше напоминал привычное мне общение в универе. Шутки, подколы, смешные случаи из жизни обоих. Я даже не заметила, как один коктейль сменил второй, а затем и третий. В скором времени мы и вовсе стали развлекаться танцами. А всё потому, что Ромыч вспомнил фильм "Криминальное чтиво" и решил научить меня движениям танца Умы Турман и Джона Траволты. И я с энтузиазмом принялась за учёбу.

- Приходи в воскресенье ко мне, посмотришь кино, - предложил друг. - Поверить не могу, что ты ни разу не видела "Криминальное чтиво", - сокрушался он, перехватив за талию.

Правда, чего не учел Роман, так это мою природную неуклюжесть. Я оступилась, споткнувшись о собственную ногу, из-за чего начала падать. Сокурсник пытался меня удержать, но в итоге и сам стал заваливаться вместе со мной на бок. Так мы и вывалились наружу, под ноги проходившей мимо компании парней.

Наверное, мне должно быть стыдно из-за случившегося, но… нет. Не было. Наоборот. Я, уткнувшись в плечо по-прежнему обнимающего меня за талию парня, истерически хохотала, не спеша с него слезать.

- Чёрт, Дмитрова, ты, кажется, своими костями мне всё что можно и нельзя отбила. Тебе бы поправиться, - произнёс друг сдавленным голосом.

- Хам! - выдала я сквозь смех, нисколечко не обиженная на его слова. - Я больше не буду с тобой танцевать.

- Язва, - тоже рассмеялся Роман, усаживаясь вместе со мной.

Поза вышла пошлее некуда, о чём не преминул заметить Кузнецов.

- Да иди ты, - отмахнулась от его провокаций.