Нелюбимая для властного лорда (СИ), стр. 1

Нелюбимая для властного лорда

Елена Солт

Цикл:  Империя Альдебран

1. Продана замуж

Элира.

Иду неторопливо по улице, подставляя лицо ласковым лучам солнышка. Поправляю длинное платье из красной ткани.

Ноги в тапочках с мягкой подошвой, чувствуют каждый камешек, лежащий на обочине.

Мимо с грохотом проносится телега, поднимая столб пыли. Жмурюсь и кашляю.

Перехватываю поудобнее железный таз, полный мокрых вещей. Руки скользят из-за жары, мышцы чуть подрагивают от напряжения. Тяжело, но ничего!

Работой по хозяйству меня не напугать, я с детства к ней привыкла.

Вот только руки щиплет.

С досадой рассматриваю сухую потрескавшуюся кожу на руках и свежие заусенцы. Надо будет попросить у Дэйи жирный крем и смазать им хорошенько на ночь.

Едва переступаю порог чёрного входа богатого особняка, как мне под ноги бросается Нади, дочка садовника, смешливая юла с кудряшками лет пяти:

– Элира, Элира! Тебя все ищут!

– Кто, кто меня ищет, маленький ты мой кокосик!

Ставлю тяжёлый таз на пол и подхватываю малышку, принимаюсь её щекотать.

– Ай, ай, ахах, ахахах! – верещит она, вертясь у меня в руках, да не так-то просто выбраться. – Я… правда, ну всё, перестань… там какой-то господин приехал и тебя все ищут!

Замираю, хмурюсь и отпускаю Нади:

– Меня? С чего бы я кому-то понадобилась? Ты может что-то напутала, кокосик?

– Нееет! – выпучив глаза, отчаянно мотает маленькой головкой.

И словно в подтверждение её слов за спиной раздаётся недовольный голос опекуна:

– Вот ты где! Куда запропастилась? Я с ног сбился тебя искать! Где опять тебя носит?

Ризарх ирх Аронг, мой двоюродный дядя и опекун, стоит, уперев тыльные стороны ладоней в сальные бока. Его брюхо выступает далеко вперёд. Белая рубашка с длинным рукавом натянута в животе до предела.

Расшитая золотом шапочка съехала на затылок.

– Я была на реке, – киваю на таз с чистой мокрой одеждой. – Стирала.

Смотрит на меня маленькими злыми глазками, морщит лоснящийся красный нос с бордовыми прожилками, скалится, обнажая кривые жёлтые зубы:

– Жду тебя в патио. Но сначала умойся! И поскорее.

Пока я наспех ополаскиваю руки и лицо из рукомойника, успеваю задуматься над странным поведением дяди. Плевать ему всегда было на мой внешний вид! Что изменилось? И Нади говорила про какого-то господина.

По мере приближения к патио чувство неясной тревоги усиливается. Слышу мужские голоса. Дядя не один. С кем-то.

– Разумеется, она всё сделает, куда денется! – хмыкает он, смачно рыгая.

Раздаётся звяканье фарфоровых чайных пиал.

– Гарантии? Ну, я не знаю, какие гарантии, – протягивает мой опекун высоким козлячьим голосом. – Раз до сих пор живая, значит, непорченая. Магический рисунок покажет. Берите, берите, не пожалеете. Я её тут ухх! В строгости держал! Сами увидите. Ну, наконец-то!

Это уже мне.

Нерешительно застываю в самом начале внутреннего дворика. Стыдливо сцепливаю за спиной огрубевшие руки. Испуганно смотрю на дядю, развалившегося на подушках на низеньком диванчике в тени.

Машет мне рукой, подзывая. Делаю осторожный шаг, ещё один. Огибаю декоративный фонтан, в котором с тихим журчанием льётся вода. Мельчайшие ледяные брызги отскакивают мне в лицо.

И только сейчас замечаю второго. Того самого «господина», про которого предупреждала меня кокосик.

Мужчина сидит спиной ко мне. Первое, что я замечаю – длинные гладкие волосы пепельно-серого оттенка, идеально уложенные даже в жару. Дорогой чёрный камзол непривычного покроя. Чужак.

Рука, небрежно покоящаяся на спинке дивана, унизанная драгоценными древними перстнями. Богатый. Очень.

Происходящее нравится мне всё меньше и меньше. Внутри растёт чувство тревоги, грозящее вот-вот перекинуться в панику.

Ещё ничего не случилось, но мозг уже будто соединил разрозненные кусочки мозаики в единую картину и сделал вывод.

Несмотря на жаркий день, мои ладони ледяные.

Мне вдруг становится страшно. Очень страшно.

И алчный блеск в глазах опекуна только усиливает это чувство.

– Ну же, быстрее, быстрее, – подгоняет он и машет своими пальцами-колбасками. – Подойди, Элира!

Приближаюсь к диванчику. Дядя вдруг соскакивает с непривычной для него лёгкостью, и становится рядом со мной:

– Вот она, сосуд жизни и процветания, средоточие уникального дара, истинное возрождение! – он принимается наглаживать меня по плечу, а мне хочется отшатнуться в сторону. – Другой такой не найдёте во всём Сортанате! Есть, правда, варианты, но одной восемь лет, второй глубоко за пятьдесят, а третья только родилась, так что…

– Покажите рисунок, асса Элира, – приказывает незнакомец.

Вздрагиваю от его глаз. Ярко-синих, как горный ключ в знойный день, и таких же ледяных.

Он пугает меня.

Послушно тяну вверх рукав платья до локтя, обнажая тёмно-серый магический браслет-плетение. Незнакомец приближается. Проводит кончиками пальцев по моей коже, едва касаясь.

– Всё в порядке. Я забираю её, – лёгкий кивок моему опекуну. – Брачную церемонию проведём в моих землях.

– Прекрасно, прекрасно, лорд Стилл! – в голосе дяди облегчение и приторная сладость.

Незнакомец разворачивается и направляется к выходу. Когда он скрывается в дверях, поворачиваюсь к дяде.

– Брачная церемония? – шепчу потрясённо.

– Именно! Тебе повезло! Ноги должна мне целовать! Лорд Стилл самый богатый человек в Альдебран! Могущественный и влиятельный! Если б ты знала, сколько он платит за тебя! Видать, сильная беда там у него с землями, Пимар кажется. Гибнет, говорит всё, одна надежда – магия возрождения.

Пропускаю мимо ушей весь поток его слов, льющийся на меня без остановки. Понимаю одно.

– Я не могу выйти замуж, – шепчу потрясённо, в полном ужасе от его предательства. – Вы же знаете, чем мне это грозит! Вы обещали, что этого не будет, если я буду служить вам! Дали слово!

– Моё слово, захотел – дал, захотел – забрал, – пожимает плечами дядя.

– Брачная ночь распечатает мою магию, и тогда… тогда через шесть месяцев я погибну!

– Тогда мой тебе совет, дорогая племянница, – наклоняется ко мне, шипит в лицо, обдавая вонью чеснока и горького табака. – Проживи эти полгода на полную!

Пока я пытаюсь свыкнуться со случившимся, за спиной раздаются шаги. Входит асса Розария, жена дяди. Высокая худая женщина за сорок в длинном малиновом саронге с запястьями, унизанными золотыми браслетами.

Уголки её губ почти всегда опущены вниз, отчего на лице образовались характерные морщинки, ведущие от уголков губ к подбородку.

За её спиной замечаю двух старших дочерей. Старшая Орунда семнадцати лет, похожа на мать, как две капли воды и одета так же, в малиновый саронг. Младшая Талия на два года младше сестры и фигурой пошла в отца, как ни старается мать ограничивать ту в еде.

Я мало что знаю о девочках, потому что им запрещено сближаться с нами, простыми людьми. А нам запрещено лишний раз к ним обращаться.

– Как всё прошло? – спрашивает асса Розария у мужа.

На меня даже не смотрит, в чём нет ничего удивительного. Быстро приседаю и делаю пару шагов в сторону дома.

– Останься, – раздаётся приказ хозяйки.

Замираю на месте и медленно оборачиваюсь. Это ещё зачем?

– Всё, как по маслу! – довольно улыбаясь, дядя смачно целует кончики своих пальцев, его глаза сверкают от радости. – Вечерком подпишем договор, а завтра он её забирает!

– Уже завтра? – в голосе ассы удивление и недовольство.

Я слегка хмурюсь. Вот уж не думала, что хозяйке будет жаль со мной расставаться.

– А чего тянуть, дорогая? – дядя тоже удивлён реакции жены.

– Ты посмотри на неё, – брезгливо кивает в мою сторону асса Розария.

– А что не так? – дядя бросает на меня быстрый взгляд, снизу вверх и обратно, пожимает плечами. – Всё как обычно.