Эмерит 2 (СИ), стр. 27

В той вселенной парк с простеньким фасадом дворца (Лазенки в переводе с польского — бани и купальни. Изначально здесь был обычный павильон с выходом к воде) был в таком же запущенном состоянии после смерти последнего короля Польши Станислава Понятовского — фаворита Екатерины II. Пару десятилетий объект простоял никому не нужный в разрухе и печали, пока не пришли русские и все не отремонтировали. Начал Александр I, ввалив сюда кучу золотых рублей, продолжил Николай I. Он сделал Лазенки своей резиденцией в Польше, отремонтировал дворец, понаставил статуй, понастроил еще всякого разного, в том числе и Бельведерский дворец, где теперь сидит польский президент, пришедшую в негодность церковь перестроил, подлец и кровопивец эдакий! Так о нем потом отзывались поляки. До самого конца, пока Польша была в составе Российской империи, русские императоры вваливали миллионы на содержание Лазенковского паркового ансамбля! Но ни от одного гида Варшавы вы не услышите, что Лазенки приняли современный шикарный вид благодаря русским. Что это? Наша глупость или широта души со скромностью? Вваливать тишком кучу денег, отрывая от метрополии на разную роскошь за рубежом, это — по-нашенски. Мы захватываем земли, и как настоящие подлые завоеватели строим дворцы. Хорошо, что при этом также не забываем про школы, больницы и театры, восстанавливаем исторические памятники. Ату русских — они воры и бандиты, вон сколько всего понастроили! А вот белые и пушистые прагматичные англосаксы идут по пути древнего Рима. Вместо дорог для сбора налогов и переброски армий, теперь на новой захваченной территрии они сразу строят завод по производству Кока-Колы и военную базу, делая из близлежащего городка американский салун с блэк-джеком и шлюхами. Они — молодцы! Сразу видно, заботятся о местном населении — приобщают его к демократическим ценностям. Еще и кричат об облагодетельствовании на весь мир. Но это я что-то отвлекся. Вспомнилось из той жизни накипевшее... Решено! Восстанавливаю исторический памятник и везде понатыкаю золотые таблички: «Отреставрировано с любовью и чаянием верноподданным Российской империи дворянским родом Шонуровых». Все равно моё инкогнито уже раскрыто для королевы, а через два-три месяца, кто я такой, будет знать в Польше каждая собака.

И до Романовых скоро дойдет, если не уже — у тайной канцелярии везде свои глаза и уши. Ну, и пусть. Я сейчас под защитой княгини Грабовской. Пока она видит во мне источник прибыли и удовольствий, защищать меня будет всеми силами королевства. Так что я не особо парюсь. Только надо будет сюда же в Лазенки производство перенести и озаботиться охраной. Здесь места полно, есть где все разместить.

* * *

На следующий день мы и переехали. Оставил Варю составлять список покупок и прибираться в Белом домике, сам вернулся на квартиру сдавать ее обратно риелторше. В назначенное время раздался звонок.

— Привет, заходи, — я открыл дверь перед Наташей. — Будь, как дома.

— А я и есть дома! — строит из себя оскорбленную невинность. Хотя выглядит на все сто: прическа, макияж, джинсы в облипку, как и белая водолазка, подчеркивающая ее двоечку. На груди вместо моего амулета — бриллиантовый кулончик. Типа, сняла мой подарок с глаз долой, а в эмоциях настороженность и надежда на возобновление отношений.

— Дома-дома. Чай будешь?

— Какой чай? Ты лучше скажи, что это за Аурус на паркинге стоит! Все, подался в содержанки?

— Ну, не хочешь, как хочешь. А я выпью, — прошел на кухню, налил себе черного чая и уселся за стол. Сижу, пью, никого не трогаю.

— Что, Ярик, так и будешь молчать?!?

— А что говорить-то? Ты меня уже кругом обвинила! Оправдываешься, значит, виноват. Нет, дорогая, оправданий не дождешься. И я не содержанка. А машина моей подруги — дала покататься.

— Ты меня за дуру-то не держи! Скажи, она одаренная?

— Да, и причем уже не слабого ранга.

— Вооот! И ты хочешь сказать, что она просто так к тебе приехала?

— Представляешь?! Просто соскучилась. Я же тебе говорил, что у меня много подруг.

— И ты с ней спишь! — она обвиняюще ткнула в меня пальцем.

— Послушайте, гражданочка! Моя интимная жизнь с этого момента вас больше не касается! Я не поляк, чтобы всю свою жизнь напоказ держать! А вообще, я вижу, Наташ, ты здесь уже вполне за свою сойдешь. Когда выгодно, пустишь в арендованную квартиру, когда захочешь, выгонишь, наплевав на все договоры! Настоящая полячка!

— Не полячка, а полька! Полячка — это неуважительное обращение!

— Нет, Наташенька, в этом случае ты ведешь себя именно, как полячка!

— Ну, значит, и выметайся! К своей, этой… — у девушки брызнули слезы обиды. — У нее здесь, наверно, и своя квартира есть! Будешь у нее приживалкой, раз содержанкой назвать себя язык не поворачивается!

Я не тронулся с места и громко отхлебнул чай. Пусть чуть успокоится, мне надо до нее еще одну мысль донести.

— Ну?!? Я Жду!

— Знаешь, дорогая, разговор с тобой, как разминирование боеприпасов времен войны, фиг знает, в какой момент рванет и по какой причине.

— Ты хочешь сказать, я — старая?!?

— Блин! Наташа, ты — умная! Выдохни и успокойся. Мне надо с тобой серьезно поговорить.

— Я спокойная!!! Чего хотел?!?

— Как у тебя с магическими способностями?

— Нормально все, — буркнула в ответ, — работают.

— А как, ты думаешь, они у тебя появились?

— Самопроизвольно. Я читала, такое случается с людьми до тридцатника.

— И что ты теперь будешь делать? Читала про нравы среди одаренных? Княжны, вон, в очередь к мастерам записываются, чтобы родить. У нас — к Ржевскому, весь Евросоюз вон — к князю Мазовецкому.

— Читала. Придумаю что-нибудь. Все? Я спешу!

— Ну, ладно, спешишь, значит спешишь. Скажу только, что я тоже одаренный, — я встал со стула и зажег золотом глаза. — У меня официально подтвержденный ранг новика со стихией разума. Говорят, такое случается, когда одаренный пробуждает источник у простака, который ему сильно нравится. Подумай об этом, только никому не говори, а то у меня очередь выстроится из простушек, желающих приобщиться.

Выложил ключи от квартиры на стол и глянул на загрузившуюся девушку.

— Пойдем, выпустишь меня с паркинга, я без пропуска не выеду.

Спустились вниз, сел в «Ультиматум», около поднятых ворот притормозил: — Натуль, если захочешь меня видеть, приезжай. Мне тут на днях королева дворец в Лазенках подарила вместе со всем парком. Там, правда, сейчас ремонт будет, но захочешь — найдешь. Короче, я там. Пока!

И поехал, только в зеркало заднего вида посмотрел на стоящую с открытым ртом в состоянии крайнего изумления Наташку. Да, жалко у меня нет с собой фотоаппарата…

* * *

Да кто же он такой?!? Не, ну в самом-то деле??? Конечно же, он не Испанский принц, про которого он все придумал! Как и про одаренного-эмерита-инопланетянина. Кто же поверит в такой лютый бред? Ежу понятно, это он так шутит! Эмеритов не бывает! Но про одаренного, получается, он не врал. А раз он официально одаренный, значит, дворянин! И за какие такие заслуги княгиня Грабовская подарила ему золотую землю в центре Варшавы? Понятно, там историческая застройка, которую нельзя сносить, а только реставрировать. Это еще то обременение, но сам факт!!! Это получается, если Ярик найдет деньги на реставрацию и поселится во дворце после ремонта, то он будет самым крутым соотечественником во всей Польше! Надо срочно навести о нем справки! — решила Наташа. Когда она чего-то не понимала, то старалась докопаться до сути. А здесь, явно, какая-то загадка! Загадки же Наталья любила, поскольку являлась романтичной натурой, несмотря на свою очень прозаичную, а местами даже циничную профессию риелтора.

* * *

До конца недели мы с Варей переделали кучу дел: зарегистрировали Sp. z o.o. «Pandora» — Сповку з ограничёна ответственностью, где я стал Прежецом зарзаду. Варе так понравилась моя должность, что теперь она ко мне обращалась только так. Прибрались с помощью клининговой компании в Белом домике, заказали и завезли мебель с кроватями и постельным бельем, закупили техники и домашней утвари. В общем, стало можно жить. Алмазы я стал делать уже на потоке, мы с Мойшей опять навестили королеву и ее оценщика с двадцатью алмазами. Она выбрала десяток понравившихся алмазов в дар, как мы и договаривались, остальные оставили оценщикам для торга. Во время последующих массажно-интимных процедур, пока оценщики отчаянно торговались, я убедил Констанцию вывести среднюю цену на алмазы и принимать их по весу. Ну а чо? Алмазы все из одного месторождения, качество видно сразу, а накладные расходы на оценку не интересны ни ей, ни мне. Так как Мойша поучаствовал в оценке двадцати алмазов, я предложил с ним рассчитаться деньгами. Но старый еврей неожиданно попросил оплату натурой. Я сначала опешил (ну, не похож старик на любителей мальчиков!) и захотел засветить ему в глаз, но, к счастью, разобрались. И я отдал ему магический камень из новой партии в качестве платы. Мойша остался доволен, хотя и поворчал, что рассчитывал на более долгое сотрудничество. На что я его заверил, что ему потом надоем со своими алмазами. Еще я рассчитался обещанным алмазом с министром. Войтех с важным видом принял камень и предложил в будущем ему звонить запросто в любое время дня и ночи. После напоминания про агентство недвижимости, поклялся, что все помнит и сделает в лучшем виде — все продажи будут идти только через Наталью. Ну, и славно, не буду ей малину портить. Думаю, она скоро появится на горизонте. А продавать без меня недвижимость в Татрах, когда я главный инвестор, такое себе приключение — перекрыть кислород смогу в любой момент. Это она пока еще не знает, что я в доле с королевой, вот и выпендривается.