Эмерит 2 (СИ), стр. 26

— Так! Так! О-о-о, Матка Боска!!! — она стала причитать и пытаться подмахивать, чтобы глубже насадиться на пальцы. Опять пускаю разряд белой Силы, и она опять затряслась в конвульсиях, туго сжимая своими мышцами мои пальцы. Еще разряд! В ответ уже просто мычание. Разряд, разряд, разряд!

Неожиданно тело королевы расслабилось — пациентка потеряла сознание. Так и запишем: слаба на передок, выдержала всего шесть разрядов. Взял полотенце, накрыл разгоряченное тело и стал мыть руки, постепенно успокаиваясь. А что, я ведь не железный! Вид кончающей раз за разом женщины и меня порядком завел, отчего в по-модному узких штанах стало по-настоящему тесно. Почти сразу сзади послышался шорох и скрип массажного стола — королева начала приходить в себя.

— Что это было? — спросила хриплым голосом. Обернулся, вид взбудораженный — прическа растрепалась, влажные губы приоткрыты, глаза с поволокой от пережитого. Явно под впечатлением.

— Я же говорил, восточные техники массажа, воздействие на энергетически активные точки.

— Ярослав…

— Зови меня Ярик, — перебил я королеву, переходя на «ты». — Для хороших знакомых я — Ярик.

— Хорошо, тогда зови меня Стася, — улыбнулась Констанция. — Для очень близких знакомых я — Стася.

Она бросила быстрый взгляд на бугор на моих штанах и чуть прикусила губу: — Ярик, у тебя очень… умелые руки. Я вижу, эм-м-м, некоторое напряжение, которое возникло между нами. Подойди.

Ну, чо? Подошел. Она вцепилась в ремень, моментально его расстегнула и стащила брюки вместе с трусами, освобождая мой жезл из плена ткани.

— О-о-о! Пожалуй, это тянет на целый дворец! — она любовно провела рукой по стоящему члену. — Не гоже такому богатству ютиться по съемным квартирам! Ну же, мой мальчик, иди ко мне!

Стася спустилась ногами на пол, привстала на цыпочки и, держась за мой меч самурая, стала направлять его в себя.

— Ты хороший или плохой мальчик? — она вставила член в себя и стала медленно двигаться на нем, привыкая к его размеру.

— Плохой! — я укусил ее за губу, вызвав очередной стон.

— А я плохая девочка, накажи меня! — о, а у королевы, походу, такие же тараканы, как и у моих клиенток в прошлом. Тоже хочется остренького на фоне тотально зависимого окружения. Я же человек новый и гражданин другого государства, ей не подчиняюсь — вот и взыграло ретивое.

Я резко вышел и грубо развернул королеву к себе кормой. Звонко шлепнул по заднице и без прелюдий сразу глубоко вошел в мокрое от любовной смазки влагалище.

— О-ох! — только и сказала она, пытаясь отстраниться. Но уткнулась в массажный стол и повалилась на него телом. Я же взял в кулак остатки ее прически, и стал грубо долбить своим отбойным молотком, входя до упора.

— Так! Так! Добже! Шибче прошу! — она начала стонать в голос, запрокинув голову — я по-прежнему крепко держал ее за волосы, лишая подвижности. А ну-ка, добавим энергии, а то королева, кажется, начала выдыхаться. Я подал сразу все стихии на свой член, и он засветился белым внутри женщины. Ее источник полыхнул в ответ, и ее тело забилось в конвульсиях сильнейшего оргазма.

Королева опять потеряла сознание, и я остановился. Какой смысл трахать бесчувственное тело?

* * *

Спустя два часа экспериментов с разными техниками глубинного массажа, плаванием в бассейне и посещением финской сауны, порозовевшая королева привела себя в порядок, и мы поднялись в приемную.

— Подготовь указ, — скомандовала она своему секретуту. — Я дарую Лазенковский дворец с прилегающими землями вот этому молодому человеку!

У секретаря полезли глаза на лоб. Как так? Он тут такой весь из себя бравный воин, много лет верой и правдой, а появляется какой-то подозрительный русский в этих ужасных розочках, и ему сразу дворец!!! Где справедливость?

— И еще выпиши ему пропуск-вездеход, чтобы Ярослав мог у меня появиться в любое время! — Констанция окончательно добила своего помощника. Тот только понуро кивнул и с кислой рожей стал заполнять пропуск.

Затем мы направились к оценщикам, где представитель королевы показал ей предварительный расчет. Та, до сих пор находящаяся под впечатлением от своего нового фаворита, лишь легкомысленно махнула рукой. Так я стал богаче на двадцать пять миллионов евро. Правда, пока только на бумаге, но эти камни уже начали формировать мой взнос в королевский инвестпроект в Закопанах.

Еще договорились, что я создаю польскую фирму «Пандора», которая и будет основным поставщиком алмазов двора Ее Королевского Величества. Пришлось пообещать принести в дар еще десять камней вместо затребованных Констанцией процентов в доле фирмы, иначе она была против торговли с другими государствами: «Нет, Ярик, я сама превращу Варшаву в алмазную столицу мира! Торговать твоими алмазами буду только я!» Пришлось утащить ее в отдельную комнату, напомнить о Гогенцоллернах и опять применить на всю глубину свой убедительный аргумент. В конце концов, она сдалась и согласилась, что процент в компании — это перебор. «Хорошо, я согласна принять в подарок десять самых лучших алмазов, но все понравившиеся камни в будущем я выкупаю первой!» Теперь уже согласился я, чего уж — пусть женщине будет приятно, что последнее слово осталось за ней. И, да, Мухина была права — мой успех на любовном фронте сгладил все неровности в переговорах.

На этом мы с Мойшей и откланялись.

Я ехал на Аурусе в Мокотов и думал, коробит ли меня, что я стал фаворитом польской королевы? В данном конкретном случае — ни разу. Во время интимной близости я придерживался правила: обращайся с королевой, как со шлюхой. От чего она была в восторге. Оказывается, ей нравится в постели подчиняться, и вообще она любит пожестче. А то все эти ахи-вздохи, «извините, не слишком ли я был дерзок?» — ты бы знал, мой дорогой Ярик, как мне это все надело! В общем, ожидания обеих сторон совпали, и меня, и ее такие отношения устраивали, основанные к тому же на взаимовыгодной основе. Давно ведь известно, самые крепкие браки — по расчету. А у нас в первую очередь именно деловые отношения.

Глава 10. Лазенковский парк

— Ты его любишь, это так мило…

— Ага.

— А как вы познакомились?

— Он прокомментировал мою фотку «ВКонтакте».

— А как?

— «Я бы вдул».

* * *

— И ты говоришь, она тебе подарила целый дворец? — снисходительно улыбнулась Мухина.

— Не слышу радости за меня. Завидуй молча! — на следующий день я потащил Варю осматривать дарованные мне владения.

— Пф-ф-ф, было бы чему! Это же поляки! Вот точно, там от дворца одно название!

— Ну-ну, посмотрим, — я тоже умею говорить снисходительно. Я же помню, какая там красотища еще по прошлой жизни!

Лазенковский парк с дворцом — настоящая жемчужина современной Варшавы той вселенной. Как будто проваливаешься лет на сто назад, настолько там размеренно-спокойно и красиво. Тенистые аллеи, столетние карпы в пруду, статуи обнаженных красавиц и античных героев — все дышит историей.

Но, как оказалось, права была именно Варя. Запущенный лесопарк с поваленными вековыми деревьями и требующими ремонта дорожками, заросшие пруды с лягушками вместо рыбы, облупившийся фасад главного Дворца на воде без всяких изваяний. Внутри вздувшийся паркет и местами облетевшая ткань со стен. Да-а-а, мне Констанция сказала на прощание, что во дворце надо немного прибраться, но к полноценному ремонту я был не готов! А ведь еще и семьдесят шесть гектар парка надо будет привести в порядок!

— Мухина, ты была права. Сюда переезжать нельзя! Пойдем, осмотрим, что здесь еще есть интересного.

Прошлись по дорожкам, заглянули во все здания. Из всех самое приличное и годное для проживания — квадратный Белый домик, служивший в восемнадцатом веке местом романтических свиданий короля Станислава с многочисленными любовницами.

Кроме того, именно в этом скромном здании какое-то время кантовался любвеобильный Людовик XVIII, изгнанный из Франции. В этой истории Франция также была Республикой, несмотря на матриархат. Кого только не видели эти стены! Они видели кучу адюльтеров — витало что-то эдакое фривольное в воздухе. Здесь я и решил пожить, пока буду делать алмазы, зарабатывать на ремонт дворца и делать этот самый ремонт. От подарка решил не отказываться — дареному коню, как говорится, в зубы не смотрят. Когда еще получится свой дворец построить? А здесь делов-то на стоимость пары-тройки алмазов! Ну, пусть десяток камней. Только надо найти местных Джамшутов и Равшанов. И вообще, надо восстановить историческую справедливость — отреставрировать и везде понатыкать памятных табличек!