Эмерит 2 (СИ), стр. 20

Она посмотрела на мой поднявшийся меч джедая и начала его ласкать рукой:

— И как это работает?

— Как-как, известно, как. Сначала минет, потом традиционный секс. Про анальный, который ты так уважаешь, не уверен. Но можно попробовать. Обычно инициация происходит не с первого раза, надо потрудиться, — я не стал говорить, что с Наташей все получилось с первого раза. Зачем отбивать энтузиазм у подруги, если она с таким рвением начала открывать у себя новую стихию?

Через пару минут работы ртом над моим инструментом Варя оторвалась и продолжила дрочить его своей рукой:

— Фу-у-ух, какой-же он у тебя большой! Приятные ощущения. Я все правильно делаю?

— Правильно, продолжай. А какую стихию ты хочешь получить?

— А что, еще и выбирать можно? — она подзависла и остановилась.

— Ты давай, не прерывай процесс, а то может не получиться, — я взял ее за активную руку и продолжил поступательные движения. Она в задумчивости на автомате продолжила медленно ласкать мой член.

— Хочу Силу огня! Когда-то мой род был княжеским, многие уже и не помнят об этом, а лучшее подтверждение этому — огненная стихия!

— Замётано! Переходим к главному процессу, — я поднялся и поставил Варю в колено-локтевую. Её лоно приняло мой засветившимся красным меч джедая, как родного, и я начал неторопливые движения, стараясь доставить удовольствие партнёрше. Через некоторое время она не выдержала неспешного темпа и начала энергично подмахивать, пытаясь закончить эту сладкую пытку. Намотал на руку ее длинные волосы, отчего ее голова задралась, и начал вдалбливать свой меч до упора, уже не сдерживаясь.

Своим зрением я увидел, как вместе с выплеснувшимся семенем из моего источника устремился жгут красной стихии к источнику девушки. Варя застонала в голос, заканчивая, и я начал уменьшать свой напор. В конце концов она, обессилев, распласталась подо мной, а я свалился сверху, чувствуя, как постепенно стихают конвульсии ее влагалища. Но это было еще не все. Чуть передохнув, она заявила, что надо закрепить попытку анальным сексом, чтобы наверняка. Пришлось подчиниться.

* * *

Утром я посмотрел на источник сопящей рядом подруги. В нем появилась красная искра, от которой уже пошли разные стороны тоненькие розовые жгутики. Помню, как меня корёжило каждый раз, когда у меня просыпалась новая стихия. Не буду оставлять Варю одну, вдруг надо будет подлечить. Поеду к королеве сразу отсюда.

Стараясь не разбудить, тихо встал и ушёл на кухню варить кофе. Поставил турку с арабикой на печь. И вот, когда процесс пошёл, и скоро надо было снимать турку с огня, раздался крик боли из спальни. Я кинулся к Варе. В спальне передо мной предстала картина, как девушку корёжит. Она проснулась и с безумными от боли глазами металась по кровати. Ее руки и глаза светились красным, подтверждая пробуждение стихии огня. Я подскочил к ней, активируя во всем своем теле Силу жизни, и обнял ее горячее тело.

— Тихо, тихо, потерпи, девочка, скоро все закончится, — я начал ее укачивать в своих объятьях. — У меня тоже так было, сейчас все пройдёт.

Через несколько минут борьбы она обмякла и начала всхлипывать:

— Больно-то как!

— У меня тоже так было, хорошо, что первой пробудилась лечебная стихия, а то бы не пережил все эти повышения рангов…

— Боже, представляю, через что тебе пришлось пройти!!!

— И не говори. А с последним рангом я вообще умер, но мой ангел сказал, что пока рано, и я вернулся… Ну, как? Тебе лучше?

Она прислушалась к своему организму и с удивлением ответила: — Да, все прошло! Спасибо тебе, все получилось! — она прильнула ко мне и крепко меня обняла. А до меня донеслось яростное шипение и запах гари.

— КОФЕ!!! — заорал я раненным лосем и ломанулся обратно на кухню. Там творился ад: клубы дыма и отвратная вонь жженого кофе. На обезображенной раскалённой печке сердито шкворчала полупустая турка. Бросился проветривать и вытирать. Через некоторое время из спальни выползла Варя и сморщила носик:

— Ярик, я вижу, ты совсем не умеешь варить кофе! Наверное, еще и стираешь плохо, и посуду не умеешь мыть? Кто же тебя такого в мужья-то возьмёт? Придётся мне с тобой мучиться!

— Мухина, это все твоя Сила огня! Видишь, как на расстоянии подействовало? Так что, тряпку в руки и вперёд! Ты права, посуду мыть и убираться на кухне — не моё.

— Ладно, покажу тебе мастер-класс. Учись! — она взяла тряпку и, ворча под нос, начала устранять последствия. — Если так каждая инициация будет заканчиваться, то я — пас. Ладно, боль пережить, мы, женщины, к боли привычные, а вот кухню драить — это ниже дворянского достоинства!

— Давай-давай, ум, честь и совесть нации, стенку еще протри, вон, вся в коричневых потёках. Все князи из грязи вышли.

— Не, там не оттирается, ты попробуй. А вообще, я буду старшей женой, а тебе еще младшая нужна для таких вот работ. Ты бы с той девицей помирился, что ли? И съезжать не надо будет. Она меня в качестве младшей жены устраивает.

Я начал с удвоенной силой тереть стену: — Мухина, ты эти мысли из головы выбрось! Не до женитьбы мне в ближайшие годы. Надо клан сначала создать и потом его поднимать.

— Да я помню. Это я так, пошутила. Вдруг, ты расслабился и потерял хватку? Куй железо, пока горячо. А мне очень горячо было!

— Ну, хоть с пользой погрелась. Получила Силу огня, как и заказывала.

— Да, еще раз спасибо! — она полюбовалась на свои светящиеся красным руки.

— Фух, вроде, закончили. Ладно, давай, завтрак готовь, я в душ. Буду к приёму у королевы готовиться.

— Ага, топай. А то пропах жжёным, а тебе ее еще соблазнять для успеха нашего клана.

— Думаешь, без этого никак? У неё, вообще-то, муж есть!

— Муж, объелся груш! Во все времена у королев и императриц были официальные фавориты, о которых их дражайшие супруги знали. Так что, с твоей внешностью, у королевы нет шансов пройти мимо. Ее же фрейлины и не поймут!

— Ну-ну, посмотрим. Я же официально всего лишь новик!

— Главное, что одаренный дворянин, богат и смазлив, а ранг для королев уже не важен…

Глава 8. На приеме у Королевы

Журнал моды провел конкурс среди мужей на тему:«Как ваша жена должна одеться, следуя с вами на прием или в театр?»Первое место занял знаток моды за ответ: «И думать нечего, у вас все описано!»Последнее место занял мерзавец, ответивший: «БЫСТРО!»

* * *

Я не спеша ехал на Аурусе в центр. Некоторые машины пропускали, чтобы поглазеть, но многие подрезали. Разогнаться перед красным светофором, выжимая из малолитражки все силы, и перестроиться перед самым носом у престижной машины — это чисто по-польски. Но и других доброжелателей хватало. Один мужик на светофоре, увидев российские номера, остановился в правом ряду чуть впереди моей машины, открыл окно своего джипа, сплюнул мне под колёса и матернулся, благо я их мат понимаю еще с прошлой жизни. Да, а нас здесь «любят». Посмотрел на него и чуть придавил «Императорским гневом». А че? Пусть живет, я сегодня добрый. Хотя, и неприятно. Мужик сбледнул с лица и резко сорвался на запрещающий сигнал светофора. Ну, хоть, ни в кого не въехал. От светофора я отъезжал в полном одиночестве — остальных водителей тоже немного зацепило.

Очутившись, наконец, у королевского дворца, открыл окно и представился. Вооружённые саблями гвардейцы оценили Аурус «Ультиматум» и мой прикид, приняли на караул и пропустили. Подъехал прямо к парадному входу, к машине подскочил дворецкий и открыл дверь:

— Прошу, пан.

Кивнул с важным видом и отдал ключи от машины. В принципе, приехал, как и хотел — за десять минут до встречи. Рано приезжать — потом маяться в приёмной, позже приехать — признак неуважения. А пяти минут должно хватить дойти неспешным шагом до королевы и немного подождать. В зале ожидания были опять гвардейцы, смазливый новик-секретарь с военной выправкой и министр туризма, который только покосился на трость в моих руках.