Эмерит 2 (СИ), стр. 19

Наташа заскочила в свою резвую машинку и помчала в Мокотов. Не стала спускаться в подземный паркинг, припарковавшись у магазина и закупив разных вкусняшек. Поднялась на нужный этаж и позвонила в дверь своей квартиры, сданной в аренду. Может, простить все платежи? А то, что это за отношения? Она берет с близкого ей человека деньги, который так ей помог на инвестиционном форуме. Точно, она с него больше не будет брать денег! Наташа позвонила еще раз, почему-то никто не открывал дверь. Когда после третьего звонка послышался лязг открываемого замка, она с радостно сверкающими глазами приготовилась броситься к милому арендатору на шею…

Но дверь открыла заспанная темноволосая девушка, которая вопросительно на неё посмотрела. «Красивая», — автоматически про себя отметила Наташа, и сердце почему-то тревожно застучало.

— А где Переслав? — в растерянности спросила она незнакомку, пытаясь заглянуть ей за спину.

— Какой Переслав? Здесь таких нет.

— Как нет? Я сдала ему квартиру. Ну, Переслав, Слава!

— А-а-а, Ярик, что-ли? Не знаю, уехал куда-то по делам... А вы, девушка, собственно, по какому вопросу? — теперь уже незнакомка подозрительным взглядом стала сверлить Наташу, своим женским чутьём безошибочно определив в ней конкурентку.

— Да вот, занесла ему еды, — убито пробормотала Наташа. Её выбило из колеи появление в ЕЁ квартире непонятной девицы, одетой в мужской халат на голое тело, которая спала… Спала ГДЕ??? Наташу обожгло мыслью, что та только что спала в ее кровати, в которой они совсем недавно занимались любовью. Раздражение поднялось откуда-то изнутри, превращаясь в гнев, ломающий все правила вежливого общения с незнакомцами. Она стиснула кулаки и с вызовом бросила: — Ярик?!? Значит, так!?! Значит, ты тоже ему очень близкая подруга??? Чтоб духу твоего здесь не было! И его тоже!!

Незнакомка выдохнула и почему-то улыбнулась, но не насмешливо, а скорее снисходительно: — Что, прямо сейчас?

Неожиданная реакция смутила Наташу, и она высокомерно бросила: — Даю три дня. Ровно через трое суток он должен передать квартиру мне обратно. Лично! И чтобы я тебя здесь больше не видела!!

— Как скажешь, дорогая! До свидания! — незнакомка захлопнула перед ее носом дверь.

Наташа в раздрае вышла на улицу и со злостью выкинула пакеты в урну — вечер был безнадежно испорчен, и ей было не до вкусняшек. Ну, ничего, он у нее еще попрыгает, кобель несчастный!

* * *

Вернулся в квартиру уже в сумерках, Варя меня встретила на пороге вся из себя деловая в неброском домашнем макияже и в спортивном костюме. Дежурно чмокнув меня в щеку, потащила пить чай.

— А к тебе хозяйка квартиры заходила, сказала, чтобы освободил помещение в течение трёх дней, — с невинным взглядом сказала подруга, разливая свой любимый молочный улун.

— Да? А почему, не объяснила?

— Конечно, нет. Только подумала, что ты кобель. А кто это был, вообще?

— Риэлторша моя, помогала мне с нерушимостью.

— Видимо, она не только риэлторские услуги тебе оказывала, раз так на мое появление среагировала? — глубокомысленно заметила Варя. — Поесть тебе принесла, да только ничего не оставила, все с собой забрала, жадина!

— Это ты ее спугнула. Даже представить могу, чем. Наверное, в неглиже вышла встречать?

— Не, я в твоём халате была, — легкомысленно отмахнулась подруга. — Нервная какая-то. Не переживай, Ярик, теперь у тебя есть я!

— А чего мне переживать? Девушка, как трамвай — за ним бегать не надо, ушел один, следом придёт другой.

— Да ты циник! Фу таким быть! Может, у ней чувства?

— Мухина, ты серьезно? У риелторов, как и у журналюг, совести нет. Пока не наебёте, не заработаете. Скажи еще, что у тебя ко мне чувства есть?

— Вот нет в тебе романтики! Конечно, есть! Мне с тобой просто интересно! Знаешь, как без тебя скучно? А с тобой не соскучишься. То эмерит, то девица новая красивая. А может, я давно мечтаю втроём попробовать?

— Ну, так намекнула бы ей, у вас, одаренных, это принято. Хотя, здесь и простаки умеют отрываться. Хочешь, в аквапарк сходим?

Она пропустила мимо ушей мое предложение, вычленив для себя главное: — Так она одаренная?!? И как это ты умудрился за неделю в бедной на магесс Варшаве найти нашу одарённую соотечественницу? Слушай, а вдруг она специально к тебе подослана тайной канцелярией? Ты ее проверял?

— Да не, Варя, это не тот случай. Проверял ее несколько раз. Последний раз вчера ночью, она точно не из тайной канцелярии.

— Откуда такая уверенность? Все одаренные проходят первоначальную вербовку в имперских канцеляриях!

— Откуда-откуда, оттуда! Это я ее одаренной сделал!

Да, второй раз за день увидеть степень крайнего офигения у опытной журналистки дорогого стоит. Глаза выпучила, стоит, ртом хлопает, надо бы фотоаппарат завести — портреты делать, потом на стенку вешать в рабочем кабинете, чтоб, когда умничать опять начала, показывать. Наконец, она отмерла:

— Блять, Ярик, это пиздец!

— Че опять-то не так? Материшься, как сапожник!

— Это профессиональное… Ярик, а она в курсе, что это ты ее инициировал?

— Нет пока. Она даже не в курсе, что я одаренный.

— Вот и не говори. Чем меньше людей знает, что ты можешь пробуждать источники, тем больше вероятность дожить до старости.

— Опять меня кошмаришь. Я, в принципе, и сам не хотел сильно раскрываться, но мне теперь интересно твои доводы послушать.

— Да потому что ты, Ярик, стал оружием массового поражения. Представь, что в мире есть устоявшийся баланс между империями, управляемыми одарёнными. И тут появляешься ты весь из себя такой красивый и начинаешь в одной империи пачками строгать одаренных, резко усиливая ее боевую мощь. И это еще никто не знает, что ты эмерит! Как поведут себя другие империи, почуяв угрозу стратегической безопасности?

— Орден дадут? Мир, дружба, жвачка, дайте эмерита в аренду?

— Ага, мечтай. Получишь орден сутулого. Посмертно. Ты и так уже в Питере наследил — Канцлер не дура, рано или поздно что-то заподозрит о твоём реальном ранге, если не уже. Ты последние газеты читал?

— Нет, врачи рекомендовали отказаться от чтения для улучшения пищеварения. Да и работой был последние дни завален, завтра вот на приём к королеве иду. Точнее, еду. Машину твою возьму.

— Почитай как-нибудь официальные газеты. Там тебя назвали победителем конкурса и ждут на награждение, но на твоём месте я бы пока не спешила... Ты так и не сказал, с чем к королевишне собрался? Обещал поделиться!

— Да? Ну тогда смотри, — я подошёл к рабочему столу и достал оттуда бархатный мешочек с алмазом, обещанным министру.

— Что это? — Варя с интересом рассматривала святящийся камень.

— Магический кристалл типа алмаз. Я научился их штамповать, как горячие пирожки в том самом помещении друкарни.

И вот я в третий раз за день наблюдаю степень крайнего изумления Мухиной. Я пощёлкал пальцами перед впавшей в прострацию подругой:

— Але, все дома?

Она отмерла:

— У меня просто нет слов, я в офиге! Он же стоит целое состояние! И сколько ты камней наделал? Может это просто случайно получилось?

Я молча достал мешочек побольше и высыпал на стол светящиеся алмазы. Глаза Вари загорелись, как те бриллианты.

— Ура! Мы богаты! — она схватила меня за руку и потащила в спальню.

Уже потом, сбросив накопившееся напряжение, она привстала на локте, волнующе качнув обнаженной грудью:

— Слу-у-ушай, а ты можешь у меня новую стихию открыть? Ведь, теоретически, пробудить новую стихию в источнике не сложнее, чем разбудить сам источник!

— Ну, не знаю. Надо пробовать, — я пожал плечами, начав мять ее упругую задницу.

— Да погоди ты! — она начала отбиваться. — Сначала попробуй хотя бы, а потом сексом займёмся!

— А я что делаю? — возмутился с оскорбленным видом. — Готовлюсь инициировать. Ты должна понимать, что это моя членомагия. Никак по-другому инициация не происходит, только через него.