Эмерит (СИ), стр. 1

Глава 1. Философская.

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно не мало,

Два важных правила запомни для начала:

Ты лучше голодай, чем что попало есть,

И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

Омар Хайям.

* * *

— Яросла-а-ав, любовь моя, почему ты со мной не здороваешься? — капризно спросила меня подкравшаяся жгучая брюнетка с бокалом шампанского, оторвав от созерцания выступающей за трибуной хозяйки этого вечера.

Я оглядел молодую смазливую девицу сверху донизу. Черное облегающее платье с откровенным декольте выгодно подчеркивало все достоинства фигуры, а из слишком высокого разреза снизу кокетливо выглядывала точеная ножка. Судя по отсутствию складок на платье, нижнего белья на прелестнице не было.

— Ты кто?

— Ну, как же? Это я — Элеонора! Мы пересекались полгода назад на открытии художественной галереи! И ты обещал как-нибудь попить со мной кофе, — выкатила мне претензию девица.

— Нет, не помню, — я демонстративно отвернулся к трибуне, где заканчивала свою речь нарядная хозяйка. Сбоку раздалось сердитое фырканье и удаляющееся цоканье каблуков.

Тем временем раздались вежливые хлопки присутствующих, заиграла легкая музыка, и народ потянулся в сторону фуршетных столов. Мужчины в смокингах улыбались дамам, дамы в вечерних платьях стреляли глазками. Я заметил, как с разных сторон целеустремленно ко мне устремились еще две молодые девицы. Наверняка скажут, что год назад видели меня на выставке яхт или на горнолыжном курорте. Я с интересом наблюдал, кто же из них скорее меня достигнет. Ведь надо еще соблюсти правила приличия и подойти не спеша, будто невзначай, а не переть как ледокол расталкивая окружающих. Но что-то пошло не так. Когда до меня оставалось метров пять, и они уже метали друг в дружку молнии из глаз, предупреждая «не тронь, мое», вдруг их тревожные взгляды пересеклись за моей спиной. Целенаправленное движение обеих девиц сначала замедлилось, а потом и вовсе сменило траекторию.

— Ярослав Михайлович, добрый вечер. Я рада, что вы откликнулись на мое приглашение, — раздался сзади грудной женский голос.

— Ярослава Дмитриевна, здравствуйте, — я ответил, оборачиваясь к эффектной женщине неопределенного возраста, являющейся хозяйкой этого вечера. — Вы, как всегда, неотразимы! Я ослеплен! Как вам удается затмевать всех присутствующих здесь женщин?

— Вы мне льстите! Хотя, готова согласиться. Я видела, как вы отбрили Ленку. А она очень даже ничего. Бедная девочка, какой удар по ее честолюбивым планам! — притворно вздохнула хозяйка.

— По каким таким планам?

— Ну как же, половина присутствующих здесь дам готова пойти с вами под венец, только подмигните, — с улыбкой сказала Ярослава. Затем, понизив голос, проворковала: — и даже я… Может уже пора пристать к какому-то берегу? Ярослав, вы мне очень нравитесь!

— Что, уже потратила состояние своего покойного мужа? — усмехнулся в ответ. — Слышал, основной актив заложен в банке, и скоро подходит срок выплаты процентов по кредиту?

— Это временные трудности, — небрежно махнула рукой женщина. — Ты же знаешь, я со всеми проблемами справляюсь сама. А ведь так хочется иногда опереться на крепкое мужское плечо и почувствовать себя слабой женщиной! Может, объединим капиталы? Мы будем самой эффектной парой в стране!

— Да? А мои прогнозы на счет твоих проблем не столь оптимистичны. В твоей отрасли сейчас спад, выручка падает, выплатить проценты можно будет только перекредитовавшись под больший процент. Это путь в никуда, Ярослава. От полугода до года продлится агония, потом все уйдет кредиторам.

В глазах женщины на мгновение промелькнула злость, — Ярослав, я не навязываюсь. Если бы вы мне не нравились, я бы вас на открытие моего благотворительного фонда не пригласила.

Я со вздохом ответил, — Слава, мы же сто лет знакомы. Зачем мне этот гемор с убыточным активом? Да и не вижу я себя добропорядочным отцом семейства. Детей у меня нет и заводить уже поздно. Содержать твоих малолетних расп… э-э-э, увлекающихся сыновей, нет никакого желания. Так что спасибо, но нет.

Тут у меня завибрировал мобильник.

— Извини, срочный звонок, — кивнул я хозяйке и двинулся к выходу, сбрасывая вызов и держа с серьезным видом телефон возле уха. Вышел на крыльцо и вдохнул полной грудью морозный воздух. Обратил внимание на курившую на крыльце длинноногую девушку в накинутой поверх легкого платья норке.

— Здравствуйте, Ярослав Михайлович, — негромко сказала та.

Я присмотрелся, узнавая девушку: — Лана? Свободна?

Девушка усмехнулась и просто кивнула.

— Плачу стандартно. Поехали.

— Ярослав Михайлович, я на своей машине. Приеду сама. Вы мне только пропуск на машину выпишите. Пожалуйста.

— Хорошо. Пришли свой номер смской, — кивнул и пошел к своей машине.

С вечера я ушел по-английски, не прощаясь.

* * *

Я ехал в лимузине и невидящим взглядом смотрел на проплывающую мимо рекламу. Хотя я всегда живо интересовался рекламой. Ведь я же рекламный король, и почти вся рекламная площадь в столице была моей. Мое состояние началось с обычной пошлой рекламы женских колготок на полуголой девице, когда я пытался сделать первые деньги. Это потом уже моя корпорация приросла прямыми рекламными контрактами с производителями, газетами, радиостанциями и телевидением. Деньги к деньгам. Я был машиной по зарабатыванию денег. Но сегодняшний вечер разбередил мою душу.

Что нужно человеку для счастья? Деньги, слава, успех — сразу же скажет большинство. Здоровье и близкие люди рядом — скажет чуть позже меньшинство. И только в самый последний момент кто-нибудь добавит — удовлетворенность от жизни.

У меня было все. Коллекционные машины и картины. Проклятья разоренных конкурентов и признание коллег (хотя какие коллеги могут быть у олигархов?) Место на обложке в прошлогоднем номере Forbes и первое место среди самых завидных женихов России. Был ли я счастлив? Да, думали большинство, глядя на количество нулей моего состояния. Да, думали меньшинство, глядя на мой цветущий и улыбающийся вид на фотографиях с очередной презентации благотворительного фонда среди кучи красавиц и моделей. НЕТ, скажу я вам.

Мне уже шестьдесят пять лет, и я не был счастлив уже долгое время. Чтобы добиться вершины в этом мире надо работать. Нет, не так, надо РАБОТАТЬ! Вкалывать по двенадцать часов в день семь дней в неделю, чтобы хоть чего-то добиться в жизни. Ну и голова должна быть на плечах в придачу с железной волей, потому как на заводе тоже можно работать по двенадцать часов за шапку сухарей. Как-то так получилось, что я слишком увлекся зарабатыванием денег и в один момент понял, что меня ничего не радует. Семью я не создал. Сначала не получилось, потом она стала бы мешать делать деньги, а в конце стало просто не на ком жениться. Около меня вились одни только хищницы, которым я был нужен только как приложение к моему состоянию. Ну, какое желание может вызывать мужик не первой свежести на седьмом десятке у дурехи двадцати с лишним лет с накачанными губами. Бр-р-р. Про любовь от малолеток слушать просто противно. Не верю! Не надо мне такого счастья. Лучше уж вызвать элитную проститутку. Там все честно, деньги — работа с дежурной улыбкой и поболтать по душам можно… Пиликнул мобильник, сообщая о входящем смс от контакта Лана Элита.

Хотя с элитными по душам тоже не сильно не получается. Отформатированные все. Про яхты, самолеты, гиперкары больше меня знают, а за жизнь уже не могут. Так я и стал одиноким угрюмым старпером, улыбающимся только перед камерами. А как вы думали? Имидж, сука, требует жертв. Ибо, если покажешь свою истинную нелюдимую сущность, то о дальнейшем процветании можно забыть. Пока ты улыбаешься, ты успешен. Стал хмуриться и злиться, значит, у тебя что-то не так и от тебя надо держаться подальше. Ладно, в магазине можно моську воротить, а на ковре у Самого будь любезен соответствовать. Власть всегда контролирует СМИ, даже оппозиционные. Неконтролируемые СМИ власти неудобны и даже вредны. Поэтому все олигархи служат власти. Это только в мыльных операх олигархам все можно, и они ни от кого не зависят. На самом деле бизнес окружение приглядывает за тобой похлеще, чем ревнивая жена за гулящим мужем в день получки.