Бард 3 (СИ), стр. 1

Бард 3

Глава 1 «Поиск виноватых»

Кажется, еще никогда я не бегал так быстро. Система в кои-то веки откликнулась на мой полный ярости зов, вызвав стелющуюся по земле световую линию. Прямо на бегу я машинально прочел уведомление: после вчерашней ночи Мин перешла в разряд моей собственности, и я мог отслеживать ее местоположение. В этом списке также значились Уна и Марфа, а вот Иры с Белкой не было, они видите ли по законам империи свободные. Плевать! Потом подумаю над всем этим. Сейчас главное — спасти куноити! Уна по моему приказу рванула вперед, чтобы заранее предупредить о возможных ловушках.

Эльфийские воины потащили пленницу в противоположную от полигона сторону. Там, за полосой леса, заканчивалась граница студенческого городка. Где-то за сто метров до линии деревьев мы услышали легко узнаваемые звуки сражения: полные ярости и отчаяния крики, неповторимый звон мечей и свист стрел. А затем все внезапно стихло, словно кто-то выключил звуковое сопровождение. Лишь шуршание листвы и шум, издаваемый мелкой живностью, показывали, что мы не оглохли.

Не знаю как, но мы побежали еще быстрее, мигом преодолев лесную полосу и выскочив на большую поляну, где встретили ошеломленную Уну. Похоже, нам всем удалось испытать одни и те же чувства. Сюда бы какого-нибудь художника-баталиста, чтобы запечатлеть открывшуюся сцену. Мигом бы стал популярен! Всюду лежали беспорядочно разбросанные тела эльфийских воинов. В центре поля стояла Мин, пряча улыбку за раскрытым веером. На кончиках лезвий поблескивала кровь.

Больше всего удивлял факт, что все похитители остались живы. И, на удивление, молчаливы. Их руки и ноги были изогнуты под неестественными углами, однако я не слышал ни ругани, ни криков, только сдавленные стоны. У меня бы точно не получилось сдержаться.

— Я обещала отрезать яйца первому, кто закричит, — усмехнулась куноити на мой естественный вопрос. Когда мы подошли, она низко поклонилась и отодвинула волосы, открывая шею. — Недостойная куноити просит прощения у хозяина.

Да уж, пожалуй, с такой прекрасной мотивацией я бы тоже не пискнул.

— За что? — только и смог вымолвить я.

— В последнее время недостойная расслабилась и потеряла контроль. Подвергла вас опасности. Заставила волноваться. Больше эта ошибка не повторится… Разумеется, если вы позволите мне служить дальше.

Не знаю, каким чудом я удержался от фырканья. Престиж-класс инкуба подсказывал, что внешне спокойная девушка внутри тряслась, как осиновый лист, и впрямь считая себя во всем виноватой. Ох уж этот азиатский менталитет… Ничего! Понемногу вытравим его и заменим нашей широкой русской душой.

— Иди сюда, — я крепко обнял опешившую куноити и ласково провел ладонью по открытой спине. С ума сойти! Она даже не вспотела, разбросав десяток элитных эльфийских воинов! А ведь большинство превосходили ее уровнями! Вот что значит эффект неожиданности и легендарный доспех… — Ты ни в чем не виновата. Наоборот, справилась с превосходящими силами противника…

— И все же я допустила ошибку…

— Из ошибок следует извлекать уроки, а не казнить себя и посыпать голову пеплом. Если так хочешь, искупай просчет достойной службой, а не харакири.

— Разумеется, хозяин. Как я вчера говорила — принадлежу вам до самой смерти.

— Это все очень мило, но нам нужно что-то делать с ушастой падалью, — Белка встала около одного из поверженных воинов и занесла ногу. Получив одобрительный кивок, она от души пнула того по яйцам, наслаждаясь сдавленным скулением. — Прирежем и закопаем?

— Я не просто так оставила их в живых, — пояснила Мин, — Я не выходила за пределы самообороны. Но если убить их, у хозяина будут неприятности…

— Не вздумайте нас больше трогать! — подал голос то ли самый смелый, то ли самый глупый эльф. Получив свою порцию пинков от Белки, он присоединился к своему товарищу по несчастью.

— Наверняка, еще и нас обвинят в нападении, — недовольно буркнула Уна.

— Не волнуйтесь, я выступлю свидетелем! — впервые за все время подала голос Евгения Симонова. Точно! Я и забыл, что она с нами бежала.

— И я тоже, — спокойно добавил Вяземский. — Не переживай, Саша. Правила на нашей стороне.

— Уверены? У вас будут неприятности…

— Не забывай, я наследник могущественного рода. Мы, конечно, не великий род, но мое слово точно перевесит каких-то иностранцев.

— А я… я… — Симонова потупилась и сжала кулаки, и все же произнесла гораздо тише: — Я — имперский стипендиат! И вообще, вы ведь обо мне позаботитесь?

Я посмотрел на Симонову так, словно увидел ее впервые. Внешность у нее вполне заурядная, но было в ней что-то цепляющее. Вон как гордо плечи распрямила! И в глазах, несмотря на страх, пляшут искры. Она понимала всю опасность и шаткость своего положения, и все равно хотела помочь. Потому что так было правильно.

«Не понимаю, чего ты теряешься?» — вступила в мысленную связь Уна. — «Умная девушка в гареме не помешает! Даже если ты не будешь с ней чпокаться, пусть магии учит вместе с Вяземским! И вообще, две головы хороши не только в минете!»

«Уна, для начала, прекрати использовать это слово. Оно не подходит к образу милой невинной девушки», — я не сдержал смешка. Последнее определение моему фамильяру точно не подходило. И как она умудрилась так быстро превратиться в сутенерку-игроманку? Хотя, нужно признать, такой она мне нравилась ничуть не меньше. — «Во-вторых, с чего ты взяла, что я не хочу видеть ее в постели?»

«Ну я… Э… Она же… М… Все вы мужчины одинаковые! Одним местом только и думаете», — фея гордо отвернулась от меня и обратилась к ничего не подозревающей Симоновой:

— Спасибо тебе за помощь! Приходи к нам на виллу в пятницу, после учебы! Отпразднуем спасение Мин, познакомимся поближе! Хозяин, то есть Александр, отлично готовит!

Судя по расширяющимся глазам Симоновой, она перешла в состояние глубокого шока. Как простолюдинка, она даже подумать не могла, что аристократ вроде меня умеет готовить.

— Я не знаю… Как-то неудобно… — залепетала ошеломленная девушка.

— Неудобно в туалет ходить в штанах, все остальное — мелочи! — безапелляционно заявила Уна. — Ждем тебя! Возражения не принимаются!

Посмотрев на красную с головы до ног и смущенно теребившую край рубашки девушку, я невольно подумал, что скоро получу еще пару очков харизмы. И это хорошо!

— А вы, заднеприводные остроухие, зарубите себе на носу: если хотя бы подумаете о том, чтобы подойти к нам ближе, чем на сто шагов, познаете вкус собственных стручков! — Грозный взгляд фамильяра не оставлял сомнений, что она, не задумываясь, приведет угрозу в исполнение. И хорошо, если воспользуется ножом. — Все, пошли отсюда! Нечего здесь больше делать.

Я не нашел, что добавить, поэтому просто молча кивнул. Эльфы не решились возражать, хотя на их лицах было буквально написано, что ничего еще не кончено. М-да. В их упертости и твердолобости я уже успел убедится.

На вилле нашего отсутствия и не заметили. Наверное, решили, что мы задержались в библиотеке или пошли гулять. Узнав о нападении, Марфа всплеснула руками и побежала готовить ванну для Мин. Другие телохранители нахмурились и вежливо попросили брать их с собой. Мол, они Неряхино покинули не для того, чтобы дома прохлаждаться, а охранять барина и его друзей. Я не стал возражать. Раз наши враги осмелились на открытые действия, перестраховка лишней не будет.

Пока Мин отмокала в ванной, мы набивали животы. Узнав, чем мы питаемся в столовой Академии, Марфа словно задалась целью показать, кто здесь настоящая кулинарная волшебница. Мне досталась огромная тарелка наваристого борща с крынкой сметаны и натертые чесноком румяные пампушки. Обычно я не наедаюсь супами, но сейчас, увидев дно тарелки, я поспешно поблагодарил служанку, чтобы мне не успели налить добавки. Остальные тоже не скупились на комплименты, даже Ирина. Судя по всему, повара Бутурлиных и в подметки не годились Марфе, и княгиня наслаждалась каждым обедом. Или же дело было в царившей у нас доброжелательной атмосфере?