Коммуналка 2. Близкие люди, стр. 12

– Особый? – Аленка скривилась, не пытаясь притворяться дружелюбной. – Кого ты приволок, Димка?

– Я… не знал, – Дмитрий Иванович густо покраснел.

– А вам, девушка, должно быть стыдно пользоваться наивностью человека, – произнесла Аленка с вызовом, правда, глядела она почему-то на Святослава.

– Он заражен, – тихо произнесла Астра, и была услышала. Святослав подобрался и взмахом руки заставил Аленку замолчать.

– Простите? – Милорада поднялась с места, движения ее были медленны, текучи. – В чем, собственно говоря, дело?!

– Поможешь?

– Попытаюсь, но… не уверена…

Этот незнакомый Астре человек жил, единственно, на собственном упрямстве, иначе не объяснить, ибо зараза давно обосновалась в хрупком человеческом теле. Она не просто сроднилась с ним, она вобрала в себя его силу, не погасив ее, но извратив самым причудливым образом. И теперь дар человека его и разрушал.

– Позвольте, какое вы имеете право…

Астра коснулась головы человека, и тьма внутри него, ощутив это прикосновение, заволновалась. Эта тьма вздрогнула, сжалась в комок, готовая в любой момент выплеснуться.

А человек открыл глаза.

И глаза его показались черными не только из-за расплывшихся зрачков: капилляры полопались, и кровь заполнила белок. При недостатке света она и сама гляделась темною.

– Что происходит?! – этот нервный голос заставил человека подняться. Астра отступила.

Тьмы было много.

Слишком много.

– Что она с ним сделала?! Вы видели? Нет, вы видели…

– Заткнись, – рявкнул Святослав.

– Палачи!

Это она про кого?

– Антон, ты меня слышишь…

Слышит.

Он всех слышит. Каждый звук, включая скрежет ножек стула о старый пол и цокот каблуков, там, наверху, мышиную возню где-то ниже. А еще дыхание. И дыхание это кажется сладким. Оно, дыхание, манит, но человек не до конца еще превратился в тварь, он сохранил тень разума и теперь отчаянно цеплялся за нее. Однако надолго его не хватит.

– Уводи людей…

– Я маг, – Дмитрий Иванович вновь одернул полы пиджака. – Огневик. Аленка, щиты ставь.

– Ты с ними!

– Не дури, он уже мертвый, – на бледных пухлых ладонях вспыхнуло пламя.

Не мертвый.

Пока еще нет. Он на самой грани замер, балансируя, не способный ни умереть, ни выжить. Измотанный. Ослабленный.

– Щиты! – теперь голос Дмитрия Ивановича ударил плетью. И щиты поднялись. – Рада, давай сеть Изгора…

– Она не доработана…

– Вот и проверим. Даром что ли, зал испытаний…

Странно, Астра видела все словно со стороны. Вот пухлая Милорада, опустившись в кресло, вытянула руки. Пальцы ее замелькали, будто она играла на невидимой арфе, и Астра, даже если бы прислушалась, услышала бы мелодию.

Такую вот неправильную мелодию, от которой по спине мурашки побежали.

Аленка, выплюнув тонкую сигаретку, сотворяла щит и не одна, но в паре с франтоватым Игорьком, и действовали они на редкость слаженно, показывая, что знакомы давно и не просто знакомы. Их сила свивалась, сплеталась, сроднялась так, будто только этого и ждала.

А щит накрыл зал.

Весь.

И, наверное, это правильно, ибо тварь, которая вот-вот переродится, – наивна была Астра, полагая, что выйдет у нее помочь человеку, – не должна вырваться. Она, эта тварь, опасна даже новорожденная.

– Девочка, отойди, – велел огненный маг немалой силы, который больше не казался ни растрепанным, ни смешным. И Астра только сейчас поняла, что стоит рядом с тварью, и не просто стоит, но касается рыхловатой ее кожи.

А ведь…

Тварь заурчала.

И повернула голову. Попыталась, но тело это, помнившее иного хозяина, подчинялось плохо и разворачивалось медленно, всем плечевым поясом. Из глотки его донеслось урчание.

– Медленно давай…

– Я попробую взять его…

– Нет, – Астра сжала липкую шею твари. – Я могу помочь…

…не телу, но той искре, которая еще билась внутри его, ибо была сотворена из дыхания Богов, что бы там люди не говорили. Искра эта желала свободы.

И Астра потянулась к ней.

Ворчание твари стихло, пусть ненадолго.

– Астра…

Она покачала головой.

Не сейчас.

Ей нужно сосредоточиться. Ей нужно… очень нужно сосредоточиться, потому что свет не должен питать тьму. Хватит и одной выпитой души. А этот человек… он просто человек… людям даже уйти некуда, вернее они не знают, не верят, что способны… как все запуталось.

Не важно.

Главное, это просто, протянуть раскрытую ладонь и позвать искру. Правда… как только та погаснет, тварь окончательно станет тварью, и ничто-то не удержит ее.

И успеет ли Астра отступить?

И…

…должна ли она вообще рисковать? У нее ребенок, в конце концов, о котором больше некому позаботиться. И Розочка погибнет без Астры.

Так зачем?

Проще уйти, позволить магам уничтожить тварь. Душа… сколько их потерялось, этих душ, одной больше, одной меньше… не Астра сотворила тьму. Не ей и отвечать.

Она почти поддалась.

Почти отступила, но печальный шум леса не позволил убрать руку, разрывая тончайшую связь, что возникла между ней и тем, кто прятался внутри перерождающегося тела.

– Иди ко мне, – сказала Астра ласково. – Я тебя не обижу. Я тебя отпущу. У людей наверняка есть свой лес, в котором можно отдохнуть от мира, а когда-нибудь потом, когда надоест быть деревом, вернуться…

Искра задрожала.

Крохотная какая… и потянулась, потекла ручьем живой силы, опалила пальцы болью, чтобы исчезнуть, растворившись в воздухе.

Астра вздохнула.

Сунула обожженные пальцы в рот и отступила, пока тварь… тварь стояла. Она просто стояла, покачиваясь взад-вперед, глядя прямо перед собой, в неровный пол, не решаясь сделать шаг.

А вот Астра смогла.

И еще один.

И…

– Двойной щит? – тихо поинтересовалась Аленка.

– Конфликт будет, площадь мала, – напарник ее встряхнул руки. – Я же говорил, нужно работать над уменьшением количества аффирмаций в случае замкнутого пространства. Неперспективная тема, неперспективная тема… хрен вам, а не неперспективная тема.

И Астра сумела, наконец, выдохнуть.

Она почувствовала, как за руку ее схватили, дернули, отбрасывая на пол, и не устояла на ногах, покатилась, кувыркнулась и замерла, не решаясь пошевелиться. Где-то над ней раздался глухой протяжный рык.

– Давай, Димка, что ты на нее любуешься…

– Рада?

– Закончила, но структура нестабильна, может, и вправду лучше уничтожить?

– Уничтожим, если что… я страхую…

Астра встала на корточки. И села. И обняла себя, поняв, что дрожит, мелко-мелко… и ведь тварь даже не поцарапала ее. Она, эта тварь, до сих пор стояла и покачивалась, и казалась вовсе равнодушною к людям.

– Ты как? – шепотом поинтересовался Святослав. – Ты… ненормальная, знаешь?

– Нельзя отдавать таким душу.

– Нельзя. Но ты все равно ненормальная.

И обнял.

Не то чтобы Астру совсем никто и никогда не обнимал, но она вдруг поняла, что не хочет, чтобы именно эти вот объятья размыкались, чтобы…

– Давай!

– Интересная наработка, – Святослав не вмешивался, наблюдая за тем, что происходило на полигоне. – И полезная… смотри, сама по себе структура нестабильна и нуждается во внешнем источнике силы для поддержания работы…

Сеть выглядела как сеть, пусть сплетенная из дрожащих силовых потоков.

– И в качестве его она использует тварь… то есть, чем тварь сильнее, тем активнее сеть.

Тварь дернулась было, когда чужая сила коснулась кожи, и вновь замерла, как-то покорно, тихо даже…

– Работает! – взвизгнула Милорада и захлопала в ладоши. – Работает!

– Осталась фигня, – Аленка убрала подпитку, а Игорек свернул щит. – Стабилизировать структуру во внешнем носителе… но… что с ним делать будем?

Глава 7

Они все разглядывали существо, в котором с каждым мгновеньем оставалось все меньше человеческого. И если поначалу тварь еще походила на Антона Говорушина, старшего научного сотрудника, кандидата магических наук и известного в узких кругах специалиста по начертательной магометрии, то сейчас она выглядела именно так, как положено выглядеть умертвию.