Коммуналка 2. Близкие люди, стр. 11

– Значит, – донеслось сзади, – вы не в курсе, был ли у него кто-то… особенный.

– А с чего вы решили, что я могу быть в курсе?! – в голосе женщины проскальзывали тонкие визгливые нотки.

– Просто подумалось, что от такой наблюдательной женщины, как вы, ничто-то не способно ускользнуть… ко всему, у меня сложилось впечатление, что только вы и понимали Петра Сергеевича. Он был довольно замкнутым человеком, а такие люди не делятся с кем попало…

За дверью пахло складом.

То есть, камнем и железом, и еще смазкой, и кажется ванилью тоже, но может, ею пахло от не слишком свежего кренделя. Какими-то травами, канифолью и касторовым маслом. Астра оказалась в узком коридоре, который уходил куда-то вглубь склада, и казался вовсе бесконечным. По обе стороны его проступали двери. И… что ей делать?

Заглядывать?

Смотреть?

И как-то, наверное, придется объяснить свое присутствие…

– Новенькая? – ближайшая дверь открылась и в коридоре появился человек в мятом костюме, который ко всему казался несуразно большим. Расстегнутый пиджак его съехал куда-то на спину, рукава закатались, штаны же провисли и из-под них выехала левая пола рубашки. Правая еще держалась, но как-то неуверенно, что ли.

Воротничок был расстегнут, галстук сбился куда-то на бок.

– Новенькая, – согласилась Астра.

Глава 6

– Ага… – человек поскреб макушку. Волосы его с одной стороны стояли дыбом, с другой были аккуратно приглажены и даже смазаны какой-то гладкою липкою гадостью. – Надо же… эй, тут новенькая!

Голос его прокатился по коридору, но запертые двери остались запертыми.

– Не слышат, – человек развел руками. – Димка я. То есть, Дмитрий Иванович.

Он выпятил грудь и добавил.

– Ведущий специалист. Разработчик… ты вообще знаешь, чем мы тут занимаемся?

– Нет, – сказала Астра. И представилась. – Астра.

– Астра… ага… дива, что ли? Точно дива, – он удивленно хлопнул ресницами. – Дива… дива, это хорошо… в кои-то веки Кирка послушала, чего ей говорят. Наверное, оттудова позвонили.

Он ткнул пальцем в низкий потолок. И Астра кивнула.

Почему бы и не кивнуть? Ей не сложно.

– А то вечно… возомнила себя большой начальницей. Петька-то что? Петьке работа главное, а чего уж там по-за работою… увлекающийся был человек. Эх, кого еще поставят… пойдем, я тебе тут все покажу.

Он не стал предлагать руку, но просто развернулся, одернул пиджачишко свой и даже рубашку выбившуюся заправил, правда, только спереди, потому что сзади она, мятая, выглядывала из-под пиджака этаким белым хвостом.

– Туточки у нас конструкторы… чертежники. Тебя ведь к ним?

Астра не ответила, да и не нужен был ему ответ.

– Сейчас, небось, пошли чаи гонять. А может, и домой, хотя наши-то увлекающиеся… Петька под себя людей брал. Аленка! – он крикнул это куда-то в полумрак коридора. – Ты тут?

– Тут! – отозвалась тьма.

– А Витька тут?

– Тут.

– А…

– Все тут…

– Куришь? – поинтересовался Дмитрий Иванович. – Я вот нет, а они любители подымить. Кирка-то злится, когда тут курят. Нарушение техники безопасности, будто никто знать не знает, что она сама покуривает тишком и в кабинете. Покуривала. Врала, что Петька, только Петька никогда-то бабьи цигаретки не курил. И вообще он редко. Да… идем, со всеми познакомлю.

Курильщики облюбовали полутемное помещение, расположенное в глубине ангара. От прежней складской жизни остались в нем огромные, уходящие куда-то под потолок, стеллажи, ныне пустовавшие, и голые стены.

– Это у нас для испытаний, – сказал Дмитрий Иванович. – Но пока испытывать нечего…

– Вообще нечего, – отозвался хмурого вида парень. Был он молод, худ и одет с претензией, одни туфли с длинными носами чего стоили. А еще и узкие брюки темно-зеленого цвета и такой же зеленый, но поярче, пиджак. Пиджак был притален и украшен крупными металлическими пуговицами.

Явно на заказ шитый.

– Вот поглядишь, нас вообще расформируют, – подтвердила девица в просторном платье, больше всего напомнившем Астре балахон. Девица была растрепанной и вид старалась держать загадочный.

– Это Аленка. А там вон Игорек стоит. Чертежники…

– Конструктор, – поправил Игорек, разглядывая Астру с немалым интересом. – С перспективой повышения…

– Сдохла твоя перспектива вместе с Петькой, – не удержалась Аленка, и взгляд ее, направленный на Астру, был напрочь лишен дружелюбия.

– А это Астра, новенькая, – Дмитрий Иванович подтолкнул Астру к собравшимся. – Если есть новенькая, то…

– Ничего это не значит, – полная женщина сидела в кресле, которое в ангар принесли вместе с диванчиком, хромоногим столом и прочею, явно не слишком нужной на полигоне мебелью. Мебель была ломаная, чиненная и грязная, что, однако, людей нисколько не смущало. – Вакансию еще Петька открыл. А Кирка вот соблюла… но потом отдел закроют, и окажемся мы…

– Милорада, – представилась она сама. – Завхоз местный…

Платье ее из беленькой ткани в цветочек было аккуратно, на ручках блестели браслеты и кольца, шею обвивала толстая золотая цепочка. Сама же Милорада была холодно-равнодушною, и пусть сидела здесь, среди людей, но скорее для того, чтобы за людьми присматривать.

– А вон там, в кресле, дремлет Антоха, Петькин зам… Антоха…

Темная фигура встрепенулась.

Астра же замерла.

Она не рассчитывала на подобную удачу, хотя, конечно, для человека это вряд ли можно было считать удачей, однако…

– Он у нас приболел малость, – сказал Димка. – А так…

…не малость, нисколько не малость…

– Дива? – удивленный возглас Аленки отвлек Астру, хотя вся ее натура, очнувшаяся, вновь наполнившаяся силой, – и теперь Астра знала, что силы эти почти неиссякаемы, ведь идут они от того леса, который остался в Запределье, устремилась к сонному человеку. – Она и вправду дива?!

– Скорее всего полукровка, – отозвалась Милорада, покачиваясь вместе с креслом, которое громко протяжно заскрипело.

– Полукровок дивьих не бывает.

– А то ты знаешь.

– Я читала работы Сухоцкого, он явно утверждает, что имеет место полное доминирование крови, которое и позволяет расе сохранять себя при столь малом, недостаточном для поддержания популяции, количестве…

Странные разговоры, которые Астры нисколько не касаются. Ее цель – человек. Тот, сидящий в кресле, сгорбившийся, почти ушедший за грань, человек.

Он ощущается старым, больным, и эти ощущения верны.

Он, этот человек, и дышит-то с трудом. Астра слышит, как тяжело работают мешки его легких, как почти не справляется с загустевшей кровью сердце, и странно ей, что никто-то больше не заметил этой вот болезни.

– …и все равно его утверждения не научны!

– Тогда почему она так выглядит?

– Очевидно, потому что дива!

В этих словах не было ни гнева, ни раздражения, скорее сам факт принадлежности Астры к дивному народу занимал людей исключительно как некая задача, решить которую им хотелось, ибо было это занятно и необычно.

Она все-таки добралась до человека.

И коснулась его шеи.

Кивнула.

Так и есть.

– Там, в кабинете вашей Киры… – Астра произнесла это, не оглядываясь, – сидит человек. Его зовут Святослав. Передайте ему, пожалуйста, что он мне нужен.

– А вот новейшая концепция Арабескина, если ты, конечно, соизволил бы обратить внимание…

– Быстро! – Астра впервые, пожалуй, за все время своего существования позволила себе не просто повысить голос, но вложить в него каплю силы, той, которая пела в ее крови голосом старого леса. И люди замолчали. Правда, молчание длилось недолго.

На Астру устремились взгляды.

Недоуменные. Удивленные.

Раздраженные.

Полыхнула корона чьей-то силы, явно желающей выплеснуться. Стало тихо-тихо.

И…

– Астра? – Святослава не пришлось искать, он сам вошел. И Астра ощутила огромное облегчение, а еще желание броситься навстречу, спрятаться за магом и притвориться, что ее здесь нет. Святослав же раскрыл ладонь. – Особый отдел.