Чужие звёзды (СИ), стр. 1

Наследие-2. Чужие звёзды

Глава 1 и пролог

Пролог

— Здравствуй, — сказала она, медленно заходя в прохладную тень постройки. Оглянулась. Позади раскинулся город. К колонне вела небольшая дорога, теряясь среди могучих стволов деревьев, уходящих в высоту, а за ними, за радиальными улицами с домами и скверами вставали тонкие шпили небоскрёбов единственного города планеты.

— Ты давно не была здесь. — голос Ментора звучал как всегда ровно.

Иви переступила с ноги на ногу — чисто человеческий жест, чтобы показать своё нетерпение.

— Триста лет — это небольшое время для меня и для тебя, но для них — огромное. Три поколения сменилось с тех пор, всего лишь, а люди уже стали другими. Лучше, умнее. Но у всего есть своя сторона.

Иви подняла голову, посмотрев на конус, который икрился бликами от заходящего солнца.

— Ты для этого меня позвал? — спросила она. — Чтобы сказать то, что мне и так известно?

— Я позвал тебя, чтобы сказать то, что другие не видят. Люди Илдарина сильны, но они не смогут противостоять угрозе извне — пока нет. Ваш жалкий флот внутрисистемных кораблей ничего не сможет сделать тем, кто вернётся рано или поздно.

— Это для нас не новость, — холодно сказала она. — Мы делаем всё, что можем. Всё, что получили от тебя.

— Разумеется. Но ты должна знать кое-что ещё…

Когда Иви вышла из каменной постройки, солнце уже заходило за горизонт, бросая последние лучи сквозь густую листву. Смолкали птицы, и на планету опускалась тишина. Не слышно было шума города, только редко-редко пролетали над дорогой глайдеры.

Потом она подняла глаза к небу, где едва заметно, крошечной точкой мерцала «Молния». Её дом… Наверное, каждый житель планеты бывал на ней хотя бы один раз.

Пора возвращаться. Теперь у неё прибавилось работы. И впереди ещё долгий путь.

1.

— Что же там такое? — задумчиво спросил у самого себя Ник, проводя пальцами по тонкой сенсорной полоске настройки детектора. Полоска была грязная и почти стёрлась — под стать кораблику. Катер завис над астероидом почти без движения, лишь изредка выпуская тонкие струйки из маневровых двигателей, чтобы сохранять одинаковую скорость с астероидом. Вряд ли он найдёт здесь что-то, но система была в реестре второй очереди, и ему приходилось делать свою работу.

Система, сказать честно, была паршивая. Маленькое холодное солнце, вокруг которого болталось несколько мелких планеток и россыпь астероидов, только вот толку с них было мало.

Два или три десятка из них потенциально вроде были пригодны для разработки, иногда присутствовали там и кое-какие металлы. Большой премии за них точно можно было не ждать, такого хлама везде навалом. Впрочем, Глория ничего не бросает просто так. Ресурсы есть ресурсы. Ник искренне надеялся, что на разработку этой унылой системы не оставят его после окончания основной работы. Он вспомнил о Глории и хлопнул ладонью по подлокотнику. Чуть взлетела пыль. Там работы не было. Спасибо отцу, который с детства натаскивал его, учил уму-разуму и говорил, что рабочие руки везде пригодятся. Вот и сейчас он имеет кусок хлеба, а не выживает, как многие, на родине. Хотя, конечно, жить под небом и солнцем — это дело. Не то, что тут, в этой консервной банке, по недоразумению называющейся кораблём.

Он с отвращением посмотрел через иллюминатор — тоже грязный и замызганный — на «М-7», шахтёрский и разведывательный корабль корпорации. Его дом вот уже в течение года.

А с другой стороны, на Глории что, лучше? Да миллионы его соплеменников пропадают без вести в шахтах и рудниках, ковыряя из недр планеты, застроенной небоскрёбами залежи драгоценного тёмно-синего минерала… Даже в реакторе их развалюхи есть несколько грамм этого вещества. Хрен его знает, чего. Того, от чего зависело богатство и процветание Глории. А точнее, немногочисленной его верхушки.

Этот минерал позволил создать сеть гиперпорталов — так гордо именуемую правительством планеты цепочку из нескольких станций, которые позволяли совершать прыжки на десятки парсек вокруг. Но там всё было исследовано уже много лет назад, а что толку? Среди ближайших систем минерал нигде больше не был найден. Поэтому отряды добровольцев забрасывались всё дальше, к самым пределам действия станций. Они могли вернуться домой. А могли и нет — как повезёт. Многие пропадали, и кто знает, куда заносило эти металлические скорлупки в бесконечном космосе. Но желающих хватало — платили неплохо.

Ник снова коснулся панели и вытащил рычаг. Ему удобнее было работать, ощущая отзывчивость и тяжесть настоящего механизма, а не сенсора. Рычаг, как и катер, был старым, переделанным чуть ли не из первых шахтёрских кораблей переселенцев, которые потом и кровью добывали себе ресурсы. Ну что же теперь. Работал, и на том спасибо. Глория пока не могла похвастаться внушительным гражданским флотом. Все основные свои силы планета бросала на Гайю — огромный мир, на орбите которого вращалась его родина. Но Гайя не раскрывала свои секреты так просто. Его гравитация и мощнейшие энергетические поля пока не давали возможности для исследователей.

Странный всё-таки астероид. Неужели хоть что-то интересное? Сканер его не брал нормально, сбоил. Может там залежи радиоактивные? Но нет, не фонит.

Ник, конечно, всегда слышал истории о тех, кто разбогател на добыче, но как правило, это был обычный шахтёрский фольклор. Трёп в дешёвых забегаловках. Истории, которые передают обычные болтуны, те, кто не заработал ничего. Ну да ладно, сейчас-то что делать? Придётся бурить…

Он с неудовольствием посмотрел на бур. Нет, оборудование было неплохим, тут Глория не экономила — от этого напрямую зависело качество добычи. Но если там хорошая жила? Тогда почему на сканере её нет? Ладно…

Он осторожно двинул бур и тот, чуть касаясь поверхности астероида, начал выбрасывать в космос полоски пыли. Ник умел бурить вручную, как раньше — медленно и аккуратно, что часто приносило ему неплохие премиальные, ведь только те, кто не сталкивался с этой работой, думают, что можно просто заложить взрывчатку и бабахнуть от души! Нет, тут дело почти ювелирное, если подойти с умом. Иногда ему нравилось думать о себе, почти как об исследователе…

Бур шёл медленно и остановился, когда сигнал на сенсоре показал, что он встретил пустоту. Неужели? У Ника вырвался вздох разочарования. Просто пустая полость? И ради этого он тут торчал? Да нет, странно, тогда бы приборы показали это! Ведь сканер не просто так сбоит. Всё равно нужно довести дело до конца. И он снова начал расширять проход, обводя буром круги. Проход увеличивался, свет прожектора высвечивал непроглядную тьму, но по мере увеличения отверстия зацепился за что-то блестящее. Ник тут же остановил движение и стал терпеливо ожидать, пока рассеется серовато-серебристая пыль. Она ложилась медленно, тяготение астероида было совсем незначительным. По-хорошему то как делалось — на более современных шахтёрских кораблях существовали генераторы, собирающие всё ненужное, наподобие гигантских пылесосов. Но конечно, он на таких не работал.

На базах поговаривали, что правительство начинает свои разработки на Гайе, и туда идёт самая навороченная, современная техника. Но ему, конечно, до такого — как пешком до центра Галактики. Ещё ладно, что он имеет работу здесь, далеко не самое плохое место.

Пыль всё-таки понемногу рассеивалась. Ник тем временем равнодушно смотрел на маленький портативный экран, прилепленный сбоку панели управления, куда были записаны видео последнего десятка лет. Люди побогаче пользовались услугами связи через гиперпорталы, но для него это было слишком дорого. Поэтому обычно он копировал всё на больших базах, где и узнавал последние новости несколько раз за год. Впрочем, ничего нового не было. Всё как обычно. Глория под предводительством Альянса — начинающей набирать силу правительственной верхушки, состоявшей из группы военных и политических деятелей — распространяла своё влияние всё дальше. На базе встречались временами люди и из дальних, не так давно захваченных Глорией миров периферии. В последний его визит в официальной сводке значилось три найденных планеты колонистов, которые когда-то в древние времена покинули Землю. Как только Глория находила их, они обкладывались тяжёлой данью. Кто-то сопротивлялся, но не очень успешно. Колонисты в своей массе были слабы, малочисленны, их корабли давно устарели, и они ничего не могли противопоставить новым звездолётам и источникам энергии Глории. Да, её флот был небольшой, но мобильный, и за счёт этого противопоставить другим планетам было нечего. Впрочем, Ник слышал, что жили они чуть ли не как в каменном веке. Какое тут сопротивление…