Одержимость Грешника (СИ), стр. 13

— А… — нахмурилась я, пытаясь принять сидячее положение. — Сейчас. Скажи ему, я сейчас спущусь.

— Может быть, попросить его подняться сюда? — спросила Катя, глядя, как я с трудом поднимаюсь с постели и бреду к креслу, на спинке которого лежал мой халат. — Вам надо силы беречь.

— Нет, я спущусь. Иди.

Катя хмыкнула, но ушла. А я надела на себя халат почти в самый пол, как следует запахнула его и завязала пояс. Глянула на себя в зеркало. Да уж — это не исправить. Волосы спутались, а под глазами уже легли тени от болезни. Впрочем, я для Алекса, что ли, стараюсь выглядеть красивее? Ещё чего…  Не буду я прихорашиваться для него! Кое-как поправила всё же выбившиеся пряди волос из рыжего хвоста и спустилась вниз.

Спустилась по лестнице и в конце чуть не споткнулась, когда наткнулась взглядом на мощную спину в тёмном свитере посреди моей гостиной. Он уже снял пальто и задумчиво смотрел в окно в ожидании меня. На мои шаги мужчина обернулся, и его тёмные глаза сосредоточились на мне.

Красивый. Всё же он очень красивый, Юлька права… Жаль, что сволочь отборная.

— Добрый вечер, — сказала я ему и села на край дивана. — Спасибо, что привёз мне лекарства.

Алекс развернулся корпусом ко мне и пошёл к дивану. Спустя три огромных шага по ковру оказался уже возле него и присел рядом. Меня дёрнуло невольно. Хоть между нами и было расстояние, но я всё равно ощущала его тепло и запах.

— Добрый вечер, — отозвался он.

Против воли голову тут же заполнили картинки из прошлого… Его спальня. Наши движущиеся тела и тяжёлое дыхание. Яркие эмоции, время, которое бежит словно вспять…

Я прикрыла на миг глаза и выдохнула.

Боже мой, зачем я об этом вспоминаю?

Бесстыдница. Я ведь хотела это всё забыть!

Зову грешником Алекса, а сама не лучше — почему-то вспоминаю нашу ночь, когда запах его терпкого парфюма заполнил мои лёгкие.

Я комкала носовой платок в руках и смотрела на мужчину с опаской и так, словно впервые увидела. Слова Юли не выходили у меня из головы. Что Алекс меня… любит. Что он так сам ей сказал. Интересно, насколько это правда? Это хорошо или плохо для меня? Если любит — то и не обидит. Наверное. Но тогда точно не отпустит меня уже…

Не получалось почему-то относится к нему как раньше после слов сестры.

— Ты что так смотришь на меня, Тая? — спросил он.

Тоже заметил мои странные взгляды, выходит.

Гхм…

Да мне тут сказали, Алекс, что ты вроде как меня любишь, но я сомневаюсь, вот расскажи, так это или нет.

Помотала головой, прогоняя глупые и неуместные сейчас мысли.

— Ничего, — пожала я плечами. — Рада тебе просто безумно. Радость я так выражаю.

— Ага, конечно, — хмыкнул он, но вовсе не обиделся. — Врач тебя осмотрела?

— Да.

— И что сказала?

— Ничего страшного не нашла. Обычная простуда. Список лекарств передала тебе.

— Ты соблюдаешь предписания?

— Конечно, — ответила я. Нянькается со мной, словно я ребёнок или полоумная и сама не в состоянии о себе позаботиться… — За два часа, которые разделили посещение врача и твой приход, я пока накосячить не успела.

— Серьёзно? — вскинул брови мужчина.

— Ну да, — уставилась я на него. — А что — накосячила?

— Конечно, накосячила, — хмыкнул Алекс. — Это ж ты.

— Где это? — возмутилась я.

— А постельный режим кому прописали? — назидательно спросил он, заставляя меня чувствовать себя двоечницей у доски. Такое часто бывало и на работе… Поэтому общаться с ним далеко не всегда было комфортно. Наблюдательный Северов обязательно на чём-то поймает и будет учить. Ну, или посмеётся над тобой. — Тае. А Тая скачет по лестницам…

— Ну, вот провожу тебя и сразу лягу, — ответила я.

Наш диалог прервала открывшаяся из кухни дверь, откуда выглянула Катя.

— Простите, что вмешиваюсь, Таисия Константиновна, — обратилась домработница ко мне. — Но надо бы продукты заказать. Мне вечером готовить ребёнку совсем не из чего. Да и вам тоже.

Я ощутила на себе мгновенно потяжелевший взгляд Алекса. Закусила нижнюю губу. Дёрнул же чёрт за язык её именно сейчас!

— Кать, ты сама закажи, ладно? — ответила я ей.  — Где мы обычно заказываем. Только оплату поставь наличными. У меня карты арестованы пока ещё.

— Хорошо, — кивнула она.

— И кстати, мне нужен пакет из моей спальни. Сходи, пожалуйста, и принеси его сюда.

— Одну минуту, — снова кивнула Катя и удалилась.

Я осторожно подняла глаза на Северова, который едва ли дырки во мне не прожёг своим фирменным взглядом.

— Брюки твои. Вернуть хочу. Извини, пришлось мне надеть их.

— Тебе ведь везли юбку. Почему не дождалась?

— Некогда было. Ехать нужно было.

— Ты просто не хотела там оставаться.

Я промолчала. Что тут говорить, если всё и так очевидно? Не хотела.

Катя вернулась со второго этажа, неся мне небольшой свёрток. Она протянула мне его, но забрал свёрток Алекс.

— Спасибо, это мне, — сказал он ей.

— Иди, Кать, продукты закажи, — отправила я её на кухню.

— Ага.

Катя оставила нас снова вдвоём.

— Где пакет с продуктами? — спросил он.

— Там, где он нужнее, — ответила я.

— Это где же? — свёл он брови вместе.

— У детей.

— Каких ещё детей?

— Я отправила твой пакет на адрес моей бывшей соседки с четырьмя маленькими детьми.

— Ну, хоть не выкинула вообще… — хмыкнул мужчина.

А хотела.

— Ну да, — отозвалась я. — Им точно нужнее, чем мне. И, пожалуйста, больше так не делай. Мне не нужен сахарок с барской ладони, Лёш.

— При чем тут сахарок? — спросил он. — Я помочь хотел.

— Не надо так помогать.

— Да почему?

— Ты меня этим унижаешь. Не ты ли меня лишил заработка, а теперь играешь в рыцаря без страха и упрёка и с продуктовым пакетом?

— Я тебя не без причин его лишил, — не позволил мне кидаться камнями в него Алекс. — Ты сама знаешь это. Паше скажи спасибо.

Я замолчала. Не стала сейчас развивать эту тему. Между нами снова повисла тишина, нарушаемая разве что дыханием и биением сердец. Алекс молча смотрел на меня, словно не решаясь мне что-то сказать.

— А ты что на меня так смотришь? — не выдержала я первая.

— Ждёшь его, да? — спросил он, сузил свои тёмные глаза и смотрел на меня исподлобья.

— Лёш, — напряглась я и перевела на него осторожный взгляд. — Конечно, жду. Он мой муж… Ты же не собираешься мне устраивать сцен ревности?

— Собираюсь, — ответил как ни в чем не бывало Алекс. — Но после того, как ты поправишься.

— Что? — округлила я глаза.

— То, — отозвался он. — Кстати, тебе пора возвращаться на работу. Как выздоровеешь.

— Какую работу? — совсем обалдела я от резкой смены темы.

— На обычную работу, — поднял брови вверх Северов. — Или она тебе больше не нужна?

— Но ты же меня уволил? — нахмурилась я.

— Ну… — он улыбнулся как нашкодивший кот, а я внимательно стала вглядываться в его глаза. — Как уволил, так и возьму обратно. Специалист ты хороший. Но только тебя. Не Пашу.

— Подожди… — повернулась я к нему корпусом. — Ты меня уволил или нет?

— А тебе как больше нравится?

Я размахнулась и от души треснула его по плечу.

— Сволочь! — зашипела я, а этот хитрый козёл рассмеялся. — Ты меня не увольнял! Это всё цирк был с заявлением и расчётом.

— Ау, — отмахнулся он от меня. — А вот щас, между прочим, обидно было. Могу и уволить.

— А кто тебе сказал, что я вернусь к тебе? — спросила я уже серьёзно.

— А что — не вернёшься?

— Не-а.

— Вернёшься, — улыбнулся мне улыбкой питона Лёша. — Как раз ты не знала, как найти благовидный предлог общаться нам с тобой. Так вот — я тебе его нашёл. Общаться теперь нам — не переобщаться. А ты опять недовольна!

— Ты обманул меня, Лёша! — злилась я, от бессилия сжимая пальцы в кулаки и желая приложиться к нему уже посильнее.

— Тая, — поймал он мой подбородок в свои пальцы. В его голосе и взгляде появилась твёрдость. — Ты будешь работать со мной или не будешь работать вообще. Поняла?